ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Ну, ты долго?! - снова голос в его голове. Это был Йорг, он слушал его, он за ним следил.

   - Ты... где?

   - Это не важно, важно то, где ты! И ты в жопе, если будешь витать в своих бредовых мыслях и не будешь слушать меня!

   - Хорошо, хорошо! - Виктор послушно закивал головой. Как утопающий хватается за первую щепку, проплывающую рядом, так и Виктор схватился за этот голос, звучавший откуда-то изнутри, как за единственное возможное его спасение.

   - Пройди несколько метров вперед и повернись к кораблю!

   Виктор поспешил сделать то, о чем его попросили.

   - Видишь?

   - Н-нет. Что я должен видеть?!

   - Обшивка корабля. Ее нет. Она разорвана. Под ней защитный слой из сплава алюминия. Но он окислился от дождя.

   - Хорошо... хорошо, вижу!.. И что?...

   - Ударь по нему ключом!

   Виктор ударил. Послышался глухой стук, но ничего не произошло.

   - Ударь сильнее!

   Виктор ударил.

   - Ты бьешь как баба! Бей сильнее, так, чтобы летели искры, так, как бил меня камнями по лицу на этой чертовом мосту!

   Виктор вздрогнул. "Прости", - тихо проговорил он, подождал с секунду и с силой опустил обломанный ключ на алюминиевую поверхность внутреннего слоя. Послышался какой-то звук, не такой глухой как до этого, а другой, гулкий. Ключ вошел в окислившийся алюминий на несколько сантиметров и застрял там.

   - Молодец, дергай! Дергай его на себя, тащи сильнее!

   Виктор дернул и ключ со скрипом вылез наружу.

   Ветер, тем временем, становился сильнее; он гнал желтые облака прямо на корабль, на колотившегося рядом с ним Виктора. Вскоре исчезло солнце и, будто подыгрывая облакам, тихо зашевелились листья в лесу, сворачиваясь в маленькие тонкие трубочки.

   Виктор неистово лупил ключом по алюминию в корабле, разламывая и разбивая его на куски. Он слышал голос Йорга, слышал голос Хью, они что-то кричали ему, что-то ему советовали, но он уже не вникал в их слова. Все его напряжение и внимание было направленно на эту чёртову стену из алюминия, на преграду между ним и внутренними отсеками корабля, которая отделяла его жизнь от смерти.

   Наконец он проделал дыру достаточную для того, чтобы протиснуть свое тело внутрь. Острые куски металла резали ему руки, царапали щеки и лоб. Но он протиснулся внутрь. Он был спасен, жизнь его была уже вне опасности!

   - Думаешь? - будто читая его мысли прошептал ему в ухо Йорг. - Верх посмотри!

   Виктор поднял лицо вверх и увидел следы от ржавых подтеков, увидел дыры в потолке, сквозь которые можно было увидеть уже желтоватое небо над головой. Если пойдет дождь, все это польется внутрь сквозь эти дыры. Здесь, так же как и там, за бортом, дождь этот вмиг превратит его в гору обезличенных костей.

   - Твою мать! Твою мать! - он полез дальше, вглубь корабля. Ключ, как секира, рубил окислившиеся кабели и провода, попадавшиеся на пути. Но многие из них были сильнее того, что мог он разломать и ему проходилось ползком протискиваться между ними, царапаясь, проползая на животе под препятствиями в массе ржавчины и грязи. Наконец, он выбрался из инженерного отсека и оказался в жилом. Справа и слева виднелись каюты. Когда-то они жили в них, когда-то у каждого из них была своя индивидуальная комната, но дождь смешал все их планы. Дождь заставил их ненавидеть друг друга еще больше!

   Что-то ударил по корпусу. Сначала один раз. Потом второй. С каждой секундой, эти удары становились все чаще и чаще.

   - Что это такое? - крикнул он Йоргу, голос которого слышал совсем недавно. Но Йорг не отвечал. Йорг решил остаться там, снаружи. - Дождь! Начался дождь! - закричал он самому себе, замечая, как по стенам поползли тонкие струйки убийственного яда. Большая капля упала ему прямо на лоб, он взвизгнул как раненый поросенок и с силой, до боли, до того, как яд успел сделать сильный ожег, стер эту дрянь с лица.

