ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Начинается! - тихо, будто боясь что-то спугнуть, проговорила Каролина. С замирением дыхания, наблюдала она над тем, как листья снова медленно начали сворачиваться в трубочки. - Дождя, они боятся дождя! - подытожила она то, что казалось очевидным уже им обоим.

   Виктор бросил взгляд на большую тучу, на разводы, которые уже где-то в небе, над лесом, чертил дождь и медленно опустил стекло скафандра на лицо. Каролина сделала то же самое. Оба продолжали наблюдать за тем, как лес снова превращался во что-то другое. Только это другое уже не казалось чем-то мертвым, наоборот, это было что-то, что очень сильно хотело жить.

   - Алисса! - крикнул вдруг Виктор. Его лицо закрывало толстое стекло и звук не был слышен. На него опустилось несколько крупных капель, превратившихся от удара в мокрые кляксы. -- Виктор приподнял стекло. - Алисса! Сюда, срочно!!!

   Но Алисса не отвечала.

   - Стой здесь! Я сейчас! - сказал он Каролине. Она кивнула ему и что-то сказала под стеклом, что он уже не мог услышать. Виктор быстро пошел по протоптанным следам в ту сторону, куда ушла Алисса. Ему казалось, что она где-то рядом, за ближайшими кустами, но когда он дошел до куста, ее там не было. У самого леса трава заканчивалась, следы прерывались и не было уже никакой возможности отследить, куда она пошла.

   - Алисса! - Виктор закричал уже со всей силы. Ответа снова не последовало. Он опустил стекло и двинулся дальше, уже с силой ломая ветки и кусты. Вдруг кто-то заорал совсем рядом. Звук был приглушенный и слышен очень плохо, но даже за закрытым стеклом слышал он крики Алиссы, что-то про то, что ей даже не дают спокойно сходить в туалет. Виктор остановился. Алисса стояла перед ним, толкала его в грудь и что-то громко ему говорила. Но Виктор не стал ее слушать. Он быстро схватил ее за руку и потянул к себе. Алисса закричала и попыталась вырваться. На мгновение ей показалась, что он специально следовал за ней сюда, что он хотел сделать с ней что-то! Но Виктор с силой тащил ее из леса. Времени что-то объяснять у него не было. Дождь уже во всю барабанил по стеклу скафандра. Алисса снова попыталась вырваться, но Виктор был гораздо сильнее.

   На выходе из леса их встретила Каролина. Она что-то сказала, что-то, что Виктор не расслышал и протянула руку к Алиссе. Но в этот момент начало происходить что-то странное. Алисса, которую Виктор тащил за руку, вдруг начала неистово вырываться из его рук Виктора. Она дергалась с такой, казалось, нечеловеческой силой, что Виктор не мог удержать ее. Она вырывалась из его рук и мигом бросилась к лесу, но через пару метров она вдруг остановилась и резко повернулась к кораблю. Виктор бросился к ней и попытался схватить ее, но она оттолкнула его, оттолкнула подбежавшую к ней и Каролину и вдруг бросилась к двери корабля. На пути она сорвала с себя футболку, сорвала лифчик, обнажая свою грудь. Виктор, который упал на землю после сильного толчка, вдруг понял все. Он вскочил на ноги и бросился к ней. Алисса добежала до корабля и попыталась вскарабкаться наверх, но у нее не получалось. Будто в припадке эпилепсии, бились она у входа, то пытаясь схватиться за край, приподнимая себя, то, наоборот, отпуская край и бросаясь прочь; но каждый раз отбегая, она снова возвращалась и подбегала к кораблю.

   - Хватай ее! Хватай! - заорал во все горло Виктор. Каролина не слышала его. Он слышала лишь свое тяжелое дыхание, да нечеловеческие крики Алиссы, которые раздавались сквозь стекло скафандра будто откуда-то издалека. Она подскочила к Алиссе и схватила ее за запястье. К своему ужасу, она вдруг увидела, что на лбу той выступило несколько больший волдырей. Она уже не рвалась и не металась как прежде. Наоборот, ноги ее подкашивались, глаза закатывались, обнажая белые, как снег, белки. Ее повело в сторону, и она упала бы вниз, на мокрую траву, но успел Виктор. Он схватил ее за талию, приподнял и, как мешок с чем-то неживым, бросил внутрь отсека, туда, куда еще пока не попадал дождь. Вмиг, он вскарабкался за ней. Где-то сзади была Каролина, он хотел подать ей руку и помочь, но Каролина бы потерпела, Каролина была в скафандре и непосредственной опасности для нее еще пока не было. Он схватил за талию Алиссу и оттащил ее бессознательное тело ближе к двери внутрь.

