ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь британские эсминцы занялись транспортами. Итальянское судно «Сабаудиа», груженное боеприпасами, взорвалось с ужасным грохотом. Командир эскорта капитан 2 ранга Пьетро де Кристофаро находился на эсминце «Тариго» во главе конвоя. Он немедленно повернул назад и попытался прикрыть своим кораблем транспорты. Первый же залп, попавший в «Тариго», смертельно ранил де Кристофаро. Градом снарядов итальянский эсминец был превращен в пылающие обломки. Де Кристофаро командовал до последнего момента. Уже тонущий «Тариго» выпустил 3 торпеды в «Мохаук». 2 из них попали в цель, и британский эсминец тоже затонул. На нем погибли 2 офицера и 39 матросов.

Больше потерь англичане не имели. Зато остальные 4 транспорта (все германские) с войсками и техникой для Роммеля были потоплены, так же, как «Валено» и «Тариго». «Лампо» сдрейфовал на мелководье банки Керкенна и позднее был спасен итальянцами. Всего противник потерял 350 человек, 300. автомобилей и 3500 тонн различных грузов, что было самым серьезным ударом по Африканскому Корпусу в период его перевозки в Ливию. «Суордфи-ши» 830-й эскадрильи сумели потопить лишь 1 транспорт. Некоторых успехов добились подводные лодки, которые с января по апрель 1941 года на ливийском маршруте потопили 10 судов общим водоизмещением 27168 тонн.

Англичанам также удалось восстановить силы своей авиации на Мальте. Самолеты приобрели огромное значение в борьбе на коммуникациях Роммеля, хотя подводные лодки, базирующиеся на Мальте, добились самых крупных и самых громких успехов. Именно эти 2 системы оружия оказали решающее влияние на исход битвы за Средиземное море, хотя сказать, чей вклад был больше, слишком трудно. Более детально мы рассмотрим действия самолетов и подводных лодок немного позднее.

Британское командование делало все возможное, чтобы восстановить ударную мощь Мальты. Слишком долго правительство отмахивалось от нужд острова, не веря, что его удастся удержать. Зато теперь, когда события в Ливии и Греции приняли катастрофический характер, то же самое правительство потребовало «принять решительные меры для стабилизации положения на Среднем Востоке». Каннингхэму было предложено обстрелять и заблокировать порт Триполи, используя в качестве брандеров линкор «Барэм» и крейсер (Совершенно непонятно, почему автор использует безличную форму предложения. Сэр Уинстон Черчилль был автором этого бреда. А. Б.). Более детальное изучение этого предложения сразу показало его полную несостоятельность. И хотя адмирал очень резко высказался против попыток заблокировать Триполи, он все-таки согласился провести обстрел порта своими кораблями. Почему-то Каннингхэм не желал возложить задачу уничтожения портовых сооружений Триполи на авиацию, несмотря на то, что прекрасно помнил болезненный урок, полученный его флотом в Греции, когда Люфтваффе превращали в руины греческие порты. Каннингхэм достиг полной внезапности. Одновременно с обстрелом с моря «Суордфиши» и «Веллингтоны» с Мальты провели бомбардировку Триполи. Город серьезно пострадал, а британские корабли спокойно ушли, не встретив помех со стороны вражеской авиации, базирующейся на соседнем аэродроме Кастель Бенито.

Тем не менее, портовые сооружения остались, в основном, целы. Поэтому правительство начало давить на Каннингхэма, требуя повторения операции, хотя на сей раз риск был значительно выше. Адмирал решил, что возможные результаты не оправдают этого риска. Однако разногласия разрешились неожиданно — начались события, которые потребовали от флота предельного напряжения всех сил. В тот день, на который был намечен повторный обстрел, правительство приняло решение эвакуировать британские войска из Греции. Для Средиземноморского флота начался долгий период тяжелых испытаний. Ему предстояло сражаться с более чем 500 самолетами X и VIII авиакорпусов, и эти бои завершились лишь 1 июня, когда с острова Крит был вывезен последний британский солдат.

