ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Успокойся, мы не хотели, чтобы ты напивался, чтобы ты...

   - Не пойми нас неправильно, ты нужен нам! Мы здесь... мы одна команда. Мы нужны друг другу, каждый из нас нужен друг другу... - пыталась поддержать Виктора Каролина.

   - Не-е-е, не правильно ты поняла, опять ты неправильно все поняла! - Хью засмеялся хриплым смехом, который через несколько секунд прервался приступом сильнейшего кашля. Кровь, смешанная со слюнями, вылетела изо рта на стол. Чувствовался запах водки и гнилых зубов. - Я... я вам нужен, это так! - он с силой, несколько раз ударил себя в грудь, - а вы... вы мне нахер не нужны. Вы только обуза, бессмысленные создания, пожирающие таблетки, которых я там даже не посчитал бы за людей...

   - Ты болен, Хью, ты очень болен! Дай я посмотрю на тебя, - Каролина осторожно, стараясь не делать резких движений, начала приподниматься над столом, но Хью ткнул ей в лицо пистолетом:

   - Если ты, сука, хотя бы тронешь меня, то твои мозги и дерьмо будут размазаны по этой стене! Мозгов, конечно, у тебя не много, но дерма... у-у-у, убирать твоему пареньку придется не один день. Поэтому сядь, твою мать, и не вздумай поднимать жопу до тех пор, пока я не изъявлю желание тебя сам попросить об этом. И ты тоже сядь! - крикнул Хью и на Виктора, который тоже пытался приподняться. - Вы... вы для меня никто... Вы... - он осторожно положил пистолет перед собой и взял пальцами одной руки палец на другой, - вот... мизинца вот этого моего не стоите. Меня знали все на Земле. Меня любили, меня ненавидели, меня уважали! Я был Богом там, а вы... а вас... - он снова потряс пальцем перед собой, - никто не знал до этого полета и не узнал бы, если бы не я, не мои деньги. Я стоял у истока этого проекта! Если бы не я, его бы и вовсе не было...

   - Твоя доля в этом проекте не такая большая, - тихо проговорила, смотря на стол перед собой, Каролина.

   - Что?.. Что это был за звук?! Ветер какой-то или... или показалось... голос какой-то? Будто какая-то безмозглая сука, башка которой сейчас разлетится тут на куски дерьма, - при этих словах Хью резко направил пистолет в лицо Каролине и взвел курок, - сидит тут и изрыгает из своего орального отверстия что-то похожее на бред какого-то обожравшегося дешевой наркоты дебила!

   - Хью... Хью! Успокойся, прошу тебя, она... хотела не обидеть тебя, - Виктор говорил быстро и с запинками, - вернее, не хотела обидеть тебя! Опусти! Опусти пистолет! Прошу тебя, опусти!.. Ведь дрогнет рука и... и... так и до горя не далеко...

   - А-а-а, сука! Обосралась, да?! Страшно? Страшно тебе, твою мать?! - процедил он сквозь зубы, замечая, как из глаз Каролины потекли слезы. Но она молчала, она даже не двигалась, лицо ее было таким же как прежде, но слезы, катившие из глаз, выдавали всю тяжесть ее внутреннего состояния.

   - Она... сказала не подумав. Она ошиблась и... и, наверное, уже поняла свою ошибку... Всем известно, что ты и "Солариус" внесли большой вклад в осуществление этой миссии, этого полета...

   - Ты поняла, свою ошибку?! - процедил сквозь зубы Хью. Пистолет целил ей меж бровей. С такого расстояния промахнуться было невозможно. Все это понимали - он, она, Виктор. Но она молчала. Ни слова, ни движения. Лишь губа, прикушенная зубами нижняя губа, да слезы, которые текли из глаз, выдавали в ней по-прежнему существо, в котором все еще билось сердце. - Осознала или нет, я спрашиваю?! - Хью приблизился ближе. Он пополз вперед по столу и его тело со сморщенными старческими руками, нависло над Каролиной. Он ждал от нее ответа, ждал признания своих ошибок, ждал, что она упадет ему в ноги, будет просить его прощения, будет умолять его, упрашивать. Ведь жизнь, ее жалкая никчемная жизнь, теперь полностью была в его руках.

   - Ты... - начала она, но голос ее осекся. Слезы сильнее хлынули из глаз. Она вытерла их рукой.

   - Я... - проговорил почти шепотом ей в самое ухо Хью.

   - Ты не Бог! Ты... животное... тупое, дикое и бесчеловечное животное. И я... я презираю тебя всей своей душой!

   Несколько секунд Хью не двигался. Лицо его, прежде смотревшее со злобой на это запуганное, заплаканное существо, вдруг выразило удивление. На мгновение, на самую долю секунды, ему показалось, что он ослышался. Что это загнанное в угол, и, возможно, уже даже обгадившееся от страха существо, не могло произнести такого. Произнести кому? Ему?! Он ослышался, наверняка это была слуховая галлюцинация. Галлюцинации никогда не были слабой стороной его характера, но учитывая всю тяжесть ситуации, могло быть что угодно!