   - Лина, окрой, открой, твою мать! - заорал он, подбираясь к последней двери, которая отделяла его от кабины. Он толкнул ее, но она была заперта. Тогда его опять охватило безумие и она начал лупить сломанным ключом по ее металлической поверхности. Но это был уже не алюминий. Пробить толстую сталь он уже не мог. - Но что я делаю, ведь это... - он вдруг остановился и неожиданно для самого себя рассмеялся громким нервным смехом. Он вспомнил, что дверь в этот отсек задраивалась одной ручкой, как изнутри, так и снаружи, это была дополнительная система безопасности, на случай, если по одну из сторон этой двери случится разгерметизация. Он нащупал в темноте ручку и дернул ее против часовой стрелки. Послышался скрип, но дверь не отворилась. Тогда Йорг уперся ногой в стену, глубоко вздохнул и с ревом выпуская воздух из легких, потянул ее со всей силы вверх. Ручка скрипнула сильнее, в лицо ударил привычный спертый запах и дверь, громко заскрипев, отварилась внутрь кабины.

   В полутьме аварийного освещения, он увидел ее фигуру. Неподвижно, будто не было ни его, ни его жутких криков о помощи, ни его ударов в дверь, она лежала на кровати, с лицом, обращенным к потолку. Раскрытая, положенная переплетом вверх книга, лежала рядом. Она снова утопала в мире своих фантазий где-то далеко отсюда, на Земле тысячелетней давности.

   - Ты не слышала, что я тебе орал?! - в бешенстве, Виктор бросился к ней. Рука сжимала ключ, как сжимал в руке дубину первобытный человек, идущий на охоту на мелкого зверя. "Разбить череп этой суке!", - он слышал голос Хью. Казалось, он тоже был здесь, прятался в темном углу, желая видеть, как расправится Виктор с ненавистной для него особой. Но ее глаза были закрыты, на лице было тупое умиротворенное состояние. Виктор смотрел на нее с ненавистью, он дышал, как дышит бык, стоящий над поверженными им тореадором. "Разбей голову этой суке", - продолжал говорить ему прежний голос откуда-то изнутри. Виктор поднял ключ, сделал шаг вперед, но... он не посмел... он не был убийцей, по крайней мере пока. Вместо ее головы, ключ с грохотом опустился на металлический пол. Послышался лязг и искры снова разлетелись в разные стороны. От громкого удара в ушах Виктора зазвенело, боль пробежалась по всему его телу, но она... она даже не вздрогнула! Она продолжала лежать неподвижно, как ни в чем не бывало, с тем же тупым выражением спокойного лица.

   - Да ты охренела что ли?! - взревел он. - Проснись же, твою мать! - он ударил ее ногой в плечо. Ударил не сильно, а так, чтобы разбудить или привести ее в чувства. Но она не шелохнулась. Все это начинало казаться уже странным, Виктор отбросил ключ в сторону и наклонился над ней.

   - Эй! - он шлепнул ее по щеке, но она не двинулась. - Эй! - крикнул он еще громче, в этот раз в самое ухо. Но тут же он вспомнил, как несколько секунд назад он опустил с грохотом на металлический пол ключ и если уж это ее не пробудило, то крики его не пробудят ее и подавно.

   "Нашатырь", - первое, что пришло ему в голову, и он быстро вскочил на ноги. Но сделав несколько шагов в сторону аптечки, он вдруг остановился. Аптечки не было на месте!

   - Где она? Что ты здесь наделала? - он снова вернулся к ней и упал рядом на колени. В этот раз ему показалось, что какой-то странный звук вырывался из ее груди, что-то похожее на хрип. Он наклонился ниже. Она кашлянула и снова захрипела, в этот раз уже громче. На губах ее показалась белая пена. Она вытекала изо рта и стекала по щеке на пол. Он потянулся к руке и хотел пощупать ее пульс, но в руке ее он нащупал что-то круглое, что-то похожее на...

   - Снотворное! - прокричал он, смотря с ужасом на пустую белую банку. Она почти была пуста. Она съела почти все таблетки, запивая их водой из валявшейся рядом фляги! Тут же он увидели и слабые очертания белой аптечки, она стояла в самом углу, в не подсвечиваемой части помещения. Виктор приподнялся на ноги и схватил себя за голову обеими руками. - Надо ей что-то дать, что-то... Но что ей дать? Что?!!

111
{"b":"586958","o":1}