ЛитМир - Электронная Библиотека

Свой вклад в борьбу на морских коммуникациях внесли и подводные лодки из Александрии, которые патрулировали возле Бенгази и наносили удары по вражеским судам, следующим вдоль берега к линии фронта. Почти каждую ночь бомбардировщики из Египта бомбили порты противника, в основном Бенгази. Однако именно ударная мощь Мальты стала решающим фактором всей кампании на Средиземном море. Чтобы самолеты и подводные лодки могли действовать, им требовались топливо и боеприпасы, запасные части. На остров нужно было завозить продовольствие для гарнизона и гражданского населения. Поэтому сейчас мы перейдем от борьбы на ливийских коммуникациях к проблеме доставки снабжения на Мальту.

ГЛАВА 6

ПОБОИЩЕ НА ЛИВИЙСКОМ МАРШРУТЕ

Ничто не может более ясно продемонстрировать изменение характера морской войны, чем ситуация, сложившаяся на Средиземном море после падения Крита в июне 1941 года. Средиземноморский флот понес серьезные потери и сократился до 2 линкоров, 2 крейсеров, 1 крейсера ПВО и 17 эсминцев. Однако корабли противника все равно не рисковали появляться в Восточном Средиземноморье. Но эта половина моря была окружена цепью вражеских аэродромов, расположенных за пределами действия истребителей с британских аэродромов, поэтому флот не мог показаться нигде, за исключением маленького района в юго-восточном углу Средиземного моря. Огромные 381-мм орудия линкоров «Куин Элизабет» и «Вэлиант» оказались бессильны изменить это положение.

Но в то же время итальянский флот, который имел 4 линкора и более дюжины крейсеров, точно так же не мог контролировать центральную часть моря, где сейчас не могли действовать британские корабли. Он никак не мог помочь своему торговому флоту, который нес огромные потери от бомб и торпед британских самолетов и подводных лодок. Единственным способом решить свои проблемы для итальянцев было возобновление массированных бомбардировок Мальты и захват этого острова.

Обе стороны столкнулись с проблемой проводки конвоев. Хотя вражеские корабли им всерьез не угрожали, транспорты подвергались исключительной опасности атак самолетов и подводных лодок. И такое положение не могло измениться, даже если бы были уничтожены линейные флоты обоих противников, что, кстати, вскоре случилось с британским Средиземноморским флотом. Успех или неудача операции по проводке конвоя зависела в огромной степени от эффективности ПВО и ПЛО, а также от готовности атакующих летчиков и подводников понести серьезные потери, чтобы добиться своих целей.

Мы уже видели, что происходило с итальянским конвоями, следующими в Ливию. Хотя силы ПЛО были довольно значительными — часто количество кораблей эскорта равнялось количеству транспортов, — а условия действий британских подводных лодок были далеки от идеальных, противник не сумел нанести англичанам ощутимых потерь. ПВО конвоев в основном составляли зенитные орудия транспортов и кораблей сопровождения. Они действительно сумели нанести атакующим с малых высот британским бомбардировщикам заметные потери. Часто они достигали 10 %. Такой уровень потерь можно было терпеть, только если летчики проявляли исключительную отвагу и были проникнуты сознанием чрезвычайной важности своей задачи. Атаки с бреющего полета были почти верным самоубийством, и Королевские ВВС отказались от подобных атак, как только сумели заменить бомбардировщики «Бленхейм» торпедоносцами.

Теперь посмотрим, что в это время делал противник. Насколько важно было для Оси обеспечить припасами армию Роммеля, настолько же важно было для англичан наладить снабжение Мальты. С января 1941 года англичане не пытались провести на остров конвои с запада. С февраля по май 13 транспортов сумели проскользнуть в Ла-Валетту из Александрии, обычно под прикрытием выходившего в море флота. Они доставили около 100000 тонн грузов, которые позволили Мальте не умереть с голода, немногим оставшимся на острове самолетам совершать полеты и заправить топливом подводные лодки. Однако теперь ослабленный флот не мог позволить себе провести хотя бы один конвой через Бомбовую аллею между Критом и Киренаикой. Командование флота предприняло отчаянную попытку наладить снабжение острова с помощью базирующихся в Александрии подводных лодок. С июня по декабрь 1941 года они совершили 16 рейсов на Мальту. Обычно лодка брала на борт 24 человека, 147 мешков груза, 2 тонны медикаментов, 62 тонны авиабензина и 45 тонн керосина. Эти рейсы продолжались до ноября 1942 года.