ГЛАВА 4

ГРЕЦИЯ И КРИТ: ТРИУМФ ЛЮФТВАФФЕ

В годы Второй Мировой войны было несколько периодов, когда надежды Великобритании избежать поражения становились почти призрачными. Однако весной и в начале лета 1941 года страна оказалась на самом краю пропасти. В Северной Африке армия генерала Уэйвелла, значительно ослабленная отправкой войск и самолетов на помощь Греции, оказалась неспособной противостоять контрнаступлению врага. Африканский Корпус генерала Роммеля захватил всю Киренаику за исключением Тобрука.

В Греции британские войска были просто принесены в жертву. Их было слишком мало, чтобы остановить наступление германской 12-й армии, поддержанной многочисленными самолетами VIII авиакорпуса и частью сил X авиакорпуса. Немцы захватили всю страну буквально в течение 3 недель. К 21 апреля стало ясно, что войска, с таким трудом доставленные в Грецию, следует немедленно эвакуировать. Это следовало делать только по ночам. Стремительно растущие трудности такого предприятия ясно продемонстрировали события 21 и 22 апреля, когда германские самолеты, не встречая никакого сопротивления, уничтожили в греческих водах 23 корабля, включая греческий эсминец и 2 госпитальных судна.

Общим планом операции «Демон» предусматривалось, что уцелевшие войска будут с боями отступать к тем участкам побережья, куда ведут относительно хорошие дороги. Туда, как только наступит темнота, прибудут корабли, выделенные для эвакуации. Греческие каики, катера и вообще все мелкие суда, которые удастся собрать, будут перевозить на них людей с берега. За этими несколькими предложениями скрывались колоссальные усилия, затраченные на организацию сложной операции, множество сиюминутных импровизаций, вынужденно вызванных стремительным изменением обстановки, и бесконечное число совершенно непредвиденных происшествий. Чтобы детально описать все это, потребуется отдельная толстая книга.

51000 британских солдат продолжала отступать под непрерывными атаками германских пикирующих бомбардировщиков к нескольким участкам побережья — Мегара, Рафина и Рафтис возле Афин, Навплия, Толон, Монемвазия и Каламата в Морее. Из своего штаба, находящегося в бухте Суда на Крите, вице-адмирал Придхэм-Уиппел руководил передвижениями невероятного сборища кораблей и судов. Он имел в своем распоряжении 4 крейсера — собственный флагман «Орион», «Перт», «Аякс» и австралийский «Перт», а также 3 крейсера ПВО — «Калькутта», «Ковентри» и «Карлайл». Кроме того, для эвакуации были привлечены 20 эсминцев, 3 фрегата и десантные штурмовые суда «Гленарн» и «Гленгайл». Торговый флот выделил 19 транспортов среднего размера. К побережью Греции были отправлены все имеющиеся мелкие суда, в том числе лихтера типа «А», предшественники знаменитых танко-десантных барж LCT.

24 апреля несколько колонн войск вышли в назначенные пункты побережья. Усталые и голодные солдаты все-таки сохранили достаточно высокий боевой дух. Офицер связи ВМФ контр-адмирал Бейли-Громан писал: «Организованность и дисциплина отступающих к побережью войск были прекрасными, особенно если учесть, что они уже несколько недель вели арьергардные бои, от Салоник почти до мыса Матапан».

Этой ночью затемненные корабли подошли как можно ближе к берегу и стали на якорь. Немедленно к ним устремились десятки катеров и шлюпок, забитые солдатами.

Так началась первая из трех больших операций, в которых участвовал почти весь британский Средиземноморский флот. В трудную минуту он пришел на помощь армии, оказавшейся в крайне тяжелом положении. Во время этой фазы операции бомбардировщики Люфтваффе еще не перебрались на передовые аэродромы. Поэтому корабли успевали отойти достаточно далеко от берега и понесли сравнительно небольшие потери. Тем не менее, были потоплены 4 войсковых транспорта — «Пеннланд», «Сламат», «Коста-Рика» и «Алстер Принс». В паре мест имелись причалы, к которым могли подходить небольшие корабли вроде эсминцев или даже транспорты. Однако в основном эвакуация производилась с необорудованного побережья и шла мучительно медленно. Каждую ночь в 3.00 погрузка солдат прекращалась, и корабли быстро уходили в открытое море, чтобы на рассвете пикировщики Люфтваффе не могли поймать их.

13
{"b":"586964","o":1}