ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем не менее, он делал все возможное. Эсминцы и крейсера совершали ночные рейсы в бухту Суда, доставляя снабжение и боеприпасы и патрулируя возле Крита. Авианосец «Формидебл» сумел пополнить свою истребительную эскадрилью, которая сейчас насчитывала 12 «Фулмаров». Он вышел из Александрии вместе с линкорами «Куин Элизабет» и «Барэм», чтобы рано утром 26 мая пронести атаку вражеского аэродрома на острове Скарпанто. В налете участвовали 4 «Альбакора» и 4 «Фулмара». Во второй половине дня его «Фулмары» отбивали воздушные атаки противника. И все-таки 20 немецких пикировщиков сумели добиться нескольких попаданий в авианосец, который был серьезно поврежден. Повреждения получил эсминец «Нубиэн». На следующий день был поврежден линкор «Барэм». Новая попытка «Гленроя» доставить подкрепления на Крит провалилась 26 мая. Транспорт был атакован пикировщиками, получил попадания и загорелся.

Авиация противника полностью господствовала над участком моря между Критом и побережьем Африки. Он получил мрачное название «Бомбовой аллеи». Даже если бы англичанам удалось удержать Крит, доставлять снабжение на остров было невозможно. Именно в этот момент премьер-министр телеграфировал Уэйвеллу: «Победа на Крите жизненно важна в этот поворотный момент войны. Бросайте в бой все, что можете». Но британские солдаты уже дошли до предела выносливости. Они творили чудеса. Немцы понесли такие огромные потери, что сами были на грани краха. Только подавляющее превосходство противника в воздухе принесло Германии победу. Несколько бомбардировщиков из Египта атаковали аэродром Малеме. «Харрикейны» с подвесными баками пытались перелететь в Ираклион. Но это были ничтожные попытки на фоне непрекращающейся бомбардировки английских позиций германскими пикировщиками.

27 мая было принято решение эвакуировать войска с острова. Из бухты Суда они должны были отступать через горы к маленькой деревушке Сфакия на южном берегу. Войска из Ираклиона предполагалось вывезти прямо из этого порта. Снова перед Каннингхэмом замаячили перспективы понести новые тяжелые потери. В ходе битвы за Крит он уже потерял 2 крейсера и 4 эсминца. 2 линкора, единственный авианосец, крейсер и эсминец получили тяжелые повреждения и вышли из строя. Еще 5 крейсеров и 4 эсминца имели небольшие повреждения. Однако адмирал не колебался. Он передал сигналом по флоту: «Мы не бросим армию на произвол судьбы». На возражения офицеров штаба, которые опасались новых потерь, Каннингхэм сказал: «Флоту потребуется 3 года, чтобы построить новый корабль, и 300 лет, чтобы создать новую традицию».

Эвакуация из обоих портов началась 28 мая. 4 эсминца приняли на борт 700 человек в Сфакии и благополучно доставили их в Александрию. Небольшие повреждения от близкого разрыва бомбы получил эсминец «Низам». В Ираклион было отправлено соединение контр-адмирала Роулингса — крейсера «Орион», «Аякс», «Дидо» и 6 эсминцев. Им предстояло пройти через пролив Касо всего в 40 милях от вражеской авиабазы на Скарпанто. Поэтому этот отряд испытал на себе всю мощь вражеских атак. С 17.00 и до наступления темноты в 21.00 корабли шли под градом бомб. Зенитчиков обдавало брызгами от близких разрывов и сильных волн, однако они продолжали стрелять. Началось все обычной безвредной атакой итальянских горизонтальных бомбардировщиков. Но потом появились гораздо более страшные пикировщики и торпедоносцы.

Корабли вертелись и крутились на полном ходу и сумели избежать прямых попаданий. Но слишком много бомб рвалось рядом. Близким разрывом был поврежден «Аякс», и его пришлось отправить в Александрию. Бомба, разорвавшаяся рядом с кормой эсминца «Империал», видимых повреждений не причинила. Однако позднее выяснилось, что рулевое управление все-таки пострадало, что и привело к гибели корабля. Наступившая темнота позволила экипажам перевести дух, но отдохнуть им не пришлось. Крейсера остановились возле Ираклиона, а эсминцы с погашенными огнями вошли прямо в порт и пришвартовались к молу. Вскоре начали прибывать солдаты, не понимающие, почему приходится отступать, когда противник разбит и отброшен. Каждый эсминец примял но 800 человек, но после выхода из гавани они передали по 500 человек на каждый крейсер.

