ЛитМир - Электронная Библиотека

   Каролина, которая тоже пребывала в состоянии сильного нервного напряжения, отстегнулась, встала и хотела так же подойти к двери, но на полпути остановилась и снова вернулась к своему сиденью. Наступила тишина, в которой уже можно было отчетливо разобрать слабые удары подошв тяжелых ботинок по металлической поверхности корабля.

   - Двадцать секунд. Сейчас дверь будет закрывается. - Йорг вслух отсчитал в обратной последовательности до единицы и с силой нажал на одну из кнопок. Снова послышался прежний гул и затем тишина. Несколько секунд полной тишины и вдруг свет. Прежний свет красных аварийных огней, который сигнализировал начало открытия двери во внешний отсек.

   - Сейчас выравнивается давление, меньше чем через минуту дверь откроется! Сядь, пристегнись! - крикнул Йорг Хью и Алиссе, которые продолжали стоить у двери и прислушиваться. Без лишних разговоров они вернулись на свои места и пристегнулись ремнями безопасности. Вот послышался лязг металла и тяжелая металлическая дверь начала отворяться.

   Несколько секунд не было видно ничего, несколько секунд в дискотеке красных огней была видна лишь темнота. Но вдруг оттуда появилась рука и через секунду тело Виктора начало медленно вырисовываться в очертаниях дверной рамки. Он схватился за край и с видимым усилием начал втягивать свое тело внутрь. Вот появился его шлем, с натянутым на лицо стеклом и светофильтром.

   Каждый из космонавтов понимал, что надо встать и помочь, что обычному человеку крайне тяжело тащить на себе такой груз в условиях повышенной внеземной гравитации. Но все сидели... С раскрытыми ртами, тяжело дыша, все четверо сидели на своих местах и смотрели туда, откуда, будто какое-то чудовище, нелепо и страшно вылезал один из членов их команды.

   Наконец он остановился. По его наклону вперед можно было понять, что он выдохся, что двигаться дальше ему было крайне тяжело. Йорг первым шагнул в его сторону. Осторожно, с широко раскрытыми глазами, он сделал несколько неспешных шагов и почему-то тихо, почти шепотом, спросил:

   - Виктор... это ты?

   Виктор ничего не ответил. В этом большом герметичном коконе он не слышал ничего. В свете красных мигавших огней его огромная в скафандре фигура казалось чем-то неестественным, чем-то внеземным, чем-то порожденным этой планетой. Но вот Виктор двинул плечами и с видимым усилием приподнял руку к своему лицу.

   - Шлем... помоги ему открыть шлем! - проговорила сзади Алисса. Как и все остальные, она могла смотреть, могла слушать, но подойти, как подходила она к нему до этого, она не решалась. Йорг сделал еще один шаг в сторону Виктора и протянул вперед обе руки. С каким-то страхом приблизил он их к шлему Виктора, видимо всерьез опасаясь того, что та среда, в которой его капитан находился пять минут, сделала что-то с его скафандром и что это что-то, фрагменты какого-то неизвестного опасного вещества, которые остались на скафандре, при малейшем прикосновении, могут вмиг убить его. Его руки дрожали, было видно, как ходил от страха вверх и вниз его кадык. Вот пальце его коснулись шлема и он резко отдернул руку назад. В этот момент свет прекратил мигать и снова загорелся обычный желтоватый свет резервного освещения. Йорг сделал большой глубокий вдох и снова потянул руку. В этот раз он не отнимал ее. В этот раз он открыл одну застежку, вторую, потянул вверх светофильтр, стекло и...

   - Мать твою!!! - первые слова, которые вырвались из груди Виктора. Первые слова первого космонавта, совершившего путешествие по планете из другой солнечной системы.

   - Что... что такое? - Йорг отпрыгнул назад. Такая реакция капитана испугала его. Она была чем-то, что он никак не ожидал.

   - Ты цел? - Алисса отстегнула ремень, встала с кресла и осторожно подошла к Виктору. - Что ты там видел?!

   - Там... там... - Виктор запинался не то от волнения, не то от того, что выдохся в этом тяжелом неповоротливом скафандре. - Там растения, деревья, твою мать!.. Там... там как на Земле, даже небо... голубое небо сверху!

