ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-Вымпелы на нем чьи?!

-Сей час, капитан...никак не разберу, капитан...далеко.

-Вахтенный, скажете после. Поднять флаги. Отправить сообщение. “Я старший. Зона, закрытая для полётов. Предписываю сменить курс.”

Через некоторое время вахтенный сообщает:

-Капитан, с того дирижабля нам ответили.

-Ну и, вахтенный, не томи! Чего там? Матрос ответил: – Оттель сообщили: “Нужен лоцман. Нужен буксир. Держитесь в стороне от меня. Управляюсь с трудом.”

-Вот, значит, как? А ну посигналь им. “Немедленно остановитесь для досмотра.’ И предупредительным сигнальным садани. Авось задумаются.” И чей это за дирижабль, черт его раздери!

-Капитан, они дали ” Отрицательный ответ. Держитесь в стороне. Управляюсь с трудом.” Знаете, капитан, это точь иноземец, капитан. Обводы на нем явно мериканские.

-Да что он там. Неужто в самом деле неисправный? Придется сажать, иначе мешать будет. Название видно?

-Да вот, он к нам повертается. Сей час, капитан...Я же говорил, курьерский почтовый. Дирижабль Мугалия Пост...К-капитан, вы только посмотрите на это!

-Что там, вахтенный? – капитан поднял свою подзорную трубу.

-Нумер...видите нумер на хвосте?! И гляньте еще на их мостик, там народ выскочил, руками машет. А что это у них за блестящие палки такие?

-Вахтенный, какие палки?

-Да в руках оне держат.

Капитан наконец-то увидел то, о чем говорил вахтенный. И тут же помчался к рупору.

-А-а-а! Б-бисово отродье! Т-тревога-а! Плутонги правыя! По иноземному дирижаблю немедля бронебойным пли-и!

Поднятая по тревоге канонирная команда успела дать лишь пару залпов по этому дирижаблю, когда его с мостика в сторону ‘Слонобоя’ потянулось несколько тонких голубых линий. Вначале ничего не было, а потом, словно ниоткуда появившееся, слегка трескающее разрядами, голубое свечение легко пробежалось по всему дирижаблю. Потом снова и снова, снова и снова. Этот веселый бег был началом огненной волны, полностью поглотившей дирижабль, намедни носивший название эскадренного его Величества “Слонобой”.

Когда дорога пошла в горку и подъем на вершину закончился поворотом, Бойко толкнул меня, показывая куда-то в бок:

-Серег, глянь-ка туда! Вона кто по нам палил!

Над лесом вдалеке виднелись два дирижабля, большой и малый. Большой, явно имперский военный, выглядевший большим летающим хищником и малый, непонятно чей, раза в три меньше, похожий на тонкую сигару. Услышали звуки нескольких раздавшихся выстрелов орудий. И следом заметили яркую вспышку, легко поглотившую большой военный красавец-дирижабль.

-Ур-ра-а-а-а!

-Бойко, ты что, дурак?! С ума сошел?

-Дык он же по нам небось палил!

-Так нашего же и сбили. А палил он в нас поначалу, думаю, нас за тех врагов и принял. Дружественный огонь.

-К-какой ог-гонь? – не понял сразу Олег.

-Какой-какой?! Такой! Дружественный! До ее высочества значит совсем близко.

-А ведь и вправду дурак. Как же я сразу не сообразил-то?!-начал сокрушаться репортер.

-Александра-а! Саша-а! Ваше высочество-о-о! Это мы-ы! – как одурелые орали мы, пытаясь докричаться до едущей впереди нас княжны. Ибо в дорожных войнах с Дуксами, а затем и с Хорьхами приказал долго жить гудок. Ее второй сокомандник, сидевший в паровике на пару с охранником, следовавший за ней, не пропускал нас, увеличивая дистанцию между нами и ней.

Когда тракт вдруг раздвоился, я обрадовался. Так как оба паровика имперского гаража ушли в левую часть дороги, а мы свернули в правую. И у нас появилась возможность их догнать. Чем мы и воспользовались. Разогнавшись, мы обошли второй паровик и снова выскочили на тракт, почти поравнявшись с ‘Молнией’ княжны:

-Александра-а! Саша-а! Ваше высочество-о-о! Это мы-ы! Остановитесь!

Княжна, заметив знакомое лицо, махнула рукой, потом недоуменно нахмурилась, но все же остановилась. Мы тоже. За нами встал второй паровик, из которого выскочил наблюдатель, оказавшийся еще одним охранником. В руке он держал только что вытащенный из-за обшлага кожаной куртки небольшой парострел. Ее высочество недовольно зашипела:

-Ах ты! Каков нахал! Пф! Сергей, забылся?! Меня так никто не называет. Только дома семье позволено. Белены что-ль объелся! И если ты думаешь, что...

