ЛитМир - Электронная Библиотека

Отступление из бухты Суда привело к необходимости спасать множество мелких кораблей, находившихся там после отступления из Греции. Особенно отличились в боях корвет «Сальвия» (капитан-лейтенант Дж. И. Миллер) и тральщик «Ланнер» (шкипер У. Стюарт), которые выполняли свои опасные обязанности «бесстрашно и решительно». Совершенно ясно, что все корабли охраны водного района на Крите проявили те же качества при постоянных бомбежках и обстрелах с воздуха. Кроме торпедных катеров, упомянутых ранее, «Сальвии» и «Ланнера», там находились тральщики «Уиднесс» (капитан-лейтенант Р.Б. Чандлер), «Дерби» (лейтенант Ф.К.И. Брайтмен), траулер «Мунстоун» (капитан-лейтенант П.Дж. Бриттен), 4 южноафриканских китобойца «Сиверн» (капитан-лейтенант Р.Э. Кларк), KOS-21 (капитан-лейтенант И.Г. Уилсон), KOS-22 (лейтенант Г.Д. Фокстон), KOS-23 (капитан-лейтенант Л.Дж. Рейд) и 3 моторных катера ML-1011 (лейтенант Э.Г. Блейк), ML-1030 (лейтенант У.М.О. Кукси), ML-1032 (лейтенант Э.Н. Роуз). Там же находились 3 лихтера типа «А» под командой лейтенанта Б.У. Уотерса, используемые для перевозки грузовиков, легких танков и прочей техники.

В полночь 26 мая всем оставшимся кораблям было приказано покинуть бухту Суда и следовать вокруг западной оконечности острова в Александрию. ML-1011 уже ушел, хотя на следующий день был потоплен вместе с драгоценной рацией. Из двух остальных моторных катеров ML-1032 выдержал 20-минутную схватку с самолетом и благополучно прибыл в Александрию. Но ML-1030 был потоплен в 15 милях западнее острова Гавдопуло. Экипаж катера перебрался на резиновую лодку под пулеметным огнем и 20 часов болтался в море. Лодка тащила за собой спасательный плотик, борясь с сильным волнением. Прибыв на остров, моряки залатали пулевые пробоины в лодке и совершили 20-мильный переход до Крита, прибыв в Сфакию. «Сальвия», «Мунстоун», «Дерби», «Уиднесс» и KOS-23 были 20 мая уведены из Суды для действий в других местах. Последние 2 корабля были потоплены авиацией.

Из своей импровизированной штаб-квартиры, которую вдобавок приходилось делить с Фрейбергом, Морзе послал в район базы грузовик, чтобы забрать, что еще можно было вывезти. Грузовик был обстрелян самолетами, капитан-лейтенант И.Дж. Робертсон был серьезно ранен, а матрос Симонит погиб.

Битва за Средиземное море. Взгляд победителей - _17.jpg

27 мая в 21.00 Морзе приказал уничтожить узел связи, а переносные рации погрузить на машину и отправить в Сфакию. В 22.00 маленькая группа грузовиков забрала Фрейберга, Морзе, их штабы и отправилась в Сфакию. Продвижение по единственной узкой горной дороге было медленным и трудным. Постоянная тряска вывела из строя рацию, и ее пришлось выбросить. Штабы отступающих войск потеряли связь со штабом Средневосточного Командования и штабом Средиземноморского флота в Александрии. Морзе знал, что сохранилась еще одна рация, которая ранее принадлежала КВВС и уже была отослана в Сфакию. Она отыскалась в пещере примерно в миле от Сфакии. К 10.00 в среду 28 мая эта пещера стала последней штаб-квартирой британского командования на Крите. Радиосвязь со штабами в Александрии была восстановлена. Фрейберга теперь больше всего заботила проблема отрыва от противника и организация наиболее быстрой погрузки. Он сомневался, что генерал Уэстон сумеет сдержать наседающего врага больше 2 дней. Однако в среду 28 мая 5-я новозеландская бригада провела успешный арьергардный бой в Стилосе, в 7 милях по горной дороге из Суды в Сфакию. В тот же день коммандос и 2/8-й австралийский батальон отбили 2 атаки 85-го горно-егерского полка в Рабали Хани, в И милях от Суды. Они успешно использовали один из оставшихся танков Mark.I и смогли продержаться целый день на отлично выбранной позиции, которая помешала немцам эффективно использовать их артиллерию. Таким образом коммандос заблокировали дорогу в Сфакию и Ретимо, так как дорожная развилка на эти два города находилась в 4 милях позади них.

Изолированные узлы сопротивления были раздавлены немцами еще до этих боев. Однако на узкой горной тропе можно было не опасаться, что такое случится с арьергардом. Несколько контратак коммандос в сумерках окончательно отбили у немцев охоту атаковать ночью. Следует отметить, что отсутствие воздушной поддержки в этой холмистой местности лишило немцев мощной опоры, которой они пользовались ранее.

