ЛитМир - Электронная Библиотека

4 апреля была потоплена греческая лодка «Глафкос», а польская «Сокол» была тяжело повреждена. После спешного ремонта на верфи под камуфляжными сетями, 13 апреля она была отправлена в Гибралтар для капитального ремонта. В ее легком корпусе насчитывалось более 200 пробоин! Лагерь отдыха подводников подвергался ежедневным бомбардировкам и обстрелам с воздуха. Обслуживать лодки в перерывах между походами стало почти невозможно. А 14 апреля пришла печальная новость — подводная лодка «Апхолдер» Ванклина была потоплена в 25-м боевом походе.

К 25 апреля суперинтендант мальтийских доков сообщил, что «не действует практически ни одна мастерская, кроме расположенных под землей. Все доки повреждены. Линии электропередачи и телефонная сеть почти полностью уничтожены». С 15 по 30 апреля противник провел не менее 115 налетов. Каждый день в среднем Мальту бомбили 170 бомбардировщиков. Англичане возлагали большие надежды на 46 «Спитфайров», которые должны были перелететь на Мальту 20 апреля с американского авианосца «Уосп». Но II авиакорпус засек их прилет с помощью радара и немедленно атаковал аэродромы. В течение 3 дней почти все «Спитфайры» были либо уничтожены, либо повреждены на земле, и количество исправных истребителей сократилось до 6.

В таких условиях деятельность подводных лодок почти прекратилась. Однако решающим фактором в прекращении базирования подводных лодок на Мальте стало иное. Остров просто не мог обеспечить им истребительное прикрытие во время выхода в море. Тральщики не справлялись с минными постановками противника. Плотность минных полей на выходе из Гранд Харбора ежедневно увеличивалась. Только с 23 по 27 апреля германская 3-я флотилия торпедных катеров поставила не меньше 123 мин и минных защитников. Чтобы не оказаться запертым в порту, 26 апреля Симпсон был вынужден согласиться с предложением адмирала Каннингхэма. К 10 мая остром покинула последняя подводная лодка. Они вернулись на Мальту только через 3 месяца. Правильность этого решения подтвердила гибель 27 апреля на только что поставленном заграждении подводной лодки «Эрдж». Эта лодка под командованием лейтенанта Э.П. Томпкинсона завоевала славу, уступающую только лаврам «Апхолдера».

Поэтому можно понять, почему фельдмаршал Кессельринг пришел к ошибочному заключению, что к этому времени Мальта была полностью нейтрализована, и ливийские маршруты стали совершенно безопасными. На его мнение, несомненно, повлияло готовящееся Роммелем наступление с целью захвата Тобрука и требование поддержать это наступление с воздуха. Кроме того, от Кессельринга требовали отправить некоторые части 2-го воздушного флота на Восточный фронт в Россию. Он уже объявил, что готовится перебросить туда 2 группы бомбардировщиков Ju-88 и 2 группы истребителей Me-109. Кессельринг полагал, что сумеет заменить их итальянскими бомбардировщиками и истребителями и поддержан, такую интенсивность налетов на Мальту, которая не позволит острову оправиться.

Его итальянские соратники такой уверенности не испытывали. Хотя результаты крупного воздушного наступления были хорошими, они заявили, что эти результаты не оправдывают ожиданий Кессельринга. Если судить по сообщениям 2-го воздушного флота о силе зенитного огня и количестве действующих прожекторов, ПВО Мальты не была нейтрализована. Более того, хотя блокада острова была довольно эффективной, она так и не стала абсолютной. Вдобавок выяснилось, что невозможно помешать переброске на остров новых самолетов. В заключении итальянцы высказали мнение, что нейтрализация Мальты была только частичной и временной, поэтому необходимо продолжать и усиливать блокаду, чтобы не дать острову оправиться и возобновить активные операции.

