ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Это точно! - улыбнулся Николаич.

   - Но они выбрали для себя другой путь... другую жизнь. Ведь это не просто путешествие, это путешествие во всю жизнь, понимаешь?.. Це-е-лую жизнь. Мы здесь живем по-другому - хочешь - иди работай, не хочешь, надоело, увольняйся и сиди дома, проедай все, что накопил. Безграничные возможности для просерания собственной жизни. Всегда можно что-то начать, что-то закончить, всегда можно остановиться, выпрыгнуть и начать заниматься чем-то другим. А они выпрыгнуть не могут. Двенадцать лет... двенадцать с лишним лет космоса, пустого пространства, без какого-либо выбора. Улетая одним человеком, вернешься ты уже по-любому другим...

   - А я вот никак не мог понять, почему у них меньше времени пройдет, а у нас больше?

   - Это физика, - как-то нехотя отвечал ему Кораблев, он не хотел вдаваться в долгие объяснения, - на больших скоростях, время течет по-другому.

   - Это как?

   - Так... просто верь в это, тому есть объяснения, - Кораблев слабо ударил Николаича по плечу. - Потом как-нибудь будет время, объясню тебе, а теперь, поехали. - Кораблев взял трость, поставленную у машины, сам открыл дверь и так же тяжело, кряхтя, залез внутрь. Водитель захлопнул дверь, занял свое место и вскоре автомобиль снова продолжил путь.

   - А-а! Какими судьбами?! Добрый день! - молодой охранник на входе встретил Кораблева с улыбкой. Что бы лишний раз не беспокоить почтенного гостя, он заранее открыл стеклянную дверь и, слегка наклонив вперед голову в знак почтения, пропустил Кораблева.

   - Добрый! - Кораблев отвечал угрюмо. Но охранника это нисколько не смутило и не удивило. Он уже успел узнать привычки этого причудливого старика и поэтому продолжал смотреть на него все так же учтиво. - Есть там кто? - Кораблев остановился и показал рукой вверх, на второй этаж.

   - Да, все! Всё как обычно!

   - Хорошо! - Кораблев повернулся и, прихрамывая и опираясь на трость, пошел к лифту. Он нажал на кнопку второго этажа, повернулся к зеркалу и пригладил локон седых волос, неприлично торчавший вверх. Когда двери лифта открылись на втором этаже, он вышел, повернул направо и, так же не спеша, пошел вперед по большому светлому коридору.

   Его уже давно ждали. Несколько человек поднялись со своих мест. Один из них, уже не молодой, подошел к двери и сразу подал руку вошедшему Кораблеву.

   - А, и ты тут, ну здравствуй! - Кораблев обратился к нему с тем же угрюмым тоном, с которым общался с охранником.

   - Добрый день, Николай Петрович! - тот отвечал гораздо приветливее. Он взял Кораблева под руку и повел его по коридору между кресел к одному из столов. - Вот, присаживайтесь, пожалуйста! Дима, принеси... - кивнул он головой своему молодому ассистенту. Тот понял и меньше чем через минуту вернулся с бутылкой шампанского в руках и несколькими бокалами. Он поставил бокалы на стол, со слабым хлопком открыл одну бутылку и быстро разлил шампанское по бокалам.

   - Ну, с вас тост! - мужчина поднял бокал и с ожиданием посмотрел на Кораблева.

   - Бутылка шампанского, пара стаканов, это все, что осталось от былой славы... А помнишь, как провожали? Сколько помпезности! - ухмыльнулся Кораблев. - Лишь в одной газете, смотрел сегодня утром, где-то в самом конце было написано, что "Орион" добрался до своей "крайней точки" или что-то вроде этого. Прошло каких-то девять лет и снова на первый страницах войны, снова кровь... А помнишь, как провожали?.. Какое настроение царило! Сколько новостей, сколько всяких физиономий, околачивавшихся вокруг да около. Как быстро люди все забывают!

   - Ну, это объяснимо. Последний раз от корабля что-то слышали пять лет назад. Ажиотаж вокруг него поутих. Вот если бы там были камеры, которые могли в реальном времени передавать все это к нам, блог бы они какой-нибудь вели, как ребята с МКС ведут, то интерес бы к ним был очень серьезный.

   - В реальном времени! - усмехнулся Кораблев. - Четыре световых года...

