ЛитМир - Электронная Библиотека

А вот на шиномонтаже мне пришлось задержаться. Огромный выбор шин для внедорожников, вот и попробуй выбрать. Хорошо подвернулся ттолктовый менеджер, тон то и птомтог мне решить мтою пртоблему. Представился он как Сергей.

— Алексей, я посмотрел вашу машину, не знаю, кто с ней поработал, и сколько денег вам это обошлось, но подготовлена она на совесть. Если не секрет, где машину делали?

— Никакого секрета, в Польшу гоняли, там и запчасти и цены на работу самые вменяемые.

— Тут вы правы, так восстановить машину, у нас не меньше миллиона встанет. И это не считая работ по подготовке. Я такое только в каталогах встречал, в живую первый раз вижу.

— Так что ты мне посоветуешь? Как я тебе объяснял, мне нужно что-то универсальное, и по асфальту кататься и в грязи полазить.

— Есть Maxxis, Simex и Mickey. Это вот на той стойке, но лично я советую взять Interco 38 дюймов, тем более, что даже диски у вас как раз под них. Получается ширина шины 395 миллиметров, встанет отлично, на поворотах скрести не будет о раму. Единственное, боюсь, что накладки придется ставить немного пошире.

— Вот эти? — я показал на шины Interco 38x15.5 R16 и продолжил: — какой у них метрический размер?

— 395/70 R16, попробуем? Можем одно колесо собрать и примерить.

— Да, красота требует жертв, и все жертвы финансовые.

— А куда деваться, но согласись, на стандартных колесах твоя машина похожа на инвалида.

— Так, ты давай не обзывайся, времени у меня нет, у вас тридцать минут, справитесь?

Ребята справились, как и ожидалось, расширители арок оказались узкими. От их услуг по переделке накладок я отказался, не стоит привлекать дополнительное внимание. У ребят ко мне столько вопросов появилось, когда они поняли, что автомобиль не имеет следов эксплуатации, и это в его возрасте.

Ангар. Новороссийск 01.03.2009 года 13–00. Время местное

— RT, доклад.

— Шеф, модернизация квадрокоптеров произведена, четыре штуки будут использоваться для охраны ангара, планеры подготовлены, в случае необходимости предусмотрена возможность запуска и возвращения планера через отверстие закрытое вентиляционной решеткой. Сервопривод для открытия решетки смонтирован.

— Давай тогда, испытание проведем, буду изображать великовозрастного дитя, который в самолетики играет.

Вытащить на площадку перед ангаром все шесть квадрокоптеров и четыре планера, дело пяти минут. Еще пару минут, потребовалось на программирование систем управления. RT программировал систему безопасности ангара, которой и подчиняются четыре квадрокоптера и два планера. Я программировал систему установленную в моем смартфоне.

Команда на старт и все шесть квардрокоптеров легко отрываются от бетона и стартуют в небо. Звук работающих двигателей стал неразличим, как только они поднялись на пять метров. На двадцати пяти метрах, невооруженным взглядом, квадрокоптер уже почти невозможно разглядеть. Картинка, которая транслируется с датчиков выше всяких похвал. Пока я игрался накладывая на визуальную картинку данные сканерами в разных диапазонах, квадрокоптеры заняли эшелон на высоте пятьсот метров, получается возможность контролировать территорию почти четыре квадратных километра, и это только двумя моими аппаратами.

— RT, брось мне канал на твои аппараты.

— Выполняю.

Ого, да тут почти весь город просматривается, судя по поступающим данным, высота полета квадрокоптеров почти две тысячи метров.

— RT, как испытания?

— Отрабатываем различные варианты контроля территории, необходимо запустить планеры.

— Так в чем проблема? Запускай.

— Нужно установить их на направляющую или запустить с рук.

— Весело, а как тогда их запускать из ангара? — решил я поинтересоваться, беря по очереди планеры в руки и запуская их в небо. При этом свои два планера я запускал, предварительно активировав программу управления ими на смартфоне.