Оказалось, что итальянцы видят ситуацию гораздо более верно, чем Кессельринг. 9 мая на остров прибыла большая группа истребителей — 60 «Спитфайров», которые взлетели с авианосцев «Уосп» и «Игл». На этот раз наземный персонал хорошо подготовился к прибытию самолетов. Хотя они прилетели в разгар воздушного налета, «Спитфайры» были заправлены так быстро, что через 35 минут они уже вступили и бой. На следующий день, когда Кессельринг сообщил в Берлин, что «нейтрализации Мальты завершена», впервые за много месяцев противника встретили превосходящие силы британских истребителей. Провалились все попытки германских летчиков потопить быстроходный минный заградитель «Уэлшмен», который прибыл с зенитками «Бофорс», запасными частями для самолетов и боеприпасами. В ходе боя немцы потеряли 12 самолетов, англичане — 3 «Спитфайра».

Трансформация положения была внезапной и драматической. Военный дневник Мальты отмечает, что «противник понес такие потери, что дневные налеты резко прекратились». Это было некоторым преувеличением, так как касалось только налетов на верфь. Дневные налеты на другие районы острова пока еще продолжались. Тем не менее, эта запись отражает явное облегчение и крепнущую надежду. В мае немцы и итальянцы потеряли в боях над островом 40 самолетов, тогда как англичане — лишь 25. Более важным было то, что англичане потеряли на земле всего 6 самолетов — по сравнению с 30 самолетами в апреле.

Мальта сумела преодолеть кризис, вызванный массированными бомбардировками. Однако ее еще ждали многие месяцы страданий. Если в ближайшее время на Мальту не будут доставлены различные припасы, остров падет даже без усилий со стороны противника. План провести конвой в мае пришлось отбросить. Теперь все зависело от обещанного июньского конвоя. Но до этого еще многое могло случиться.

ГЛАВА 9

ЗАХВАТ ТОБРУКА: РОКОВАЯ ОШИБКА РОММЕЛЯ

Заявление фельдмаршала Кессельринга, что «нейтрализация Мальты завершена», было не просто обычной для летчика переоценкой результатом бомбардировок. Это была, скорее, попытка выдать желаемое за действительное, к которой его подтолкнуло благоприятное для Германии развитие событий на всех театрах военных действий. Повлияла на это и твердая уверенность генерала Роммеля в своей победе. Он готовил наступление в Ливии, к участию в котором планировалось привлечь и 2-й воздушный флот. Кессельринг решил, что итальянские ВВС, базирующиеся в Сицилии, сумеют продолжать массированные воздушные налеты, которые не позволят Мальте оправиться.

Следует напомнить, что «демонстративное наступление» Роммеля в конце января 1941 года совершенно неожиданно оказалось исключительно успешным. Британская 8-я армия откатилась на линию Газала — Бир-Хакейм западнее Тобрука. Здесь оба противника остановились, чтобы собрать силы для нового сражения. Стратегические планы Оси предусматривали захват Мальты до начала любого нового наступления в Африке, и итальянцы получили обещания немецкой помощи. Однако к началу апреля англичане сумели перегруппировать свою армию в восточной Киренаике и перебросить туда большие подкрепления. Роммель начал сомневаться, сумеет ли он удержать свои позиции, если англичане будут продолжать наращивать силы прежними темпами. Он решил предупредить британское наступление.

Поэтому, когда в самом начале апреля Кессельринг прилетел к нему, Роммель убедил его отложить намеченную высадку на Мальту до того, как он сам начнет наступление, главной целью которого был захват Тобрука. Рапорт Кессельринга привел к новому соглашению между Гитлером и Муссолини, которое было заключено в Бергхофе 30 апреля. Датой начала наступления Роммеля было назначено 26 мая, а датой высадки на Мальту — 10 июля. Чтобы не позволить Роммелю слишком увлечься, было решено, что армии Оси не будут пересекать границу Египта и наступление завершится к 20 июня. После этого главные усилия будут обращены на захват Мальты. Для операции «Геркулес» — так была названа высадка на остров — к 3 итальянским парашютно-десантным батальонам добавлялись германская парашютно-десантная дивизия и сводный отряд трофейных русских танков. Германский флот должен был предоставить десантные суда. Сразу после высадки воздушного десанта на южном берегу Мальты должны были высадиться итальянские войска, а на юго-восточном — германские. Всего в операции должны были участвовать 31000 солдат. Затем, когда безопасность морских коммуникаций, ведущих в Ливию, будет обеспечена, Роммель мог начать наступление для захвата дельты Нила.

33
{"b":"586964","o":1}