ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меньше, чем через полминуты утреннюю тишину прорезали душераздирающие вопли.

Ничего не подозревавший боцман позевывая выбирался из гальюна. И тут он сталкивается с призраком белой дамы, который стремится туда, откуда он только что вышел. Доблестный моряк не ожидал такого подвоха от привидения. Орал он долго и истошно. Анхелика тоже орала благим матом, прижимая к груди драгоценный горшок.

А тем временем на палубу с выпученными глазами вылетела вся команда, потихоньку явившаяся на корабль к рассвету. И слегка прикрытый простыней, растрепанный капитан.

- Женщина на корабле, женщина на корабле… - испуганно крестились моряки.

В то же утро для леди Анхелики были построены личные удобства прямо в каюте капитана. Удобства лепились за кормой, как ласточкино гнездо. Просто, комфортно. И никаких привидений.

Стоит ли говорить, что капитану дружно завидовали, а боцмана подкалывали белой дамой до скончания века. Но суеверия есть суеверия, они неистребимы. И в гальюн моряки теперь ходили с большой опаской.

Так что, некоторые вещи не меняются.

Женщина на корабле всегда приносит эээ… счастье. И ужасно много хлопот.

эпилог

Из герцогства Энио в Маркленд они отплыли на третий день. Ариф попросил хотя бы неделю на подготовку, все-таки предстояло побывать при стольких королевских дворах, надо же запастись достойными подарками.

Но больше трех дней Конрад дать не мог. Торопился в отцовский замок Кроншейд, чтобы успеть попасть к Новогоднему празднику. Во-первых, хотел сделать сюрприз, а во-вторых, на Новый год в Кроншейд собиралась вся родня. А уж сестер и кузин хорошеньких там будет пруд пруди. Хоть Эджуб и старался скрывать свои чувства к Анхелике, Конрад понял, что друг просто не стал стоять у него на пути. За это был несказанно благодарен. И если другу понравится кто-то из его родственниц…

О, никогда еще он не чувствовал себя свахой!

Когда Ариф услышал про снег, сначала пришел в ужас, а потом ему стало ужасно интересно, как это, когда все кругом укрыто белым покрывалом, словно пирожное сахарной пудрой. И тут же стал запасаться меховой одеждой. Естественно, найти за два дня меховую одежду в стране, где царит вечное лето, задача не из простых. Бедный евнух весь извелся.

Эджуб хоть и посмеивался над ним, но и сам был взволнован. Ему еще не приходилось бывать в северных землях. Дела в Перкиссе решил временно отложить, потому что к мысли, что ему придется стать наместником и возглавлять такую большую и стратегически важную провинцию Магрибахарта, тоже следовало привыкнуть. К тому же Эджуб был совсем молод, и что греха таить, ему просто хотелось новых впечатлений.

А впереди было большое плавание из теплого Полуденного моря по Ветреному океану к Северным морям, где же уже начинался сезон штормов. Королевство Конрада не имело своего выхода к морю, им предстояло почти два месяца плыть до проливов к берегам Игерсхолда, а потом через земли короля Рагнера и лорда Вульфрика добираться по санному пути до родного Маркленда.

В назначенный день «Маркленд» Конрада и «Молния» Эджуба вышли из гавани Энио в открытое море. Курс был на Таргас, Анхелика просила заехать на день к бабушке. Получить благословение леди Эухении, а также пригласить ее на свадьбу в Кроншейд, и заодно узнать кое-какие семейные тайны.

Леди Эухения, троюродная кузина ныне здравствующего князя Таргаса, приняла гостей на террасе своей загородной виллы, где эта достойная леди изволила проживать уже больше тринадцати лет. С той самой поры, как умерла ее дочь Маргарита, мама Анхелики.

Почтенная старушка терпеть не могла своего зятя, князя Ларнакского, и была категорически против брака дочери с ним. Глаз тещи обмануть практически невозможно, ибо теща видит в избраннике дочери все те недостатки, на которые с готовностью закрывают глаза влюбленные женщины. Но увы, юная Маргарита не стала ее слушать.

