ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-То-то и оно. Оставьте, вашвысочество, нам делать нашу работу.

- И зачем я на этот бал была согласная, эвон, что получилось. Кабы не я...- девушка промолчала.

Северный вход в Императорский дворец обычно служил для прохода не очень важных персон, но был построен с такой же помпезностью, как Главный и Южный входы. Парадные, украшенные камнем и величественными скульптурами, лестницы вели с бель-этажа на первый, выводя гостей к вестибюлям и выходу. Поэтому выйдя из величественного здания по указке гвардейцев на мощеную камнем дорогу, люди должны были пересечь ее, быстро спуститься по белой садовой лестнице из известняка и, пройдя по зеленой лужайке, скрыться в ближайшем лесу. Где в нескольких местах прятались неприметные глазу калитки, о которых знала только охрана, слуги и живущие во дворце. Не успев выйти из дворца на улицу и пересечь дорогу, Александра почувствовала от земли сильную тряску и перестук глухих тяжелых ударов. Земля с каждым разом тряслась все сильнее и сильнее. Позвав малышек Лизавету и Марию, по прозвищу Плакучая Ива, а также сильнее подгоняя младшего брата Сашу, она услышала чей-то крик:

-Катайцы справа! Бегите! К лесу бегите! -и вокруг с обоих сторон захлопали парострелы. Рядом упал сраженным знакомый лейб-гвардеец, упал кто-то из гостей. Девушке повезло, родовое кольцо защитило ее. Она хотела было всплакнуть, но вспомнив о бегущих впереди беззащитных братьях и сестрах, спрятала подальше в себе эту предательскую мысль. Опустившись к солдату, она вытащила из его разжатых рук парострел, и, вскочив, побежала дальше. Но сотрясения земли были все сильнее. Александра, сделав всего несколько шагов, не удержавшись, выронила из рук оружие и следом упала сама. Вновь схватив парострел, она, поднимаясь, обернулась и увидев новую картину, пронзительно закричала:

-Дети-и! Не стойте-е! Бегите-е! Скорее-е!

Перед ней, совсем неподалеку, стояла махина катайского бронехода, уже нацелившего дула своих орудий в ее сторону. Цветной дракон на желтом фоне словно язвительно улыбался на развевающемся поверх башни флаге. Позади бронехода катайские солдаты бились насмерть с ее последними двумя защитниками. Остальные семеновцы пали в неравной борьбе. Понимая, что в своем чертовом громоздком бальном платье, она уже не успевает уйти с линии пушечной стрельбы, прав был тот гвардеец, Александра, не сильно надеясь на защиту кольца, с усилием подняла свой парострел, ставший неожиданно тяжелым. В последний раз. Прощайте, maman и papan! Прощай плутовка Саша, веселушка Флоппи, Машка-Плакучая Ива. Прощай нежный Швибзд и гордый Джорджи. Прощай милый Коко и милая Кака, не поминайте...-девушка, из глаз которой покатилась первая слеза, подняла такой бесполезный против бронехода парострел, вставая на последнюю защиту бегущих сзади братьев и сестер. Встать не получилось и она, подняв парострел, закрыла глаза, не желая смотреть своей смерти в лицо. Прощайте!

Раздался хлопок сдвоенных выстрелов парострельных пушек. Ну вот и все!

Пф! Защита выдерж... Я...я..я жива?! – под лязг, стон и грохот металла, новые хлопки выстрелов, под явственно слышимые ею шаги бронехода герцогиня Шлезвиг-Голстинская открыла свои глаза. И в удивлении прикрыла свой рот рукой. Катайский бронеход аки дикий зверь был уже ранен, непонятно откуда взявшимся, таким же по виду, бронеходом и из последних сил, весь в клубах пара и дымясь, вел с ним пушечную дуэль.

Оба гигантских бронехода на ее удивленных глазах обменивались светящимися на воздухе уколами паровых орудий. Некоторые болванки выстрелов сминаясь, рикошетом со свистом отлетали от башен, падая на землю то тут, то там. Хватало и прямых попаданий.

Появившийся с той стороны дворца новый стальной мастодонт изрыгал выстрелы из своих орудий значительно быстрее и точнее попадал в противника. Не в силах подняться и сдвинуться с места, девушка сидела в уже потерявшем свежесть бальном платье ни жива, ни мертва.

