ЛитМир - Электронная Библиотека

   Он начал читать. Вернее, пытался читать. В его руках оказалась толстая, замаранная до потертой бумаги книга Толстого и он внимательно, строчка за сточной, начал бегать по ней глазами. Но как можно быть таким наивным, как можно в старости думать такое, что должно казаться глупым даже ребенку! "Война это противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие", - произнес он вслух и дико рассмеялся. - Приди-ка ты сюда, Лев Николаич, и посмотри, что сделала твоя чистая человеческая природа с Землей! У тебя волосы поднимутся даже на жопе! И не животные, не инопланетяне, не роботы, а люди, обыкновенные люди, в природе которых, как ты говоришь, нет и зерна войны, превратили Землю в это дерьмо, в это... загаженное радиоактивное и токсическое болото, покрытое костями самих же людей и животных. Нет, старик! Здесь не виноват никто, кроме человека. Посмотри на него внимательно, открытыми глазами посмотри! Это не овца и даже не волк в овечьей шкуре! Это хуже! Это дьявол, не меньше! Война говоришь... Война течет в самих жилах человека, она пронизывает его с ног до головы, с волос на его башке до ногтей на ногах. Убивать друг друга для человека это норма! Это как ходить в туалет, как... совокупляться! Это то, благодаря чему он живет и существует! И ни одно животное в мире, ни один волк, медведь, крокодил или кто еще тут когда-либо жил, не сравняться даже и близко с жестокостью, которая живет в сердце каждого из них! Каждого! - крикнул Виктор, ударяя себя в грудь кулаком. - Мы звери номер один этой планеты! Номер один не в смысле развитые там и продвинутые, а в смысле жестокие. Война - это главное свойство нашей природы, это то, что делает нас теми, кто мы есть... вернее были, - поправился он и заговорил уже тише. - Война, старик, это противное всей природе событие, здесь я согласен, здесь все правильно, но всей, кроме человеческой. Уж кто-кто, а ты... ты-то должен был это понимать!

   Он разжал руку и книга упала на залитый кровью и ржавой водой пол. Он не стал поднимать ее.

   - Смешно, но твоя мечта осуществилась. Нет войны, мужик! Нет и мира! Ни хера больше нет! - Виктор приподнялся с матраца и медленно побрел в сторону двери, по дороге почесывая свою спутавшуюся на подбородке бороду. Скрипнула дверь и он вышел на улицу. Там было темно. Ему почему-то казалось, что там день, но нет - яркие звезды висели над быстро плывущими по темному небу облаками. Впрочем, особо он этому не удивился. Счет времени он уже давно потерял, все смешалось для него в однородную массу однотипных событий.

   - Послушай! - услышал он вдруг голос Хью где-то совсем рядом. Виктор повернулся, там никого не было, но голос его продолжал звучать в его голове. - Не понимаю, тебе это так нужно?! Чего ты тянешь? Жалко тебе себя или что? Возьми пушку, приставь к виску и... Пух! - Виктор вздрогнул. Звук выстрела раздался у него в голове ясно и отчетливо. - И все закончено! Все твои мучения, все эти круги ада и зада, через которые ты проходишь. Что ты ждешь от этой жизни?! Зачем живешь?!

   Виктор ничего не ответил, он медленно пошел вперед, он хотел уйти от этого голоса, хотел, чтобы свежий воздух отрезвил его сознание, привел в чувства, но нет!.. Куда бы он ни шел, что бы ни делал, Хью оставался рядом. Он чувствовал его присутствие своим телом, затылком ощущал его тяжелое дыхание позади. Свороченный на сторону череп, звезды, переливающиеся в окровавленных волосах. Так выглядел он тогда, так представлял он его себе и теперь. Но сзади никого не было. Лишь мрачные очертания корабля, лишь ветер, тихо завывающий в обшивке. Где-то вдалеке, в лесу, тихо и жалобно стонало старое дерево. Оно то замолкало, то с новой силой начинало свою прежнюю песню. О чем оно пело? О жизни, о смерти? А может это была Каролина? Может душа ее, покинув бренное несчастное тело, наконец-то вселилось во что-то другое, во что-то большое и прочное? А может нет, может это души тех, кто жил когда-то на этой Земле... Но нет! - он замотал головой, чувствуя как мурашки начали бегать по телу. Мысли его пошли уже слишком далеко и надо было прекращать.