4-я новозеландская бригада была послана еще дальше в местечко Аскифу, в 25 милях от Суды и всего в 8 милях от Сфакии. Это было похожее на блюдечко плато около мили диаметром. Сюда могли высадиться германские парашютисты, чтобы отрезать англичанам путь к отступлению. Однако в этот день германская авиация почти бездействовала, сосредоточившись в основном в районах ожидаемых прорывов из Ретимо и Гераклиона. Случайные самолеты поливали тропу из пулеметов, солдаты падали на землю или пытались укрыться за валунами. Впрочем, можно было в течение дня укрываться, а переход совершить ночью. Дисциплина была разной. Боевые части обычно двигались строем, но встречались и беспорядочные группы беглецов без оружия в разномастной форме. Чем ближе люди подходили к пункту назначения, тем сложнее становилась дорога. Крутые склоны преграждали путь. Люди были голодны, страдали от жажды, их башмаки изорвались, и многие буквально падали от усталости. Отступление стало испытанием на выносливость.

Над всем этим витала незримая убежденность, что если они доберутся до Сфакии, то война для них кончится. Флот заберет их оттуда. Кто-то позаботится о них. Мы еще увидим, что сделал флот.

Рассказывают, что отступающие солдаты видели молодую девушку с винтовкой в руке, отдыхающую на обочине. Она была не старше 17 лет, и у нее были длинные светлые волосы. Солдаты тупо удивлялись, уставшие настолько, что не могли вымолвить ни слова. Один из солдат с недельной щетиной на лице молча отдал ей честь, проходя мимо.

ГЛАВА 9

ФЛОТ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

Среда 28 мая — четверг 29 мая

Несмотря на тяжелые потери и многочисленные повреждения, накапливающиеся поломки и отсутствие времени для ремонта, корабли Каннингхэма были готовы приступить к решению главной задачи — эвакуации войск с Крита в Александрию. По оценкам штаба флота, следовало вывезти около 22000 человек. Однако германские подкрепления продолжали прибывать, давление противника на позиции англичан усиливалось, и поэтому перспективы спасения выглядели не слишком хорошими. Главным фактором была скорость. Требовалось точно знать, где можно принимать на корабли отступающие войска и в каком количестве. Каннингхэм не имел связи с Критом в период отступления из бухты Суда. Начиная с 21.00 27 мая, когда был покинут узел связи, до полудня 28 мая, когда Морзе прибыл в пещеру возле Сфакии, радиосвязи не было. Однако перед уходом Морзе отправил последнюю радиограмму, давая примерную оценку ожидавших эвакуации войск в Гераклионе на северном побережье и в Сфакии, Плаке и Тимбаки на южном. Теперь, когда организованное сопротивление на суше прекратилось, можно было ожидать, что Люфтваффе переключатся на корабли в море. Исключая короткий период действий «Формидебла» против аэродрома Скарпанто, флот совершенно не имел истребительного прикрытия. Однако теперь КВВС обещали кое-что сделать, хотя их самолеты могли появляться очень редко из-за большого расстояния. Полковник авиации К.Р.Б. Пелли был временно прикомандирован к штабу Каннингхэма, чтобы координировать действия истребителей и флота. К штабу флота был прикомандирован и армейский офицер связи — генерал-майор Дж. Ф. Эветтс. Каннингхэм очень высоко оценил тесное взаимодействие, налаженное благодаря усилиям этих офицеров.

Планом предусматривалось проводить погрузку войск в течение 3 часов после полуночи. В этом случае у кораблей оставалось 4 часа темноты до этого периода и после него, чтобы днем оказаться как можно дальше от вражеских воздушных баз. Войска из района бухты Суда должны были отступать в Сфакию. Войска из Гераклиона предполагалось грузить прямо в этом порту. Войска из Ретимо могли легко отступить в Плаку, где их ждали бы корабли. Однако радиосвязи с гарнизоном Ретимо не было, поэтому он вообще не получил известия об эвакуации. В четверг 29 мая самолет КВВС полетел в Ретимо и сбросил написанную на сленге записку с приказом отходить в Плаку. Немцы, подобрав ее, ничего бы не поняли. Однако ее вообще никто не подобрал. Войска подполковника И.Р. Кэмпбелла продолжали оборонять аэродром до пятницы 30 мая, когда у них кончилось продовольствие и боеприпасы. После этого они были вынуждены капитулировать. Из 1000 человек гарнизона Ретимо 160 погибли, 140 сумели скрыться, а 700 сдались, так и не узнав, что спасение находилось всего в 10 милях к югу.

101
{"b":"586964","o":1}