ЛитМир - Электронная Библиотека

Все больше моя шутка начинала сбываться, станция действительно была похожа на призрака. Я даже передернулся от подобных мыслей. Но быстро взял себя в руки и сосредоточился на станционной сети.

Помимо общедоступного раздела оказавшегося полностью бесполезным там были и служебные, и если в раздел безопасности я войти не мог, там необходимо было пройти сложную систему идентификации и ввести уникальный код полученный при производстве системы безопасности.

То вот в разделе администрирования мне потребовалось лишь ввести пароль доступа. Я ради прикола попробовал ввести стандартный заводской пароль. Благо станция была построена еще до падения аварского корабля на планету, а потому ее проект рассматривался в базе знаний по ремонту стационарных космических сооружений.

Каково же было мое удивление когда пароль подошел. Это было настолько невероятно, что я едва не впал в ступор. Обычно стандартный пароль убирают еще в момент покупки, еще до того как начинают использование систем.

— Пароль подошел, — удивленно воскликнул я, — Причем стандартный, такое ощущение, что на станции сбросили всю систему.

— Это маловероятно. Бекап обычно сохраняется за последний год, и систему даже в случае поломки должны были откатать на последний функциональный вариант системы. — ответил Миша.

— Но, что есть, то есть, — произнес я.

— Чтобы тут не произошло за собой тут почистили тщательно, никаких следов в информационном поле станции найти не удалось. Станция вообще кажется абсолютно стерильной в плане какой либо информации. — добавил Женя так же исследующий сеть станции.

— Мне не нравится тут все больше, может вернемся обратно на корабль и отправимся в другое государство? — спросил Миша, — Тут всего сто двадцать световых лет до колонии империи Атаран.

— Не хотелось бы так делать. Гражданство корпократии нас особо ничему не обяжет, всего то и надо платить ежегодно двадцать тысяч кредитов и живи себе спокойно где и как угодно, — ответил я, — А вот подданство Атарана уже сразу накладывает различные ограничения, и на оружие пока не поднимем гражданский рейтинг, и на возможные рабочие места, и всеобщая воинская обязанность. Так что да, жить в империи хорошо, но быть ее подданным не очень.

— Тогда нас стоит удвоить осторожность, вот есть какое то нелогичное чувство, что впереди нас ждет нечто не приятное, — ответил Миша.

— Может тебе проверку пройти, у вас же логика должна быть на первом месте? — пошутил я.

— Знаешь иногда мне хочется вмазать тебе по роже, но боюсь в таком случае лечить тебя долго придется. — не понравилась ему моя шуточка.

— Ладно не горячись. — успокаивающе поднял я адони на уровень груди. — Кстати, в баках станции сейчас содержиться три стандартных объема атмосферы, и я могу ее запустить на станцию.

— Ты уверен, что это требуется сделать? — спросил у меня Женя, — Тут на станции вообще все как то странно. Тем более, что нам атмосфера не нужна, а у тебя запас кислорода на трое суток, а если активировать систему рециркуляции то вообще на неделю.

— Не уверен, но запуск атмосферы ничем нам не помешает, — произнес я. Мне просто захотелось хоть что то сделать вот и предложил я это ребятам.

— Тогда запускай, — произнес Женя. — Хуже от этого не будет, может поймем для чего ее откачали.

Через секунду я открыл клапаны баков в которых хранилась воздушная смесь. Практически сразу вокруг нас из потолка стали появляться струйки газа. Это таким образом воздух начинал распространяться по станции.

Согласно данным из станционной сети на полное распространение воздуха по всей станции требовалось всего несколько минут. А вообще за мое самоуправство мне мог грозить весьма немалый штраф.

Количество кислорода которое я только что запустил в станцию было весьма не малым, и стоимость его была соответствующей, особенно если учесть расстояние до ближайшей кислородосодержащей планеты.