   В помещении повисла тишина. Несколько секунд все смотрели широко открытыми глазами на раскрасневшееся лицо космонавта. Никто не верил тому, что только что слышал. Наконец, первым заговорил Хью:

   - То есть... подожди... ты видел там траву... или что, растения?..

   - Растения, траву, какие-то кустарники, мать их за ногу!

   Хью сделал шаг вперед, поднял правую руку Виктора и изучил данные компьютера. Дисплей показывал девяносто четыре процента. На мгновение Хью показалось, что кислородное голодание вызвало в космонавте какие-то галлюцинации, но при текущем уровне кислорода в скафандре, это было исключено.

   - Смотри! Смотри! - Виктор нажал что-то на дисплее и там появились новые данные. - Азот, кислород, аргон, углекислый газ! Вы видите это? Видишь это?! - Виктор поднес настолько близко к лицу Хью дисплей бортового компьютера, что тот невольно отодвинулся назад. - Это газы, старина, из которых состоит вся наша атмосфера, это именно тот состав, что мы называем "воздухом"! За пределами этой консервной банки атмосфера, схожая, даже очень схожая с той, которая у нас на Земле. Там, это еще, конечно, надо будет перепроверить, мы можем находиться без скафандров, безо всего, как на...

   - Земле... - не то спросила, не то ответила Алисса. Она медленно опустилась в свое кресло и закрыла глаза, будто пытаясь понять, сон это или все это происходит в действительности наяву.

   - Пока это все не точно! Пока мы все не проверим по несколько раз, пока не убедимся, что это все безопасно, никто ничего не будет делать и никуда не будет выходить. Помогите мне вылезти из этой смирительной рубашки! - он снова зашевелил плечами. Йорг и Хью обошли сзади и начали открывать скафандр. - Надо все изучить... надо во всем разобраться. Может это ошибка... может, не знаю, бортовой компьютер в скафандре заглючил, как и вся аппаратура на корабле, все это может быть, ничего не надо полностью исключать, но... но если это правда, если я действительно видел, то, что видел, если данные действительно верны, то... твою мать... это... это... - он не докончил, с трудом вылез из скафандра, и сразу подбежал к окну. Там было темно. Лишь где-то вдалеке, как казалось ему, он видел слабые очертания тех гор, которые он видел совсем недавно, за пределами корабля. - Чертово стекло! Оно поджарилось от сильных температур за бортом, когда мы входили в атмосферу!

   Он снова подбежал к положенному на пол скафандру, схватил рукав и еще раз изучил результаты проведенного анализа. - Это что-то невозможное! Но там воздух, обычный человеческий воздух!!!

   5.

   Йорг нервно отбросил отвертку, которой только что прикручивал защитный кожух панели управления и покачал головой.

   - Ни черта не работает! Все сгорело к такой-то матери! Все блоки под замену! Основные, дублирующие, все, без исключения! Загружается только аварийный режим, радио... один дисплей, которой, вроде как не сгорел... но толку от этого?!

   - Что с радио? - спросил его Виктор.

   - Молчит... Не хочу быть пессимистом, господа, но мне кажется, что мы в заднице... этот корабль больше никуда не полетит. Не знаю, что там с наружи, какие там повреждения, нам это еще предстоит узнать, но здесь, внутри, это просто дерьмо... полнейшее дерьмо...

   - Ты сможешь починить его? - с какой-то мольбой в голосе спросила Алисса.

   - Починить?! Его?!! - Йорг усмехнулся. - На! Смотри! - он вытащил из-под приоткрытого кожуха пучок почерневших от гари проводов. - Вот это ты хочешь починить?! Или это? - он схватил какую-то почерневшую и оплавившуюся деталь, которая лежала рядом, на панели управления и с грохотом бросил ее к ногам Алиссы. - Открой глаза, - проговорил он уже серьезно, на лице не осталось и тени прежней усмешки, - здесь нет ничего... ничего того, что может запустить систему и это еще только то, что вижу я здесь, а что твориться там, - он показал на дверь, сквозь которую некоторое время назад Виктор выходил за пределы корабля, - одному Богу известно...

30
{"b":"586958","o":1}