ЛитМир - Электронная Библиотека

В 13.45 Вайэн получил приказ Харвуда, отданный 2 часа назад. Командующий основывался на оптимистическом донесении «Бофортов» и потребовал снова следовать на Мальту. Однако Вайэн отказался выполнять этот приказ. Он правильно решил, что последний рапорт самолета-разведчика более соответствует истине, и эскадра Иакино продолжает гнаться за конвоем, ничуть не ослабленная. Воздушные атаки самолетов из Египта не ослабили итальянский флот и не заставили его снизить скорость. Первыми прибыли американские «Либерейторы». Они сбросили бомбы с высоты 14000 футов, показав прекрасную меткость. Все бомбы легли рядом с итальянскими линкорами, но прямое попадание было только одно. Взрыв на толстой броне носовой башни «Литторио» причинил ничтожные повреждения. Однако летчикам показалось, что оба линкора тяжело пострадали, о чем они и сообщили на базу. Прежде чем «Либерейторы» улетели, они стали свидетелями успешной атаки торпедоносцев «Бофорт». По крайней мере, так думали летчики.

12 «Бофортов» 39-й эскадрильи вылетели из Сиди Баррани, чтобы атаковать итальянский флот одновременно с «Либерейторами». Они были атакованы истребителями Ме-109, которые сбили 2 торпедоносца и еще 5 повредили. Поврежденные «Бофорты» были вынуждены вернуться. Оставшиеся самолеты атаковали противника, несмотря на плотный зенитный огонь. Летчики верили, что добились попадания в линкор, но на самом деле итальянцы уклонились от всех торпед.

А тем временем продолжались воздушные атаки конвоя. Они следовали одна за другой без всякого перерыва. Зенитный боезапас стремительно таял, а расстояние до Мальты постепенно росло. Таким образом, Иакино добился своей цели как раз в тот момент, когда перед ним встал зловещий призрак ночного боя, которого так боялись итальянцы. В 15.00 в соответствии с инструкциями он повернул свою эскадру назад и направился в Наварин. Там он должен был ожидать в готовности к выходу в море сообщения о новой попытке британского конвоя прорваться на Мальту.

Узнав о повороте итальянцев, Харвуд решил, что они возвращаются в Таранто, и радостно передал Вайэну: «Сейчас появилась золотая возможность провести конвой на Мальту». Сопровождать его должны были малые корабли, имеющие достаточно топлива и боеприпасов. К счастью, было уже поздно поворачивать на запад. К счастью — это в свете инструкций, полученных Иакино. Этот приказ пришел по время самой сильной воздушной атаки за день, когда небо буквально почернело от вражеских самолетов. Артиллерийские погреба пустели с ужасающей быстротой, и Вайэн лихорадочно искал выход из положения, в которое его загнал Харвуд. Он уже просто не мог повернуть свое неуправляемое соединение. К 18.30 пришло сообщение, что зенитный боезапас вот-вот закончится. Поэтому Вайэн продолжал двигаться на восток, что и было подтверждено новым приказом командующего.

Попытка провести конвой на Мальту с востока завершилась оглушительным провалом. Прежде чем соединение Вайэна вернулось в порт, оно понесло новые потери. Ночью крейсер «Хермайона» был торпедирован и потоплен германской подводной лодкой U-205. Пришлось также затопить австралийский эсминец «Нестор», поврежденный во время воздушных атак. Но итальянцы тоже понесли потери. Поврежденный «Бофортами» тяжелый крейсер «Тренто» был торпедирован и потоплен подводной лодкой «Амбра». Во время отхода эскадра Иакино снова была атакована «Веллингтонами» с Мальты. На сей раз использование дымовых завес не слишком помогло итальянцам. Британские пилоты сбрасывали торпеды почти вслепую, целясь в неясные силуэты. И все-таки 1 торпеда попала в носовую часть «Литторио». Поврежденный линкор был поставлен в док почти на 2 месяца.

Так закончился еще один эпизод жестокой битвы за Средиземное море. Из 17 транспортов, которые были направлены на Мальту, лишь 2 судна с 15000 тонн грузов прибыли на остров. Англичане понесли тяжелые потери в кораблях, самолетах и людях. Итальянский историк Брагадин называет это «огромной победой итальянских вооруженных сил, в частности итальянского флота». Если бы эскадра адмирала да Зара действовала более смело, она помешала бы «Труалюсу» и «Орари» прорваться на Мальту, и тогда подобная оценка была бы справедливой. Но их груза хватило, чтобы поддержать гарнизон и население острова в критический момент. Мальта сумела дождаться прибытия нового конвоя. Захват Мальты и защита коммуникаций, ведущих в Ливию, были одной из главнейших задач итальянского флота. Особенно важно было помешать транспортам со снабжением прорываться на остров. Итальянские флот и авиация в это время имели решающее превосходство в силах, но все-таки не сумели решить эту задачу. Поэтому именно они должны нести главную ответственность за исход битвы за Средиземном море.