Но сейчас вся станция была буквально ничейной, а потому предъявить какие либо ко мне претензии никто не сможет. А в случае если такие появятся от реальных владельцев станции я могу продемонстрировать запись с нейросети которая подтвердит мою невиновность. Единственное необходимо в таком случае требовать рассмотр дела искином. А вообще такой вариант развития событий весьма маловероятен.

Через пять минут, газовая смесь согласно встроенному в скафандр анализатору стала соответствовать для дыхания человека. Был только один момент который останавливал нас от того чтобы открыть шлем, температура была около минус ста градусов.

Мне благодаря очень высокой степени киборгизации такая температура навредить в принципе не сможет. Но дышать ледяным воздухом было неприятно, надышался я им еще на планете.

Постепенно температура стала подниматься. Примерно на пару градусов в секунду, так что уже через пару минут атмосфера станет вполне пригодной для комфортного дыхания.

Мои сенсоры зафиксировали активацию нагревателей встроенных в стены и потолок. По какому физическому принципу работают эти нагреватели я не знал, но незащищенные предметы нагревались равномерно по всему своему объему.

Пока я занимался запуском атмосферы ребята отошли вперед метров на двести для того чтобы провести разведку. Минуты через четыре они вернулись, судя по тому что они двигались расслабленно ничего опасного впереди не было.

Вообще смотреть на все через прибор ночного видения было не сильно приятно. А потому я вновь полез в раздел администрирования и стал искать включение освещения. Уже через пол минуты я обнаружил его и активировал. Вокруг нас стали мягко светится потолок и стены.

— Слишком пустынно, — произнес Женя в ответ на мой вопросительный взгляд.

— А так ничего опасного мы не обнаружили, — добавил Миша. — А вообще ты зря включил освещение, нам ведь оно ничем не поможет, а возможным противникам как раз таки поможет.

— Ой хватит параноить, тут же видно, что станция пустая, думаю мы отсюда сможем прихватить много чего ценного, — произнес я.

— Ну вот, в тебе проснулся как ты его там называл, «Е-в-р-е-й»? — усмехнвшись спросил Женя.

— Нет он говорил «Х-о-м-я-к», — произнес так же улыбающийся Миша.

— Так хватит тут меня обсуждать, — решил я прекратить подобные разговоры, — И вообще я один забочусь о нашем имуществе. Станция сейчас согласно искину ничейная, а согласно закону о праве собственности найденного в космическом пространстве имущества, даже если объявится хозяин, он обязан предоставить нам компенсацию за возврат станции. А вообще раз тут уже безопасно, то я отключаю шлем, не люблю носить эту банку на голове, — произнес я.

Вначале парни несколько протестовали против моего решения, но вскоре признали, что ничего опасного прямо сейчас для меня нет, а в случае опасности шлем развернется за одну сотую секунды.

Вообще системы безопасности в скафандрах были на очень высоком уровне. В тяжелом скафандре была даже упрощенная система криосна. В случае необходимости системы скафандра смогут поддерживать мою жизнь до трех месяцев, правда при этом я буду без сознания.

Так что убедившись, что температура воздуха поднялась до плюс двадцати градусов я деактивировал шлем, тот практически моментально сложился в воротнике вокруг шеи.

Вокруг головы на мгновение полыхнуло защитным полем. Именно это поле в случае чего будет защищать мою голову до того пока не развернется шлем. Согласно техническим данным, оно могло удержать даже выстрел из стандартного армейского плазмомета.

Воздух по вкусу оказался каким то практически безвкусным. Разве что чувствовался привкус каких то медикаментов. Было понятно что воздух тут был не природного происхождения, а скорее всего был изначально синтезированным стерильным воздухом.

Подобный воздух мне чем то напомнил мое пребывание в больнице еще на Земле. Тогда в возрасте четырнадцати лет я упал с тарзанки и сломал ногу, вот примерно такой запах мне и врезался из больницы.

По стандарту, атмосфера на космических объектах должна быть полностью стерильной, причем несколько раз в сутки стерилизоваться, для того чтобы предотвратить болезни передающиеся воздушно капельным путем.

72
{"b":"586955","o":1}