   Он развернулся и медленно побрел обратно. Было зябко, каких-то пара градусов выше нуля. Еще немного и наступит зима. Что принесет она ему? Доживет он до нее, увидит ли он снег, или дождь, этот убийца-дождь добьет его каким-нибудь днем или... ночью?! Виктор толкнул дверь и она со скрипом открылась. - Надо отсюда валить! Корабль долго не выдержит, - как всадник по верному коню, провел он рукой по его шершавой обшивке. Она оставляла на его руке коричневый ржавый след. - Держись, старина, только держись! Дай мне еще немного времени, потерпи и я свалю туда, за мост, - он вступил внутрь и со скрипом задраил за собой дверь.

   Этой ночью он снова видел сны. Странные, идущие будто откуда-то издалека сны. Ему опять казалось, что он не один, что где-то рядом есть люди. Что та жизнь, которой он и они все раньше жили, продолжается, что где-то, как и раньше, кто-то смеется, кто-то плачет, кто-то рождается, а кто-то умирает. Ему казалось, что он не один на этой Земле, не один во Вселенной, что люди не вымерли, не перебили друг друга, не стали жертвой вторжения инопланетной цивилизации, что они по-прежнему где-то есть! Но он оборачивался и не видел никого. Где-то вдалеке, за кораблем, за этим лесом, где-то в тумане, он слышал их голоса, слышал звуки их шагов, их смех. Но почему не видит он их? Почему не видят и они его? Почему не зовут его к себе? А может... может он мертв? Может душа его метается в темных просторах какого-то загробного мира, не в состоянии ни вернуться обратно, ни продвинуться дальше?!

   - Я мертв? - спросил он себя, как единственного из живых существ, кто мог ему ответить и вдруг почувствовал, что все вокруг него стало меняться. Стены корабля стали сужаться и темнеть, будто превращаясь в узкий гроб, который давил его со всех сторон, желая затащить в вечный мрак.

   - Помогите! - заорал он. Но кому он орал? Кто был еще рядом с ним? Кто был на этой планете, кто был, вообще, в это Вселенной?

   Он проснулся в поту и долго со страхом рассматривал обросшую ржавчиной стену напротив. Стена больше не двигалась и не пыталась задавить его своей массой. Он был жив, пока еще жив, он был в этом корабле, где-то затерянном на просторах Земли постчеловеческой эпохи, он был один, совсем один. Но был ли он действительно жив?

   Он приподнялся с матраца и сел на колени. Бредовые мысли, которые прежде он гнал от себя прочь, карабкались и лезли в его сознание с неведомой силой. Они клевали его мозг, раздирали своими загаженными в грязи и ржавчине ключами его шатавшуюся психику. "Ты можешь все это закончить, старина", - слышал он снова голос Хью, слышал в своей голове. А может нет, может Хью действительно был рядом, может сидел сзади, уже с пистолетом в руке, и целил черным дулом ему прямо в затылок...

   - Прочь!.. Тебя нет...

   - Как?! - фигура Хью выплыла из полумрака напротив. - Я здесь!

   - Тебя нет! Тебя не может быть! - Виктор схватил себя обеими руками за голову, сдавливая ее со всей силы, будто пытаясь выдавить оттуда весь этот бред, который ее наполнял. Но Хью не исчез, он был еще ближе, совсем уже рядом. - Ты сдох! Сдох, тварь, поэтому заткнись, заткнись, твою мать и сдрисьни туда, откуда ты вылез! - Виктор замотал головой, но это не помогло и тогда он с силой ударил себя ладонью по щеке. - Ты мешаешь мне! Ты портишь мне жизнь! Тебя нету! Ты... ты лишь в моей башке. В башке! - он яростно начал колотить себя по голове. - Вот тут! Только тут! Слышишь?! Слышишь?! - крикнул он несколько раз в исступлении и в этот момент почувствовал, что дуло все сильнее давит его в весок, чувствую, как сильнее сжимается упругий холодный курок под его пальцем. Еще немного, еще чуть-чуть и...

   - Что я делаю?! - это его рука, его пистолет, его палец на курке пистолета. - Что я, твою мать, делаю?! - он с силой отбросил пистолет в сторону и он с грохотом повалился на пол. - Убирайся к черту и... и забери с собой этот сраный свой пистолет! - заорал Виктор в темный угол напротив. Он почему-то знал, даже был уверен, что Хью теперь сидел именно там, именно в этом углу. Он наблюдал за ним оттуда, смотрел на него, своим вороньим клювом он тянулся к нему и жрал его мозг, выклевывая из него все разумное начало и оставляя там лишь бред, лишь месиво разваливавшегося, как корабль, сознания.

116
{"b":"586958","o":1}