-Ваше высочество, Александра, но простите, давайте без политесов. Вам сейчас грозит серьёзная опасность. Покушение. И это не шутки.

- Пф! Я это слышала, мне не раз сообщали.

-Ваше высочество, отнеситесь к нашим словам серьезно. Мы за вами с первого этапа гонимся, пытаясь догнать. Только что военный дирижабль над лесом уничтожили. Видели?

-Какой еще д-дирижабль? Слонобой?! Это вон тот маленький с ним справился? Пф!

-Не знаю названия, но да-да. Давайте не терять ни минуты. Предлагаю вам и вашему охраннику поменяться с нами мобилями. И нужно переодеться. Вы одеваете наше, а мы ваше. Должно подойти.

-Да как вы смеете! ...Ах вы! ... -пунцовевшая, как алый мак, девушка аж не нашлась, что на это и сказать: – Вы понимаете, что предлагаете?!

-Ваше высочество! Все потом. Некогда! Враги скоро уже тут будут, а нам отвести их от вас еще нужно. Саша, немедленно снимайте свою куртку, если вам жизнь дорога.

-Ах Сергей, если вы мне соврамши...ну если я только узнаю...если ты кому-нибудь даже заикнешься...если

-Ваше высочество, как можно?! -испуганно проговорил Бойко, ни разу не сталкивавшийся с негодованием столь высоких персон.

-Пф! Я даже не знаю, что с вами обоими сделаю! -грозно завершила свой спич ее высочество, начиная, одновременно с охранником, снимать свою верхнюю одежду: -Надеюсь, вы знаете, что делаете?!

Обменявшись верхней одеждой, я принялся лезть в “Молнию” Александры. Бойко в нерешительности стоял рядом, не предпринимая никаких действий.

-А это то зачем?

-А как же! Чтобы сбить с толку наших преследователей. Они ж еще не знают, что мы переоделись.

-Твоя правда!

-Саша, ваше высочество, не бойся, знаю я, как твоей конфеткой управляться. Как-никак сам доводил. Не теряйте времени, Саша, лезьте в “Пулю” . Там все для тебя знакомо.

-Пф! Нахал! Ни капли вежливости! Вот уж все закончится, я тебя проучу!

-Все потом, ваше высочество. Бойко, а тебе особое приглашение нужно?! Лезь давай!

-А может я все ж сойду?

-Олег, не дури, в последний раз говорю, лезь в паровик!

Невольный напарник словно нехотя начал залезать в паровик ее высочества. Вдруг разрешат остаться. Ее высочество кивнула головой гонщику второго паромобиля, подтверждая свое согласие на сопровождение ее, теперь уже бывшей, Молнии.

-Сергей, ты вернешь мне мою Лозьер “Молнию” в целости и сохранности. Понял?! Знаешь, сколько мы с ней уже? И попробуй мне только первое место занять! Пф! Самолично, прилюдно придушу! Знай! Я своих слов на ветер не бросаю!

- Обязательно, ваше высочество! Буду рад помереть от ваших распрекрасных рук! -смешно улыбаясь, ответил я ей, одновременно резко стартуя с места. За нами рванул второй гоночный Берлиэ под номером 02, оставляя ее высочество вместе охранником вдвоем.

-Ах же шут гороховый! Надеюсь, он знает, что делает-прошептала Александра. Этот молодой человек ей начинал нравиться своей бесшабашностью и непонятным упорством, помноженным на отсутствие авторитетов.

-И попробуй мне, Сережа, только пропасть или погибнуть! Я тебя с того света достану.

И посмотрев в небо, где над деревьями виднелись приближающиеся очертания небольшого дирижабля, кивнула своему охраннику:

-Едем же! Быстрее!

-Ополоуметь можно! Я еду в ” Молнии” ее высочества! -орал Бойко.

Я же только промолчал на это заявление инспектора.

В этом паровике я уже в мастерской сидел. И не раз, споря и доказывая свою правоту инженеру и всем ответственным за улучшения специалистам мастерской Арбузова. Держа одной рукой руль, пальцами второй я касался кожи воротника, накинутой на меня куртки. Она еще хранила тепло тела, только что расставшейся с ней, девушки. Конечно, куртка была мне немного маловата, для чего пришлось расстегнуть несколько пуговиц на ней. Но самое главное, за что можно простить все доставленные неудобства, она приятно пахла. Пахла приятными, наверное, очень дорогими, цветочными духами, к чему примешивался едва уловимый запах кожи куртки. И самой девушки.

39
{"b":"586963","o":1}