Взглянув на внучку, леди Эухения вздохнула, к сожалению, после смерти дочери им крайне редко доводилось видеться. Маргарита умерла совсем молодой, Анхелике было чуть больше двух лет. А с князем Ларнака, этим прожженым дельцом, дел иметь не хотела, какими бы не были обстоятельства смерти дочери, она все равно склонна была винить в этом зятя. Однако внучку любила, хоть та и унаследовала внешность родни со стороны отца, но характер, живая непосредственность - все это было у нее от матери.

Нежданные гости предстали перед маленькой сухонькой, но весьма боевой старушкой горделивой внешности и явно сварливого характера.

- Дорогая, - успел шепнуть Конрад на ушко Анхелике. - Ты тоже станешь таким сушеным драконом в старости?

Анхелика прыснула со смеху и шикнула на него, но тут бабуля вмиг преобразилась, и вся стала лучиться радостью.

- Дитя мое, моя маленькая девочка! Я то думала, пожаловал этот прохиндей, мой зять! Дай-ка я посмотрю на тебя, как выросла! Теперь и умирать не страшно.

Она говорила, не умолкая, успевая обнимать и вертеть Анхелику во все стороны и утирать слезы, и смеяться. Наконец, поцеловав внучку, шепнула ей на ушко:

- А я видела вас сегодня во сне. Какие с тобой мальчики… Ммммм! Который из них твой? Погоди, погоди, дай угадаю. Вон тот красавчик, который светится изнутри.

И указала на Конрада. Этот ее жест послужил сигналом, Мужчины подошли и поочередно представились. каждому милостиво было позволено поцеловать сухонькую старушечью ручку, похожую на птичью лапку. Леди Эухения улыбалась всем, произнося благосклонно:

- Очень рада видеть. Очень…

А внучке успела шепнуть сквозь зубы:

- Надо же, два с половиной дракона…

Бабушка расстроилась, что они уезжают немедленно, а вот приглашение на свадьбу приняла с большим воодушевлением. А потом, дамы ненадолго уединились посекретничать. Первое, что Анхелика спросила, когда они остались наедине, было:

- Бабушка, а почему ты сказала два с половиной дракона?

- Ну как же, один них ведь евнух, - брови бабушки в удивлении приподнялись.

- Но как ты поняла про..

- Драконью кровь? Ну это как раз очень просто, девочка моя. Я ведь вижу истинную суть вещей. И ты тоже так сможешь со временем.

Рассказ про навязанное замужество и драматическое бегство вызвал у бабки возмущение. А вот про то, что Валид сам отказался от нее и позволил выйти замуж по желанию, она выслушала очень внимательно. Потом сказала:

- У женщин из Ларнакского дома есть дар великой силы, проявляется он в страсти. Потому Валид и принял твою тетку Гелис, ему ее сила дала все, что он хотел. Но и у тебя есть дар великой силы, только проявляется она в любви к свободе. В любви, дитя мое, - улыбаясь повторила бабуля. - Страсть может служить многим господам, а у любви только один выбор.

Потом хихикнула, совсем как девчонка:

- Ах… Будь я помоложе, того юного темнокожего дракончика ни за что не выпустила бы… Да, о чем это я…

Старушка спохватилась, быстро переключаясь на другую тему:

- Но ты не жалей, девочка, что твой муж отдал алмаз Валиду, алмазом он тебя выкупил. Зато благословения все на нем остались. Око света помогает освободить внутренний свет, если таковой у человека имеется. Это очень древний артефакт, он никогда не задерживается подолгу в руках одного владельца, потому что у света не может быть хозяина.

Потом засуетилась и вынесла большую шкатулку:

- Кстати, я вам кое-что дам в дорогу…

Из Таргаса они уехали с полным набором охранных артефактов на все случаи жизни, бабушкиным благословением, и клятвенным обещанием приехать на свадьбу. При этом глаза леди Эухении так пристально поглядывали на молодго красавца Эджуба, что тот занервничал. Как знать, что эта почтенная дама могла видеть, непорядок в одежде или истинную суть вещей?

В Ларнак не заезжать не стали.

Оттуда далее по курсу был Игерсхолд.

***

Почти два месяца непрерывного плавания. В порты заходили всего несколько раз, пополнить запасы воды и продовольствия. Эджуб и Ариф перебрались на «Маркленд» сразу же, потому что путь длинный, а вместе намного веселее. Конрад поселил их в пустовавшей гостевой каюте, которая, как оказалось, все-таки имелась на его корабле.

31
{"b":"586962","o":1}