ЛитМир - Электронная Библиотека

Опасения Роммеля, что британская 8-я армия первой перейдет в наступление, особенно если операция «Геркулес» не будет отложена, были вполне обоснованными. С конца февраля премьер-министр и Комитет начальников штабов постоянно давили на генерала Окинлека, требуя возобновить наступление в Киренаике. Главной причиной была необходимость отбить аэродромы в зашитой Киренаике, чтобы конвои на Мальту снова получи ни воздушное прикрытие. Без такого прикрытия их пишем становились минимальными. Окинлек утверждал, что армия не готова, и отказывался начинать преждевременное наступление. Его провал привел бы к уничтожению только что сформированных бронетанковых частей и оставил бы Египет совершенно беззащитным перед контрнаступлением Оси. К марту Уинстону Черчиллю надоело это упрямство, и он послал в Египет сэра Стаффорда Криппса и заместителя председателя Комитета начальников штабов генерал-лейтенанта Ная, чтобы те на месте ознакомились с состоянием дел и сильнее надавили на Окинлека. Однако инспекторы вместо этого поддержали командующего 8-й армией и сообщили, что самой ранней датой начала наступления может считаться середина мая.

Поэтому Комитет начальников штабов, хотя и с неохотой, согласился с этим. Одновременно лондонские стратеги потребовали отправить часть авиации со Среднего Востока на Цейлон, чтобы парировать действия японцев в Индийском океане. Комитет начальников штабов нарисовал такую мрачную картину, что Окинлек согласился с ним. Так как японцы могли угрожать морским коммуникациям, ведущим на Средний Восток через Индийский океан, он решил вместо наступления ограничиться обороной. Это позволило бы перебросить часть сил в Индию. Когда ему указали, что ситуация на Среднем Востоке может повлиять на ход войны в целом, для чего следует разгромить противника в Западной пустыне, Окинлек сообщил, что сможет начать наступление не ранее середины июня, когда получит достаточное количество танков. Однако премьер-министр потребовал начать наступление в мае. Оно могло отвлечь внимание противника и помогло бы пронести новый конвой на Мальту во время периода новолуния в середине июня. Окинлек был поставлен перед выбором: или подчиниться, или уйти в отставку. Он согласился выполнить приказание. Однако Роммель нанес удар первым.

Сегодня, задним числом, можно сказать, что Окинлек был совершенно прав, отклоняя все требования начать преждевременное наступление. Вместо него такое наступление 26 мая начал Роммель, который располагал ограниченными ресурсами. Увлекшись первыми успехами, германский генерал не рассчитал своих сил и зарвался.

Главной проблемой Роммеля была доставка и накопление запасов. Хотя теперь конвои в Триполи и Бенгази шли почти без помех, нехватка тоннажа привела к тому, что Африканский Корпус с трудом удовлетворял свои минимальные потребности. Другой проблемой была доставка припасов из портов к линии фронта. Большую часть грузов приходилось доставлять из Триполи, так как возможности разгрузки транспортов в Бенгази были ограниченными. В последнее время работа этого порта значительно улучшилась, но все-таки даже от него до линии фронта еще оставалось более 200 миль пустынного бездорожья. После начала наступления армий Оси это расстояние увеличилось. Хроническая нехватка грузовиков сделала перевозки вдоль побережья слишком сложными. На совещании в штабе Роммеля 17 мая он предложил в качестве единственного приемлемого варианта доставку грузов морем из Бенгази. Командующий итальянскими морскими силами в Ливии возражал, так как это было выше его возможностей. После этого за дело взялся германский флот, и положение значительно улучшилось. Если в апреле в Дерну были доставлены только 2400 тонн грузов для немцев, то в мае эта цифра выросла до 7500 тонн, а в июне — до 11 000 тонн. К моменту начала наступления в Киренаике были созданы 4 больших склада боеприпасов. Роммелю удалось собрать 11 000 тонн топлива и продовольствия на 30 дней. Этого было достаточно лишь для тактического наступления с целью захвата Тобрука, что и предусматривалось планами высшего командования. Роммель имел 584 танка против примерно 800 английских, но слабое вооружение и ненадежность последних вполне уравнивали шансы. В воздухе авиация Оси имела как локальное превосходство в Западной Пустыне, так и на всем театре в целом. Положение усугублялось тем, что большинство британских истребителей были устаревшими по сравнению с Me-109F.