Наконец, очередным точным выстрелом новенький бронеход удачно поразил смотровые окошки и катайский его собрат, сделав один шаг, с надрывным стоном принялся заваливаться на здание дворца, принадлежащего ее семье. Падая на стены дворца, вражеский бронеход напрочь снес пару гранитных пустотелых колонн, творение известного архитектора и мастера-мага их семьи Бартоломью Боттичелли, и по оси падения рукой-стволом разбил окна с витражным стеклом, над которыми трудилось не одно поколение мастеров художественного стекла. И заодно сломав выступавшие на фасаде дворца красивые пилястры. От грохота, раздавшегося после падения бронехода, девушка даже вздрогнула. Переведя глаза на его противника, Александра еще и осмотрелась вокруг. Кроме нескольких трупов гостей, солдат и катайцев на дороге перед входом в дворец никого не было. Наверное уже убежали, подумала она. И решив бежать тоже, решила, с трудом поднимаясь в этом красивом, но жутко неудобном платье, напоследок взглянуть на своего нежданного защитника. Тот в несколько заходов повернулся, словно красуясь прилаженным штандартом Семеновского полка и своей криво нанесенной надписью. После чего вновь встал боком.

“Новик” ?! Наш?! -Не припомню таких бронеходов в составе нашей армии – удивилась она: – я бы тогда точно знала. Во всяком случае, от возможности оказаться в его кабине я бы никогда не отказалась и папеньку бы всяко упросила.

Но поднявшись и собравшись было идти, в следующий момент она удивилась еще больше, услышав смутно знакомый крик откуда-то сверху:

-Александра, ты-ы?!

Девушка подняла голову, пытаясь признать наверху того, кто же ее узнал. Но рассыпавшиеся на глаза волосы вместе с последними лучами солнца, идущего к закату не оставили ей возможности узнать кричавшего. Ведь тот сделал шаг назад и принялся зачем-то взмахивать руками.

-Саша! Погоди, я сейчас! Только стой на месте! И ничего не бойся!

И в следующий момент Александра разом оказалась в воздухе. Не успев испугаться, девушка, обдуваемая налетевшими воздушными потоками, оказалась на верхотуре на кормовой площадке. А узнав стоящего, она едва слышно прошептала: -Ах ты подлец!

Одновременно слева открылась кормовая дверь и оттуда с возгласом “Ой, простите!” выскочил еще один молодой человек. На площадке стало заметно тесней. И едва успев аккуратно приземлиться на кажущиеся хлипкими металлические конструкции, как её высочество размахнулась и залепила по лицу стоящему рядом с только что выскочившим, теперь уже знакомому “незнакомцу”, звонкую пощечину. Раздался звонкий удар.

-Бам-с! Вот! Получай!

-Александра! Саша! Да за что?-немедленно возопил Сергей.

-Ой! Я тогда пойду, мне обязательно надо внизу проверить. Забыл, да! – медленно пятясь и вновь открывая дверь, пробурчал, сильно удивленный таким приемом незнакомой девушки, Павел.

-Дурак! Остолоп! Ты ж меня чуть не убил!

-Бам-с! – девушка размахнулась снова: -А это за то, что из приюта сбежал!

-Бам-с! – и еще одна: -А это за то, что будучи на “Новике” весточку ни разу не подал! Мог же!? Мог! Каково мне услышать, что ваш дирижабль погиб!

-Александра, виноват, но как же ...как я мог...я же...Больно как! -принялся оправдываться юноша, потирая начавшую гореть щеку.

-Иди-ка ты сюда, вылечу -и девушка, обняв совершенно в это неверящего парня, без дураков поцеловала в его пылающую щеку. -это совершенно не больно!

-М-м-м! А мне вот такое лечение нравится!

-Ой! Дети-и! Я про детей забыла-а! Сергей! А ну спусти меня вниз!

Чего? Каких еще детей?

С первых шагов от портала до встречи с ее высочеством прошло совсем немного времени. Когда шли по дороге, ведущей к видневшемуся впереди дворцу и разбитой посреди территории большого дворцового парка, с обеих сторон украшенной статуями мужчин и женщин, богинь и каких-то древних военачальников, было ясно, что бой впереди разгорелся нешуточный.

Ушедший катайский бронеход щедро палил по кому-то впереди, прикрытый от меня высокими кронами и листвой величественных деревьев. А через пустые места в ветвях и листве были видны, снующие от дерева к дереву, фигурки катайских солдат, ведущих прицельную пальбу по ярко-зеленой с красными и белыми пятнами охране дворца. Покинутые солдатами опустевшие паромобили небрежно стояли неподалеку, загородив весь проезд по дворцовой дороге. Решив не идти в обход, понаставили тут, понимаешь, на косой вопросительный взгляд Павла, требую идти прямо:

88
{"b":"586963","o":1}