   - Вот поэтому и забыли! Но вот когда вернутся они, нам с вами снова не будет спасения!

   - До того, как они вернутся, надо еще дожить.

   - Вы обещали их дождаться, это я помню. Не стоит подводить команду!

   - Ну, это уж, милый мой, не от меня зависит. Это, как говорится, воля с выше! Впрочем, ладно, хватит этого... Не для этого сегодня я сюда приехал. Сегодня, как вы знаете, - Кораблев заговорил уже громче, - расчетное время выхода "Ориона" на орбиту этой экзопланеты. Это первая планета за пределами Солнечной системы, на орбите которой появился человек. Вообще, многое из того, что связанно с "Орионом" является первым. Первая околосветовая скорость, первое путешествие к новой звезде, первая планета вне привычной нам Солнечной системы, первое пребывание в межзвездном пространстве. Законы нашей физики, к сожалению, не позволяют нам находиться сейчас с ними в контакте. Мы не можем просто так снять трубку, позвонить им и поговорить о жизни. Наше сообщение будет лететь к ним годы и это в лучшем случае! В космосе, полном различного излучения, сигнал маленькой Земли, скорее всего, где-нибудь затеряется и никогда не дойдет до своего адресата. Поэтому в этом путешествии сквозь пространство и сквозь время основная задача для нас, людей, осуществляющих данный перелет, заключалась в том, чтобы подобрать такую команду, которая смогла бы выполнять задачи любого уровня сложности в самых суровых в физическом и психологическом отношении условиях. В условиях полной изолированности от разумной внешней среды. И такую команду мы нашли. Там, вне системы нашего Солнца, где последняя нить, соединяющая с домом, разорвана, умение решать проблемы, умение оставаться специалистами, а, главное, людьми, независимо от давления изнутри и снаружи, становится главным. Мы научились делать двигатели, позволяющие нам развивать скорость, близкую к скорости света; мы научились делать компьютеры, в долю секунды производящие миллиарды расчетов, но все самое главное всегда было и, уверен, в этом, еще на долгие годы будет, это люди. Именно они создают это все, они это воплощают, они рискуют жизнью и здоровьем... Выпьем за них, - продолжил Кораблев, подняв вверх бокал после небольшой паузы (ему надо было время на то, чтобы отдышаться), - выпьем за себя, за вас, за всех тех, кто сделал этот полет возможным, выпьем за них! Это тот шаг, которые человечество ждало тысячи лет, шаг, с которого началась новая эпоха исследования космоса!

   Он закончил и несколько секунд в зале еще стояла тишина. Но вдруг, будто прорвавшись откуда-то из глубины, зал разразился громкими аплодисментами. Несколько человек подошли к Кораблеву и пожали ему руку. Какая-то толстая немолодая женщина, которую он где-то до этого видел, вероятно много уже лет назад, но хоть убей не помнил где и когда, полезла к нему целоваться.

   - Ладно! Пойду! - Кораблев взял со стола трость и направился к выходу.

   - Николай Петрович, может останетесь, - проговорил кто-то ему вслед.

   - Нет, не останусь. Я уже здесь свое отслужил. Знали бы вы, сколько времени я провел в этих стенах. Сколько дней, сколько ночей! Сколько здоровья потратил! Да и смысл тут сидеть! Вы тоже идите домой... отдохните. Вот когда они вернутся - там да, там мы с вами еще поработаем! - с этими словами Кораблев подошел к двери, кивнул оставшимся на прощание, и вышел из помещения. Еще долгое время его удалявшиеся медленные шаги можно было слышать в пустынном коридоре.

   4.

   - Как слышишь меня?

   Виктор не отвечал.

   - Не слышит! - ответила за него Алисса. - В этом скафандре без рации не слышно ничего! - Эй! - Алисса помахала перед лицом Виктора рукой и тот, с трудом приподнимая руку, сделал то же самое. - Включи радиосвязь! - сказала она Йоргу. Тот включил.

   - Фу-у-у! Тяжело. В условиях гравитации в этом скафандре ходить просто невозможно, - по радиосвязи голос Виктора был тяжелым и хриплым. Он с трудом поднял светофильтр на шлеме скафандра и внутри показалось его раскрасневшееся, покрытое мелкими капельками пота лицо.

28
{"b":"586958","o":1}