ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Час ушел на подготовку, еще полтора часа на медитацию, чтобы собраться с силами и восполнить резерв. Все, пора приступать. А приступал он осторожно, аккуратно тянулся по тоненькой нити ментальной связи. Вот… Вот же… Еще чуть-чуть и…

Оооо! В этот раз откат был хуже прежнего, его снова оглушило и ослепило вспышкой. Уплывая в обморок, лорд подумал, что прикует противную девчонку цепями в подземелье. Но связь понемногу крепла, хоть за это и приходилось каждый раз платить здоровьем.

И в самый последний момент на границе сознания Абдорну почудился голос мужчины!

- Мужчины?!! - мелькнуло в мозгу и он отключился.

глава 5

Посреди ночи Конрад проснулся от резко нахлынувшего чувства опасности. В первую секунду не понял, в чем дело, однако стоило повернуть голову в сторону кровати, как сразу стало ясно. Анхелика. Девушке снился кошмар, она металась и тихонько стонала во сне. У Конрада сжалось сердце.

По опыту знал, сон надо прервать. А потом желательно, чтобы она рассказала, что именно ее мучает, тогда кошмар уйдет. Надо разбудить, дать ей воды, успокоить. Немедленно оказавшись на ногах, легко потряс за плечо и позвал. Но девушка не реагировала, продолжая метаться. Потряс сильнее:

- Леди, леди! Проснитесь!

Ничего похожего, кошмар никак не отпускал ее из своих тисков, стоны сделались громче и мучительнее.

- Анхелика?! Что с тобой! Очнись!

Конрад встревожился не на шутку. В таком состоянии у нее может начаться сердечный приступ. И действительно, Анхелика вдруг странно вытянулась, мелко-мелко задрожала и затихла. Открыла невидящие глаза, белки закатились.

Ему вдруг показалось, что девушка умирает. Не дышит! С ним как-то в детстве случилось нечто подобное, когда во сне он не мог вдохнуть, и казалось, что он умрет, так и не проснувшись. Не долго думая, схватил ее в охапку, разорвал рубашку на груди и стал давить на грудную клетку.

- Очнись! Дыши! Слышишь!

Прижал ухо к груди, вслушиваясь, неосознанно желая поделиться жизненной силой. Очнулась. Задышала.

Дернулась в его руках, жалобно застонала. От облегчения у Конрада словно огромный камень с души свалился. Он безотчетным движением прижал ослабевшее тело к себе крепко-крепко и стал целовать, приговаривая:

- Умница, очнулась, дыши девочка, дыши… Дыши…

А девушка постепенно пришла в себя. Зашевелилась в его руках, поднося руку к глазам. Конрад бережно переложил ее на одну руку, а другой поднес стакан воды:

- На, возьми, выпей скорее.

Но та вместо того, чтобы пить, вдруг напряглась и стала вырываться.

- Что… Что происходит? Что вы со мной делаете?!

- Ничего, - ответил растерянный Конрад, меньше всего он сейчас ожидал услышать упреки. - У вас был кошмар, леди.

Он отпустил ее, немедленно встал с постели, в очередной раз испытывая смесь обиды, досады и сожаления. Пригладил волосы, отворачиваясь, потому что девица тут же схватилась за ворот своей рубашки и шарахнулась к изголовью кровати, подальше от него. Видеть этот страх и недоверие в ее глазах было неприятно. Но он пересилил себя, заговорив спокойно:

- Вам снился кошмар, леди Анхелика. А потом вы и вовсе перестали дышать. Надо было как-то разбудить вас. Простите, если был неловок.

Говоря это, он мельком взглянул на девушку, она сидела в задумчивости.

- Простите… - пробормотала, наконец.

- Пустяки, - ответил Конрад, все еще испытывая досаду и неудовлетворенность. - Вам надо выпить воды. А потом постарайтесь вспомнить, что вам снилось.

Он не смотрел на девушку, потому что в ту минуту действовал не задумываясь, а сейчас, когда момент опасности прошел, пришли совсем другие чувства и ощущения. Некстати напоминая ему, что он мужчина. Тело помнило, каково это, держать ее, касаться обнаженной кожи.

Чтобы чем-то занять руки, он обхватил себя за плечи, осознав в тот момент, что тоже наполовину голый, и она смотрит на него каким-то странным взглядом. И под этим взглядом его стало заливать душной волной, отнимая дыхание, заставляя сердце гулко стучать, а после сладко замирать в груди. Конрад отвернулся, надо было как-то справиться с собой.