   - Воды, твою мать! Воды! - заорал он и с силой ударил ногой по тяжелой двери. Та раскрылась. Виктор приподнял тело Алиссы и перетащил его внутрь через порог. - Воды! - заорал он еще громче. Не снимая перчаток, он тут же начал стягивать с нее ее штаны, а потом и трусы.

   Йорг в это время занимался электроникой. Вся эта сцена настолько сильно ошеломила его, что паяльник, который он держал в руке, выпал и с грохотом повалился на пол. Но он не потянулся за ним. Широко открытыми глазами, как на что-то совершенно невозможное и непостижимое, смотрел он на бесчувственное тело Алиссы на полу, с которой Виктор, облачённый в скафандр, со всей силы пытался сорвать плотные трусы. В этот момент он выглядел как полнейший безумец, со своим красным лицом, с запотевшими изнутри стеклом скафандра.

   Хью, наоборот, оставался спокойным. Он не попятился назад, не закричал, он не смотрел на Алиссу, но он взял со стола нож. Его пристальный взгляд не покидал лица Виктора. Что-то здесь было не то, что-то пошло совершенно не так, как должно было идти.

   - Воды же, воды, твою мать! - Виктор, наконец, поднял стекло скафандра. За ним появилась Каролина. Шокированная, она остановилась на входе, наблюдая все эту сцену, казавшуюся даже ей совершенно безумной.

   - Что вы стоите, дебилы! - Виктор вскочил и бросился к столу. Хью резко подался назад. Нож его был обращен в сторону Виктора. Казалось еще несколько шагов и он не замедлил бы воткнуть его в своего командира. Но Виктор не шел к нему. Подскочив к столу, он схватил флягу и снова метнулся к Алиссе. Трясущейся рукой он свинтил пробку и просил ее в сторону. Он начал с головы, тонкой струйкой поливая ее покрытое волдырями и начинавшее кровоточить лицо. Он старался не делать резких движений, чтобы не причинить ей больше вреда, чтобы не сделать больно... "Больно", - вдруг мелькнуло у него в голове, и он понял, что она без сознания. Он оставил воду и быстро приблизил лицо к ее рту. Было слышно тяжелое дыхание.

   - Алисса! - крикнул он и ударил ее ладонью по лицу. - Алиса, твою мать! - крикнул он уже громче и ударил сильнее, уже почти кулаком куда-то в челюсть. К нему приблизился Йорг. Его руки тряслись, но в них он держал вторую флягу.

   - Давай! - Виктор вырвал флягу у него из рук. - Полотенце! Полотенце неси! - он начал поливать ее руки, шею, грудь. Он добрался до пояса, но, к счастью, ноги и таз были сухими, дождь не успел просочиться сквозь плотную ткань униформы.

   - Что ты... что ты, твою мать, стоишь! - крикнул он на Йорга, который взял полотенце, но стоял неподвижно рядом. - Давай! - он вырвал полотенце из его рук и осторожно, пытаясь не содрать кожу, начал вытирать им лицо Алиссы. Через минуту она закряхтела и застонала.

   - Лина! Сделай что-нибудь! Ей больно! Она снова вырубится!

   Но Лине не надо было ничего уже говорить. Она уже стояла на коленях над Алиссой и пристраивала иглу к ее руке. Игла вошла в кожу, но Алисса не отреагировала, он продолжала так же мерно и тихо стонать.

   - Сейчас ей будет легче! Я ввела морфин, должно помочь! Надо еще воды, надо гораздо больше воды!

   Виктор бросился к столу, но на его пути встал Хью.

   - Нам нельзя тратить всю воду... если мы останемся без воды, мы умрем!..

   Но Виктор не слушал его. Он ткнул его в грудь с такой силой, что тот отлетел к столу и повалился на пол. Он всклочил, нож по-прежнему был у него в руках. Виктор открыл контейнер и достал оттуда несколько еще закрытых бутылок.

   - У нас замкнутая система циркуляции воды! Мы пьем собственно ссанье не для того, чтобы тратить воду на умывание! - Хью снова приблизился к Виктору, в руке его сверкал нож.

   - Уйди, а то я ей богу тебе сейчас... - он сделал шаг в его сторону, поднимая перед собой кулаки. Хью не отошел. Он продолжал стоять перед Виктором, с ножом, направленным ему в грудь. Виктор поднял пластиковую бутылку и, перед тем как Хью что-то сообразил, кинул ее Каролине. Та сразу поймала ее, но не открыла, а держала в руках, напряженно наблюдая за сценой. Виктор сделал еще один шаг. Нож уже упирался ему прямо в грудь. Он чувствовал, что твердое лезвие, почти прокалывало скафандр. Но он не смотрел на него. Взгляд его был обращен на Хью, на его налитые злобой и кровью глаза, на его дрожавшие от гнева губы. Не известно, сколько бы продолжалась вся эта сцена, чем бы она закончилась, если бы не Йорг.

45
{"b":"586958","o":1}