Без них Мальта окончательно потеряла бы способность сопротивляться и наносить врагу ответные удары. Тем не менее, эти грузы никак не могли удовлетворить все потребности. Более того, подводные лодки не могли доставлять продовольствие. Поэтому в июне было решено провести с запада конвой из 6 быстроходных транспортов. В это время Соединение Н адмирала Сомервилла состояло из его флагмана линейного крейсера «Ринаун», авианосца «Арк Ройял», крейсера «Хермайона» и 6 эсминцев. Поэтому оно было усилено линкором «Нельсон» и Соединением X контр-адмирала Сифрета, которое состояло из легких крейсеров «Эдинбург», «Манчестер», «Аретуза», быстроходного заградителя «Манксмэн» и 11 эсминцев. Эта эскадра должна была провести конвой через Сицилийский пролив к Мальте. Крупные корабли Соединения Н должны были ожидать ее возвращения, оставаясь западнее Узостей.

Хотя итальянский флот в это время имел 4 линкора и 3 дивизии крейсеров, он не двинулся с места. Задача атаки конвоя во время прохождения Сицилийского пролива была возложена на группу торпедных катеров. С Соединением Н должны были разделаться ВВС. 23 июня одновременная атака горизонтальных бомбардировщиков и торпедоносцев принесла итальянцам определенный успех. Бомбардировщики, как обычно, сбросили бомбы кое-как и ничего не добились. Однако они отвлекли на себя истребители «Фулмар» с «Арк Ройяла». Британские истребители сбили 2 итальянских бомбардировщика и повредили еще несколько. Однако при этом они поднялись и не смогли помешать 6 торпедоносцам, которые летели над самой водой. Торпедоносцы потопили эсминец «Форсайт» и повредили «Манчестер», который был вынужден вернуться в Гибралтар.

Это была прекрасно проведенная атака. Она особенно наглядно подчеркнула неудачные дневные атаки британских «Суордфишей». Тем не менее, итальянские самолеты получили довольно жесткий отпор и понесли тяжелые потери. Несколько волн итальянских самолетов были разогнаны «Фулмарами», которые итальянцы ошибочно приняли за «Харрикейны». Более ни конвой, ни корабли сопровождения потерь не имели и вечером они вошли в узкий пролив Скерки. Ночью конвой был атакован 2 торпедными катерами. Они сумели торпедировать транспорт «Брисбен Стар» и благополучно удрали. Однако транспорт не затонул, хотя германские пикировщики и итальянские «Савойи» приложили массу усилий, чтобы прикончить его. Во второй половине дня 24 июля он добрался до Мальты — немного позже, чем конвой. В очередной раз островная база получила передышку.

Однако англичане вполне могли заплатить гораздо дороже, если бы итальянцы рискнули более агрессивно использовать свои корабли. Соединение X адмирала Сифрета заправилось топливом на Мальте. Теперь ему предстояло возвращаться назад через Сицилийский пролив. 23 июля с острова на запад были отправлены 6 пустых транспортов и ветеран мальтийских походов «Бреконшир». Эскадра итальянских крейсеров, развернутая в проливе, могла уничтожить все эти суда. Однако все итальянские корабли предпочли укрыться в своих портах. Утром 25 июля эскадра Сифрета встретилась с Соединением Н. Пострадал только 1 транспорт, поврежденный вражеской авиацией возле берега Туниса. Как сказал Джеймс Сомервилл: «Это было удивительное дело. Палермо и Мессина были забиты крейсерами и эсминцами, однако они не двинулись! И мы благополучно вернулись». Так совершенно неожиданно завершилась операция, которая вначале выглядела исключительно опасной. Ведь Сомервилл готовился к тяжелейшему бою и свой приказ на операцию завершил словами: «Конвой должен пройти любой ценой!»

22
{"b":"586964","o":1}