- Расскажите, что вам снилось, - сказал, когда смог говорить нормально.

- Мне… - неуверенно начала она спустя некоторое время. - Мне снилось… Это так страшно, будто кто-то вытягивает из меня душу. Кто-то черный и страшный. И он говорит, что я должна принадлежать ему.

Анхелика передернулась от отвращения.

- Простите… Я причиняю столько хлопот.

Девушка выглядела такой несчастной, так явно нуждалась в утешении. Но Конрад не решился подойти ближе, слишком хотелось снова почувствовать ее тело в своих руках, он не был уверен, что сдержится.

Надо говорить о чем-то нейтральном. Поэтому отошел к столу и спросил:

- Эти кошмары связаны с вашим побегом? Или начались раньше.

Анхелика задумалась.

- Пожалуй, вы правы. Раньше мне ничего такого не снилось, - ответила задумчиво.

- А теперь ответьте мне, леди, почему вы сбежали. Да еще столь необычным способом? Не каждой девушке придет в голову прыгать с тридцатиметровой высоты в воды залива, согласитесь.

Она вертела в руках пустой стакан.

- Да, не каждой, вы правы.

Анхелика вскинула на него взгляд, понимая, что момент истины настал. Придется рассказать капитану все, потому что только он теперь в состоянии ей помочь. Если, конечно, не захочет воспользоваться ее беспомощностью. Впрочем, в его непорядочность она не верила, если бы хотел, давно уже мог воспользоваться.

- Я единственная дочь князя Ларнака. Наследница. А бежать таким образом мне пришлось, - тут она горько поморщилась. - Потому что отец продал меня.

- Как это продал? - не понял Конрад, невольно подавшись вперед.

- Вы знаете, что такое договорной брак, который заключается представителем жениха по доверенности?

Он кивнул:

- Имею представление.

- Ну вот… - она развела руками, озираясь, куда бы девать стакан.

- Еще воды? - спросил Конрад, подходя, чтобы забрать его у девушки.

- Спасибо. А нельзя ли мне чуть-чуть вина?

Молча налил ей треть стакана и подал. Анхалика пригубила и продолжила:

- Отец подписал такой договор и отдал меня второй женой в гарем принца Валида, наместника Перкиссы. От лица наместника договор подписал его представитель лорд Абдорн, который и должен был доставить меня в Перкиссу и сдать жениху. Как товар, как тюк в упаковке. А за это отец получал право беспошлинной торговли и защиту от пиратов для кораблей Ларнака, - она вздохнула. - Разумеется, моего мнения никто не спрашивал. Вот и пришлось спасаться самой.

Рассказ Анхелики объяснял многое. Теперь вполне понятно, почему их преследовало аж три корабля. Значит, политическая и экономическая выгода. А расплатиться за это можно всего-то одной девушкой. Неплохо.

Девушка сидела подавленная, Конрад подошел поближе, забрал у нее пустой стакан. А после вернулся и присел на краешек кровати. Его давно уже потряхивало страстной дрожью, но собственные чувства и желания он держал в узде.

- Вы позволите?

Кивнула, уткнувшись взглядом в покрывало.

- Анхелика, - мягко проговорил он. - Давайте поговорим о вашем будущем. Что вы собирались делать, после того как сбежали? Был же какой-то план?

Она подняла него глаза, полные благодарности, а Конраду стоило огромных усилий, удержать свои руки при себе.

- Мне нужно попасть в Таргас, к бабушке. Она спрячет меня.

- А потом?

- Не знаю, - она покачала головой. - Я ведь теперь вроде как замужем.

- Прятаться всю жизнь? - спросил Конрад.

- Наверное, как-то можно разорвать этот договор, - неуверенно начала она. - Но как, сколько это потребует времени… Я не знаю…

Из глаз Анхелики потекли слезы. Застывший взгляд девушки не отрывался от ладанки на груди Конрада, Старая, потертая кожаная ладанка, на простом кожаном шнурке. Как во сне Анхелика прошептала:

- Знаете, оба раза из кошмара меня вырвал ослепительный свет. И оба раза вы прижимали меня к груди. Наверное, этот свет от вас…

10
{"b":"586962","o":1}