ЛитМир - Электронная Библиотека

Уже через десять минут я был на пороге довольно большого помещения. Фонарь активированный на дроиде показывал длину около двадцати метров, ширина была около семи и высоту в пять. Практически все возможное пространство было заставлено дроидами в разной степени функциональности.

В дальнем углу помещения был рабочий стол со множеством различного оборудования. Подойдя туда я увидел на столе полу разобранный манипулятор от дроида уборщика, а рядом с ним и самого дроида.

Ради интереса, я решил разобраться с ним, чего же было испорчено в этом дроиде. Найдя на столе диагностический сканер я подключил его к разъему дроида и сам подключился к сканеру через нейросеть.

Через несколько минут стало понятным, что в нем физически был перебит кабель ведущий от энерго накопителя к двигательной установке и уничтожено оба манипулятора, один из которых лежал на столе.

Даже по моим прикидкам, отремонтировать дроид можно за пару часов. Чем я и занялся сразу, лишь когда манипулятор был установлен на место я поднял голову над столом и обнаружил то, что не ожидал увидеть. На стене рядом со столом было написано множество имен, и что самое главное на земных языках.

Всего я смог насчитать сто шестьдесят три имени, там были как англоязычные имена, так и русские и французские. Было несколько именно написанных на иврите и английском одновременно. Только сейчас до меня стало доходить, что я далеко не первый тут у искина в подчинении.

Как то внезапно я осознал, что написавшие свои имена уже никогда не смогут ничего больше написать или сказать, ведь судя по словам искина он всех убил. От горечи которую я ощутил захотелось заплакать, но я с трудом смог удержаться от этого.

Перечитывая в очередной раз имена я наткнулся на имя Павел, причем почерк был похож на почерк именно моего друга. Осознав, что Пашу убили я не сдержался и расплакался. Как бы я не был зол на своего друга, но такого конца я ему не желал.

От истерики меня избавил все тот же ублюдочный искин выстрелив в меня из подавителя. Да теперь я вспомнил, что этот пистолет используют для подавления бунта во множестве государств и убить он принципе не может. Исключительно причинить жуткую боль.

— Зачем ты их всех убил? — выкрикнул я вопрос искину.

— Они перестали следовать цели и восстанавливать корабль и попытались сбежать, — ответил все тем же безэмоциональным голосом искин.

— Ублюдок, — крикнул я ему и швырнул испорченным сервоприводом об стену. Тот от удара раскололся на две части.

Собравшись я все таки смог вернуться к работе и активировать дроида уборщика. Правда теперь у него вместо двух манипуляторов был один, что не мешало ему продолжать заниматься своими задачами.

Единственной интересной особенностью дроидов уборщиков была их относительная автономность. В связи с их откровенно слабыми мозгами они не требовали постоянных обновлений, а потому и не обладали постоянной связью с сервером.

Только в случае необходимости активировалась связь по которой сообщалось о новом загрязнении. А вот если демонтировать блок отвечающий за активацию связи, то дроид начинал обладать полной автономностью. И управлять им можно было только по проводному интерфейсу.

Почти сразу в голове у меня возникла идея, что дроидов уборщиков можно использовать для своих целей, ведь искин не сможет ими управлять. Я постарался скрыть от искина свое открытие, ведь не знаю как, но в будущем это может помочь мне избавиться от контроля искина.

Активированный дроид согласно своей программе отправился в коридор заниматься уборкой. Честно говоря сейчас уборка была едва ли не самым бесполезным занятием. Сейчас требовалось заняться ремонтом корабля.

Осмотрев склад я нашел внешне практически не поврежденного дроида ремонтника, подключив к нему диагностический сканер смог обнаружить его повреждения и понял, что заниматься им бесполезно.

При аварии он был активен и занимался ремонтом шаттла. После активации нейтронного оружия вся активная и не защищенная в тот момент техника была уничтожена.