— Катапульты для старта планеров в ангаре установлены, к сожалению, после возвращения планеров в ангар, потребуется установить их на катапульту вручную или с помощью дроида.

— Я тебе устрою дроида, сидишь в своем контейнере все заглушив пока я не свисну. Замок на мои биопараметры сделал?

— Да все готово, попытка вскрыть контейнеры посторонними приведет к самоликвидации.

— Вот это красота! — не удержался я взглянув на картинку, которую транслировали планеры под управлением RT.

— RT, сколько планер может находится в воздухе?

— Семьдесят два часа, квадрокоптер до сорока восьми часов.

В этот момент, один из квадрокоптеров просвистев мимо меня скрылся за углом ангара.

— Провожу проверку стартовых ячеек для квадрокоптеров, — уведомил меня RT.

— Давай заканчивай все свои проверки, через десять минут начинаем консервацию оборудования. Автомобиль переделал?

— Пять минут до окончания работ.

К моменту, когда я посадил все свои летательные аппараты и затащил их в ангар, все оборудование было уже свернуто. Посреди ангара были установлены две катапульты, на которых разместили оба планера. Арки автомобиля обзавелись дополнительными расширителями, выполненными из материала имитирующего резину. Теперь автомобиль выглядит полностью завершенным, хоть сейчас на обложку журнала его размещай.

Все, что я планирую выгрузить на даче, уже уложено в автомобиль. Это и родные пять колес от Паджерика и мои квадрокоптеры с планерами. Но самым важным являются два бокса, они имеют защиту от сканирования. В них я упаковал свой наручный искин, малый инженерный комплекс и личное оружие. Оставшейся объем занят двумя индивидуальными аптечками и картриджами к ним. В тайники, которые оборудовали в автомобиле еще в момент его сборки я спрятал часть оружия вывезенного из бункера в Ираке. Остальное оружие я планирую сегодня вечером вывезти из города и спрятать в разных местах.

Кто-то дергает меня за штанину, опускаю взгляд в низ и вижу, что это дроид ремонтник ТЕР-14, маленький паучек, корпус у него размером с мяч для большого тенниса. Применяется он для работ с электронными блоками, шесть лап для передвижения и более сорока сменных манипуляторов, которые он таскает всегда на себе. Вот это маленькое чудовище и теребило меня за штанину.

— RT, что ему от меня нужно?

— Шеф, готов одноразовый активатор нейросети, — при этих словах ТЕР-14 достал из корпуса горошину размером около пяти миллиметров и протянул ее мне.

— Как ей пользоваться?

— Прижать к затылочному разъему, и сильно надавить.

— RT, моя нейросеть не имеет разъемов, это на пилотской сетке, есть затылочный разъем.

— Шеф, разъемы есть у всех сетей, просто все нейросети, начиная с седьмого поколения, не имеют открытых разъемов, но они никуда не делись, просто расположены под слоем Эпидермиса. Исключения как ты правильно заметил, составляют только пилотские нейросети.

— Что произойдет, когда я воспользуюсь активатором? Через сколько активируется нейросеть?

— Шеф, это не совсем активатор, это одноразовый химический элемент и колония жестко запрограммированных наноботов. Пока капсула не будет раздавлена, они находятся в неактивном состоянии. Как только ты их активируешь, они просто устроят замыкание и нейросеть запустится в аварийном режиме.

— А потом уже после устранения неисправности должна будет перезапуститься в нормальном режиме. Такая схема отработана?

— Нет, это разработка военных, но они от нее отказались, вся информация об этом есть в свободном доступе.

— Ага, решили на мне ставить эксперимент?

— Ты сам просил Чапаева, разработать вариант активации нейросети в случае утери всего оборудования. Другого варианта нет.

— Ладно, или остаться без сети или попытаться активировать ее так. Надеюсь, что мне этого не понадобится.

— Шеф, приближается контрольное время, отчет от Чапаева поступил. Он завершил работы по консервации оборудования и маскировке корабля. До контрольного времени у нас осталось двадцать минут.

34
{"b":"586956","o":1}