Посадка закончилась только в 3.20, то есть на час позднее запланированного. Корабли подняли якоря и помчались к проливу Касо. Но, едва они дали ход, как эсминец «Империал» круто повернул и чуть не протаранил «Кимберли», еле разминулся с крейсерами и остановился. Остальные корабли сразу пропали во мраке. Роулингс отправил эсминец «Хотспур» узнать, что же произошло. Когда «Хотспур» сообщил, что рулевое управление «Империала» вышло из строя и корабль не может управляться, адмирал приказал снять экипаж и солдат и потопить «Империал». Прошел еще час, пока это было сделано, и 2 торпеды отправили «Империал» на дно. «Хотспур» дал самый полный ход и полетел на восток. Шансы прорваться через пролив Касо в одиночку среди бела дня и благополучно выскочить из района действия германских пикировщиков казались минимальными. Офицеры корабля с ужасом думали, что произойдет, когда бомба попадет в эсминец, забитый более чем 500 пассажирами. Поэтому было решено держаться как можно ближе к берегу, а выйдя из пролива, сразу повернуть на запад. Уйдя с проторенного пути, эсминец получал шанс остаться незамеченным. Если же случится самое худшее, можно было выбросить корабль на берег и попытаться спасти как можно больше людей.

Всем на мостике казалось, что «Хотспур» обречен, когда рассвет застал его в проливе Касо. Но вскоре впереди появились силуэты кораблей, и офицеры эсминца с огромным облегчением поняли, что Роулингс дожидался их. На такое никто не рассчитывал. Теперь вся эскадра была в сборе, и совместный огонь 7 кораблей мог удержать пикировщики от слишком смелых атак.

Но в любом случае последующие 6 часов стали для соединения Роулингса тяжелым испытанием. Первым получил попадание эсминец «Хируорд». Он снизил скорость и начал отставать. Адмирал был вынужден бросить его. «Хируорд» был потоплен во время последующих воздушных атак недалеко от берега Крита. Большая часть экипажа и пассажиров была спасена итальянскими катерами и попала в плен. Взрыв под бортом у эсминца «Дикой» вынудил его снизить скорость до 25 узлов. Роулингс снизил скорость всей эскадры, чтобы не бросать еще один корабль. Потом скорость снизилась до 21 узла, так как повреждения получил флагманский крейсер «Орион». Пулеметным огнем на мостике «Ориона» был убит командир корабля капитан 1 ранга Бак, адмирал Роулингс был ранен. В 8.15 бомба попала в башню «В» крейсера «Дидо». В 9.00 прямым попаданием была уничтожена башня «А» «Ориона».

Самый тяжелый удар флагманский крейсер получил в 10.45. Бомба взорвалась в кубрике, забитом солдатами. 260 человек погибли и еще 280 были ранены. На «Орионе» вспыхнул пожар, он временно потерял управление. Но вскоре управление было восстановлено, а пожары потушены. Вода попала в топливные цистерны, и скорость крейсера снизилась до 12 узлов. Но все-таки эскадра вышла за пределы дальности полета пикировщиков. Ближе к закату корабли пришли в Александрию. Моряки буквально налились с ног от усталости. «Орион», имеющий сильный крен, вели на буксире.

Но эсминцы, которые избежали повреждений, отдыха не получили. Усталые матросы, двигаясь, как автоматы, начали грузить боеприпасы и продовольствие, прибираться в отсеках. Потом корабли приняли топливо и снова вышли в море. На сей раз они направлялись в Сфакию.

К счастью, эвакуация из Сфакии, которая заняли 3 ночи, обошлась англичанам гораздо дешевле, так как КВВС сумели обеспечить кораблям на переходе истребительное прикрытие. Флот вывез около 12000 солдат. Но при этом был потоплен крейсер ПВО «Калькутта», а крейсер «Перт» был тяжело поврежден. Получили повреждения также эсминцы «Нэпир» и «Кельвин».

Когда 1 июня операция была завершена, выяснилось, что Средиземноморский флот сумел эвакуировать с Крита около 18 000 человек. При этом он потерял потопленными 3 крейсера и 6 эсминцев. 2 линкора, 1 авианосец, 2 крейсера и 2 эсминца были тяжело повреждены. Отремонтировать их в Александрии было невозможно. Еще 3 крейсера и 6 эсминцев получили небольшие повреждения.

17
{"b":"586964","o":1}