ГЛАВА 10

ХОД ВОИНЫ МЕНЯЕТСЯ

Для англичан июнь 1942 года был памятен серией поражений. Провалилась операция «Вигерес», и припасы на Мальту не были доставлены. 8-я армия откатилась с позиций у Газалы, и Роммель продолжал наступать, пока его армия не достигла Мерса-Метруха. Теперь самолеты Люфтваффе базировались всего в 160 милях от Александрии. Перед адмиралом Харвудом замаячила перспектива массированных налетов вражеской авиации, и даже потери Александрии. Поэтому он принял решение рассредоточить свой флот по другим портам. Корабли были отправлены в Хайфу, Порт-Саид, Бейрут. Часть кораблей была отправлена на юг через Суэцкий канал, а сам Харвуд перевел свой штаб в Исмаилию.

Эвакуация была дурным предзнаменованием. Неизбежно возникали сомнения в способности 8-й армии удержать позиции под Эль-Аламейном, и воздухе запахло катастрофой. Среди персонала военно-морской базы в Александрии началась паника, люди бросились удирать в Суэц и Порт-Тевфик. 30 июля германская подводная лодка потопила возле Хайфы плавучую базу подводных лодок «Медуэй». Звезда англичан на Средиземном море закатилась как никогда низко. Корабль затонул в течение нескольких минут вместе с 90 запасными торпедами на борту.

Потеря возможности ремонтировать и обслуживать подводные лодки почти парализовала их действия на некоторое время. В июле британские подводные лодки потопили только 1 итальянское судно водоизмещением 792 тонны.

Но англичане пережили самый черный день, и удача уже начала поворачиваться лицом к ним, хотя в то время еще далеко не все это осознали. На суше Роммель был вынужден остановиться и перейти к обороне. 15 августа генерал Александер сменил генерала Окинлека на посту командующего британскими силами. Он написал в своем донесении: «2 июля 1942 года 8-я армия отбила самую отчаянную попытку противника прорвать нашу оборону. Старая Армия Пустыни выиграла достаточно времени, чтобы подвезти новые дивизии и более совершенные танки, которые изменили ход битвы». Этими новыми танками были американские «Шерманы». 300 таких танков и 100 самоходных 105-мм орудий были отправлены на Средний Восток президентом Рузвельтом. Впервые британская 8-я армия получила танки, которые не уступали по качеству германским.

Пока 8-я армия накапливала силы, Танковая Армия Роммеля не получила ничего, если не считать парашютистов, переброшенных по воздуху в июле из Сицилии. Роммель был раздражен тем, что в Италии имелось большое количество солдат, техники и боеприпасов, а к нему не поступало ничего. Хотя после того, как германский флот взял на себя прибрежные перевозки в июле Роммель получил 26000 грузов, в том числе 12000 тонн топлива и 1370 единиц техники, этого хватало лишь на возмещение потерь. Накопить резервы Роммель не сумел. Положение ухудшили июльские набеги британских крейсеров и эсминцев на порт Мерса-Матрух, в результате которых погибли 3 транспорта. В том же месяце КВВС провели налет на Тобрук и уничтожили находящийся там склад топлива. Положение Роммеля еще больше ухудшилось, когда возобновились атаки конвоев на ливийском маршруте.

После того, как в мае был восстановлен атакующий потенциал Мальты, в начале июля части II авиакорпуса сипни были переброшены в Сицилию. Они возобновили атаки с целью нейтрализации острова. Немцы сосредоточили свое внимание на аэродромах и сбросили более 700 тонн бомб, уничтожив на земле 17 самолетов. Еще больше самолетов были повреждены. Но теперь бомбардировщики были встречены сильной группой британских истребителей, и короткий воздушный блиц стоил Оси 65 самолетов. Англичане потеряли 36 «Спитфайров». К 15 июля немцы были вынуждены прекратить массированные налеты и перешли к внезапным ударам истребителей-бомбардировщиков.

38
{"b":"586964","o":1}