   - Что? - он приблизился к ней уже настолько, что чувствовал запах ее тела, ее немытых, но по-прежнему дурманящий ароматом женщины волос. "Это ошибка, ты ослышался", - скажи она ему что-то подобное и он поверил бы ей. Поверил не по необходимости, а так, искренне, ибо даже сейчас, даже посмотрев на побелевшего от страха Виктора, лицо которого однозначно выдавало то, что это все действительно было сказано, он отказывался этому верить. Э-т-о-м-у!

   - Ты... скотина! Я хочу, чтобы ты сдох! - произнесла она, в это раз прямо в лицо Хью, поворачивая к нему свои заплаканные, но сверкавшие гневом глаза. Она казалась ему ужасной в своем гневе, но вид ее разгневанного и заплаканного лица возбуждал его. Запах ее волос, смешанный с запахом водки во рту, заставляли голову кружиться. Первые мгновения он хотел спустить курок и смотреть на то, как мозги ее начали бы стекать по покрытой ржавчиной стене вниз. Но он не стал. Неожиданно даже для самого себя, он улыбнулся. Но улыбнулся не естественно, а как-то криво, как-то слишком злорадно. Он приблизился еще ближе. Она уже чувствовала жар, идущий от его раскрасневшегося лица. Холодное дуло пистолета, касавшееся лба. Еще мгновение, еще секунда и ее больше не будет! Ее мертвое тело съедет вниз по стулу. Но он медлил. "Почему он медлит"? - думала она про себя. Нет, жизнь не проносилась перед ее глазами. Она не витала где-то там, в облаках, созерцая все это с высоты. Она была здесь, была с ним, на этом самом месте, в этом самом корабле, слышала прямо над ухом его тяжелое дыхание.

   - Хью... - начал было снова Виктор, но Хью резко оборвал его:

   - Заткнись! Твое мнение здесь не интересует никого! - пистолет медленно пополз по лбу Каролины вниз, к ее шее, по нежной коже вниз, к подбородку. Каролина отвернулась от него, она смотрела куда-то вверх, в потолок, будто там, сидя над ней, был какой-то ангел хранитель, который не позволил бы этого, ничего из этого бы не позволил. Но вот пистолет пополз ниже, коснулся воротника ее куртки, щелкнула пуговица, Хью оторвал ее резким движением руки. Каролина не двинулась, не пикнула.

   - Послушай, Хью, остынь, остынь, старина!..

   - Еще одно слово, еще одно только слово из твоей помойной ямы и я уложу вас обоих... тебя... первого и... - он вдохнул аромат ее тела и звучно выдохнул, - потом уже... чуть позже ее! Мы все умрем здесь в этом дерьме! Все до одного! Но кто-то умрет раньше, а кто-то, кому повезет, умрет позже! - он уже не отводил от нее глаз. Казалось, взгляд их жег ее обнажавшуюся грудь сильнее, чем дуло пистолета, чем этот ядерный дождь за окном, чем огонь, сжигавший тело Алиссы. - Ты дорого заплатишь за свои слова, - проговорил он ей все с той же злобной усмешкой на лице, - если я свинья, то я и к тебе буду относиться по-свински! - не отпуская пистолет, он коснулся ее груди правой рукой, но Каролина, уже больше не в состоянии терпеть всего этого, вдруг резко повернулась и со всей силы, наотмашь, шлепнула его ладонью по лицу.

   Это был конец. Она понимала это как никто другой, но терпеть все это у нее уже не было сил. Это понимал и Виктор. Он вскочил со стула и с затаенным дыханием, выпученными от страха глазами, смотрел на всю это картину.

   - Ты, сука, за это заплатишь! - прохрипел Хью. Улыбка вмиг исчезла с его раскрасневшегося лица и оголенные зубы превратились в животный оскал. - Обоим вам конец, сукины дети! - его палец лег на курок, выстрел мог прогреметь в любой момент. В какой-то инстинктивной попытке сохранить жизнь ей и себе, Виктор бросился к Каролине и повалил ее на пол. Может он хотел запрятаться с ней за стол, может попытаться пробраться к двери и, быть может, открыть ее на улицу. Но дверь была задраена изнутри и быстро открыть ее было нельзя. Виктор понимал это, как понимал это и Хью, медленно поднявшийся из-за стола. Он никуда не спешил, ведь у этих сукиных детей не было ни единого шанса.

104
{"b":"586958","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я путешествую одна
Пока смерть не обручит нас 2
Кристалл преткновения
Домашний юрист. Все что нужно знать о своих правах
Драконье серебро
Первый робинзон Экса
Итак, моя радость…
Застолье Петра Вайля
Монета скифского царя