Битва за Средиземное море. Взгляд победителей - _2.jpg

Примерно так выглядела ситуация 26 мая, когда началась битва у Газалы, которая через 4 недели завершилась падением Тобрука. Она началась излюбленным трюком Роммеля — он попытался окружить британскую армию. Это не удалось. На какое-то время войска Оси оказались зажатыми между минными заграждениями и британскими танковыми частями. У них не хватало топлива и боеприпасов, и они оказались буквально на грани поражения. На юге войска Свободной Франции под командованием генерала Кёнига героически защищали Бир-Хакейм от превосходящих сил противника с 26 мая по 10 июня, когда гарнизон был отведен по приказу генерала Ритчи. Исход битвы колебался, как на весах, до 18 июня. К этому дню танковые части 8-й армии были разбиты, и она отошла к египетской границе, снова оставив Тобрук в осаде.

Роммель не стал терять времени попусту. Атака крепости началась 20 июня массированным воздушным налетом. В нем участвовали 85 бомбардировщиков, 21 пикировщик и примерно 50 истребителей-бомбардировщиков под прикрытием 150 истребителей. Немцы сбросили около 365 тонн бомб, буквально парализовав обороняющихся. Утром 21 июня Тобрук капитулировал. Это был колоссальный личный успех Роммеля, которого немедленно произвели в фельдмаршалы. Он выполнил все поставленные перед ним задачи. Противник был разгромлен и отброшен за границу Египта. Согласно директиве Муссолини от 5 мая (войска Оси в Северной Африке подчинялись итальянскому Commando Supremo) теперь наступило время остановиться и все силы перебросить для участия в операции «Геркулес». Но Роммель, завороженный собственными успехами, поверил в счастливую звезду и не собирался останавливаться, пока не дойдет до Суэцкого канала. Среди огромного количества трофеев, захваченных в Тобруке, оказались 1400 тонн бензина, большое количество боеприпасов (как английских, так и немецких), 2000 исправных автомобилей и 5000 тонн продуктов. Ему показалось, что все проблемы со снабжением разрешены одним ударом. Действуя по собственной инициативе и через голову итальянского командования, Роммель радировал в Берлин:

«Боевой дух и состояние войск, количество захваченных припасов и слабость противника в данный момент делают для нас возможным нанести удар в сердце Египта. Поэтому требую, чтобы дуче вынудили снять все ограничения на наступление. Все войска, находящиеся под моим командованием, нужно отдать в мое распоряжение для продолжения наступления».

Гитлеру это понравилось, и 23 июня он написал Муссолини письмо, поддерживая требования Роммеля. Однако блестящий успех под Тобруком ослепил Муссолини гораздо меньше, чем победителя. Хотя дуче и согласился, что появилась возможность дойти до Суэцкого канала, он повторил, что проблема наступления в Египте больше зависит от безопасности перевозок припасов через Средиземное море, за которую отвечал итальянский флот, чем от хода боев на суше. Он заявил, что следует снова перебросить в Сицилию самолеты из Ливии и других мест, чтобы вновь нейтрализовать Мальту. А тем временем операция «Геркулес» была отложена до сентября. Таким образом, можно сказать, что неожиданный и быстрый триумф Роммеля в Тобруке, который в то время казался англичанам катастрофой и позором, спас Мальту от вражеской высадки. В тот период англичане не могли ее отразить, и весь ход войны мог принять совершенно иной характер.

Кавальеро, который был произведен в маршалы, чтобы уравнять его в чинах с Роммелем, провел совещание с Кессельрингом. Тот находился в сложном положении. От него требовали самолеты одновременно для возобновления воздушного наступления на Мальту и для поддержки войск Роммеля, поэтому Кессельринг пошел на компромисс. Он согласился подержать наступление в Египте, но только до Эль-Аламейна. Когда 26 июня Кавальеро и Кессельринг прибыли в штаб Роммеля в Сиди Баррани, они обнаружили, что новоиспеченный маршал преисполнен самоуверенности. Он собирался начать наступление на Мерса-Матрух и гарантировал, что к июню его солдаты войдут в Каир. Ничто не должно мешать ему полностью использовать свою победу. Опьяненный громкими успехами, Роммель забыл собственное предупреждение, которое сделал в Берлине в феврале 1941 года, принимая командование Африканским Корпусом: «Без Мальты Ось в конечном итоге потеряет контроль над Северной Африкой».

34
{"b":"586964","o":1}