ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты мне должен сто кредитов, — произнес Женя Мише, — Я ведь говорил, что он ничего не захочет оставлять тут.

— Вот как заработаю так и отдам, — ответил Миша.

— Ребята, вообще то мы очень состоятельные разумные. Я тут устроила обыски кают и нашла пару десятков чипов на предъявителя. На них в среднем от пары тысяч кредитов, до полу сотни тысяч. — произнесла Маша.

— Вот ты тогда и будешь нашим казначеем, вернемся на планету заплатишь всем зарплату, — произнес я Маше.

— Ты уверен, что отдавать деньги девушке хорошая идея? — спросил у меня Женя шепотом, правда таким что все в рубке его слышали.

— Маша, ответишь ему по этому вопросу? — спросил я у нее.

— Конечно отвечу, — произнесла та кровожадно посматривая на Женю.

— Все понял, осознал и больше шутить не буду, — сразу стал более серьезный Женя.

Пока ребята продолжили пикировку между собой я снялся со стационарной орбиты на которой висел корабль и активировав защитные щиты стал плавно садится на планету.

Гравитационные компенсаторы сразу взревели. Корпус корабля аж задрожал, теперь когда гравитационные компенсаторы работали по полной можно было безопасно войти в атмосферу.

Вообще сто тысяч тонн это очень не малый вес. Именно столько весил теперь уже наш корвет. Для безопасной посадки, место должно быть оборудовано специальной гравитационной подушкой которая примет на себя большую часть веса.

К сожалению такой подушки у нас не было и придется пользоваться гравитационными компенсаторами самого корабля. Это хоть и считается рабочим режимом, но большинство пилотов не рискуют спускаться на них на поверхность.

Любая неполадка может привести к тому, что корабль свалится на поверхность планеты, к чему это может привести я уже видел по своему рейдеру, ничего хорошего после этого корабль не ждет.

Диагностика корабля показывала, что с гравитационным компенсатором все впорядке, а значит можно было без проблем садится на поверхность. Был только один минус, чтобы не повредить корабль компенсаторы будут работать все время, а значит будет тратится весьма не малое количество энергии, а следовательно и топлива.

К счастью на рейдере остались запасы топлива и хоть оно несколько разного состава, но теоретически может быть взаимозаменяемым. Едва мы коснулись атмосферы как сразу сработала сигнализация, на радаре появился десяток атмосферных истребителей.

Видимо сбежавшие члены экипажа таки добрались до поверхности благополучно и смогли заручится поддержкой корватов. Я было заволновался на секунду, но потом лишь заулыбался, поскольку вспомнил, что корабль полностью под нашим контролем.

— Женя сбей этих наглецов когда они будут в зоне действия атмосферных орудий. — обратился я к нему.

— Есть шеф, — усмехнулся он мне, — Может сейчас пальнуть главным калибром? В миг от всех разом избавимся.

— Ты и так прекрасно знаешь, что главный калибр слишком мощный для атмосферы, мы таким образом сожем озоновый шар в радиусе пары сотен километров. — ответил я.

— Ладно, мое дело предложить твое отказаться, — произнес Женя и сел за пульт наводчика.

— Как то ты слишком жесток стал дорогой, — произнесла Маша нависнув над Женей, — следует тебя повоспитывать. — шутливо покачала пальчиком она.

— Жду не дождусь, — ответил он, — Они в зоне поражения ракетами, но я не хочу на них тратить расходники подожду пока ближе подлетят.

Через две минуты мы были уже на высоте шестидесяти километров, эта высота была практически потолком для атмосферных истребителей. Тот кто ими командовал все правильно рассчитал и едва мы оказались на этой высоте в нас открыли огонь.

Щиты показывали, что каждый выстрел отнимает максимум десятую процента от нашего щита, эти затраты были вполне допустимы, ведь регенерация щита была около одного процента за десять секунд.

Долго обстреливать нас мы не дали и уже через несколько секунд открылся огонь из противозенитных плазменых орудий. Минусом этих орудий была дальность обстрела не больше пятидесяти километров, что для космических боев было малюсеньким расстоянием.