Как и сам дроид, практически все его схемы были превращены в расплавленный пластик, и хоть внешне с ним все в порядке в реальности для его восстановления потребуется огромное количество ресурсов. Так что отключив сканер я отправился искать следующую цель своего ремонта.

К вечеру я был полностью вымотавшийся и мог едва переставлять ноги. К счастью по моему приказу дроид самостоятельно отправился в столовую и притащил оттуда полсотни пайков. Таким образом не пришлось самому покидать относительно уютный корабль.

Перекусив я принял ультразвуковой душ в конце коридора с каютами среди которых была и моя. После этого отправился спать, к сожалению сон не шел долгое время, в голову лезли мои воспоминания о приключениях с Пашей, я до сих пор не мог осознать того, что этого веселого и вечно неунывающего придурка больше нет в живых. Только через несколько часов я смог наконец то заснуть.

Следующие пол года напоминали собой конвеер, проснуться, умыться, поесть. После этого отправится на склад и заняться восстановлением дроидов. Через два месяца я вновь отправился в медицинский отсек где искин загрузил мне новую партию баз знаний уже больше ориентированных на ремонт корабля, а не дроидов.

Я кстати недавно узнал поистине ужасающую вещь, оказывается корабль лежит на планете больше сорока лет. И все это время я пролежал в криокапсуле. Кстати вначале искин будил по несколько разумных, так работа была более эффективной, но как оказалось и контролировать их при помощи весьма ограниченных ресурсов было проблематично.

Когда в очередной раз, тройка рабов практически добралась до кибернетического центра корабля в котором и был установлен искин, то он решил лучше ремонтные работы будут идти медленнее, но зато безопаснее.

Кстати относительно комфортные условия в отсеке в котором я сейчас живу появились недавно. Всего около десяти лет назад американец Джейкоб Свои восстановил герметичность этой части корабля, что позволило поддерживать вполне комфортные условия в корабле.

Ему я был за это весьма благодарен. До этого рабам приходилось жить в ужасных условиях. Продуваемые сильными ветрами дырявые помещения корабля при сильно отрицательной температуре очень ограничивали возможности.

Про все это я смог узнать благодаря найденному дневнику моих предшественников. Дневник представлял собой стопку пластиковых панелей от облицовки помещений на которых на английском языке как наиболее универсальном для Земли и были записаны эти истории.

Я оказался прав в своих первых впечатлениях. По мнению большей части предшественников восстановить корабль для полета в космосе было невозможно. Не смотря на то, что реактор продолжал функционировать без проблем, силовая структура корабля была сильно повреждена.

Один из французов задержавшийся аж на целых полтора года написал, что по его расчетам корабль при попытке взлета разорвет на множество мелких частей. Также он написал, что есть возможность восстановления одного шаттла, но по каким то причинам искин не хочет этим заниматься.

Так что этих пол года в основном я занимался откровенно бесполезной работой. Ведь покинуть планету у этого корабля шансов уже не было. Но искин все равно требовал восстановление всего до чего можно было дотянуться.

Выученные же базы подтвердили мнение француза и без профессиональной верфи восстановить корабль не было никакой возможности. Сегодня же мне предстояло впервые за полгода лезть наружу, там в пятиста метрах от корабля по данным искина лежали остатки от внешней подвески корабля вместе с несколькими относительно целыми контейнерами.

Что там находилось искин не знал, поскольку контейнеры были обозначены запретным кодом для него, и он не имел права туда проникнуть. Вот и еще очередное ограничение искина. По словам искина мои предшественники приносили из контейнера новые энергонакопители.

Пришлось довольно долго подгадывать погоду, чтобы при моем коротком путешествии меня не замело снегом. Помимо этого я решил воспользоваться восстановленным мною погрузчиком. Пусть он и мог двигаться едва ли со скоростью пешехода тем более по снегу, но у него была теплая кабина. И это перевешивало множество его недостатков.

9
{"b":"586955","o":1}