Но зато для пытающихся захватить корабль десантным ботам или истребителям этих орудий хватало с головой. Всего пару секунд огня и от истребителей остался лишь металлолом падающий на поверхность планеты.

Из-за того что мы садились над поверхностью океана, не было потребности волноваться о местных, которые могли пострадать от обломков. Так что мы спокойно продолжили снижение.

На высоте пары километров наш вертикальный спуск я начал преобразовывать в горизонтальное движение. Наш маршрут лежал в сторону северного полюса, я просто не хотел нервировать местных лишний раз пролетая над обжитыми территориями.

Скорость в четыре звуковые в атмосфере была очень не маленькой. Если бы не щиты и гравитационные компенсаторы, то нас бы уже размазало по стенам корабля. А так эта скорость совершенно не ощущалась.

Скорость в почти пять тысяч километров в час позволила достигнуть северный полюс всего за полтора часа. И уже оттуда снизившись на высоту двухсот метров и сбросив скорость всего до тысячи километров в час мы направились к нашему рейдеру.

Вот и наступил самый сложный момент. Опустить корабль на поверхность, но прежде пришлось сканерами искать наиболее подходящее место. Это оказалось почти в трех километрах от рейдера.

Снег в этих местах достигал двенадцати метров и он послужит смягчающей подушкой для корабля. Это позволит несколько уменьшить работу гравитационных компенсаторов и сэкономить топливо.

— Вот мы и сели, — произнес я. Вообще полет выдался мне очень тяжелым. Сейчас от нервов я не мог даже толком пошевелиться. Все таки я сегодня первый раз в жизни управлял космическим кораблем и даже посадил его на поверхность планеты, а это ведь считается весьма не простым маневром.

— Вижу, — ответила Оксана смотря на меня. Через мгновение она достала медицинский сканер и направила в мою сторону, — Миша хватай этого придурка и потащили в медицинскую капсулу, у него на фоне нервного перенапряжения случился инсульт, наноботы уже устраняют последствия, но лучше положить его на пару суток в капсулу.

— Есть мэм, — козырнул Миша и подхватил меня на руки не обращая внимания на мои вялые возражения.

Вышел из капсулы я лишь на четвертые сутки, но за то мое общее состояние здоровья стало весьма неплохим. Единственным минусом было то, что я потерял столько времени.

В этот раз на все время лечения я не отключался, почти все время я потратил на составление плана ремонта корабля и некоторой его модернизации. Как оказалось после детального изучения конструкции корабля, многие узлы использовали устаревшие принципы коснтрукции, причем устаревшие еще сорок лет назад.

Для чего строить космический корабль по уже заведомо устаревшим принципам я не понимал. Ведь такая модель не сможет конкурировать с современными судами. Но я не производитель и видимо мне просто не понять их мысль.

Если внести все мои предложения по модернизации корабля, то он будет на целых четыре процента живучей, на три с половиной быстрее, и на десять опасней. И это все после легкой модернизации которую я могу выполнить в полевых условиях тут на планете.

Сразу после пробуждения я окунулся в работы по кораблю. Три Д принтер рейдера работал без остановок синтезируя все необходимые мне детали. К сожалению сам ангар полностью восстановить как было мне не удасться, для этого требовались листы металла намного больше возможностей три Д принтера.

Правда тут я нашел выход из ситуации, если использовать моих наноботов и из них собрать необходимую деталь, ее можно использовать, правда крепость была все же ниже чем у изначальной детали.

А дальше можно было еще хитрее поступить. Требовалось создать кристаллическую атомарную решетку из наноботов и лишить их подпитки энергии. После этого металл ничем не отличался от оригинала кроме несколько меньшей крепости.

Так что работы у меня было очень много. Не передаваемо много, я не спал по несколько суток. Меня уже несколько раз отправляли спать при помощи парализатора, настолько я был поглощен работой.

60
{"b":"586955","o":1}