ЛитМир - Электронная Библиотека

18.41 Повернул на север, чтобы сблизиться.

18.50 Заметил дым по пеленгу 300°. Погрузился на 20 метров и лег на курс 30°, полный ход.

19.27 Перископная глубина. Вражеская эскадра видна в секторе от 290° до 10°, расстояние 8000 метров, курс 110°. Лег на параллельный курс, чтобы изучить ситуацию.

19.35 Последние наблюдения. Курс противника 140°, то есть он повернул на 30° вправо. Повернул вправо на курс 180°. За это время я смог установить, что силы противника состоят из 15 пароходов, 2 крейсеров и множества эсминцев. Они построены в 3 колонны, пароходы — во всех трех. 2 крейсера находятся в центре. Эсминцы распределены по периметру. Дальше заметил частично скрытый другими кораблями корабль с 3 решетчатыми мачтами, похожими на мачты американских линкоров. Смог только раз осмотреть общую панораму, так как при спокойном море перископ может быть замечен даже на минимальной скорости.

19.37 Последняя оценка дистанции 4000 метров. Курс противника 140°. Скорость 13. Повернул вправо на курс 20°, чтобы занять позицию для атаки.

19.42 После короткого взгляда в перископ погрузился на 15 метров и дал средний вперед обоим моторам, чтобы сблизиться.

19.48 Перископная глубина. Пеленг на крейсер во второй колоне 28°. В ближней линии впереди и позади крейсера находятся эсминец и транспорт соответственно.

19.55 Выпустил торпеды из носовых аппаратов №№ 1, 4, 3, 2, из которых 1 и 2 — прямо по курсу, а 3 и 4 — с растворением 5° вправо и влево соответственно.

Сразу после залпа начал маневр уклонения. Расстояние от точки залпа до ближайшей колонны 1300 метров, до крейсера 1800 метров.

Через 63 секунды после залпа услышал первый взрыв. Через 90 секунд услышал еще 2 взрыва. Это привело меня к заключению, что 1 торпеда попала в корабль первой колонны, а другие — второй. Учитывая скорость торпед, ясно, что дистанция залпа на самом деле была меньше и равнялась 1000 метров до первой колонны и 1400 метров до второй.

Через 4 минуты 30 секунд после залпа погрузился на 65 метров. Атака противника началась серией глубинных бомб. Погрузился на 100 метров и остановил все моторы. Охота продолжалась около 2 часов, противник сбрасывал серии глубинных бомб. Было отмечено, что когда лодка поднималась до глубины 80–90 метров, становились ясно слышны импульсы асдика, за ними немедленно следовали глубинные бомбы. Решил оставаться на глубине 100–120 метров, особенно после того, как в 21.35 эсминец прошел прямо над лодкой. Кроме шума винтов был отчетливо слышен звон вибрирующего троса. Это заставило меня подумать, что использовался подрывной трал.

После 22.15 охота прекратилась.

22.50 Поднялся на поверхность. Впереди на расстоянии 3000 метров горит большой корабль. Справа по носу виден большой дым. Слева по пеленгу 70° полностью охваченный огнем третий корабль. Он еще движется, но окутан характерным серо-черным дымом. Пожары первого корабля ясно осветили меня, и немедленно после этого я заметил 2 эсминца. Так как мне было важно провентилировать лодку и подзарядить батареи, я погрузился, чтобы избежать новой атаки и покинул район.

Хотя «Дессие» выпустила торпеды почти в этот же момент, скорее всего именно торпеды «Аксума» поразили 3 корабля: крейсер «Нигерия» — флагман адмирала Барроу, крейсер ПВО «Каир» и танкер «Огайо». Совершенно понятно, что такая тройная катастрофа, произошедшая в сумерках, привела конвой в полный беспорядок. Часть эсминцев сопровождения бросилась на помощь поврежденным крейсерам, другие кинулись искать нападавших. Внезапная остановка «Огайо» вынудила шедший позади него «Эмпайр Хоуп» спешно дать задний ход, чтобы избежать столкновения. Некоторые корабли начали поворачивать, уклоняясь от торпед. На какое-то время конвой полностью потерял строй. И вдобавок в темнеющем небе послышался звук моторов. Это прибыла смешанная группа германских Ju-88 и итальянских торпедоносцев. Бешено загремели орудия, выпуская снаряды во все стороны, но проку от такой пальбы было мало. Скорее всего — к счастью, потому что возбужденные артиллеристы обстреляли кроме противника еще и прилетевшие с Мальты истребители «Бофайтер», которые должны были сменить авианосные самолеты.

Замешательство превратилось в настоящий хаос, когда «Эмпайр Хоуп» получил попадание бомбы. Транспорт загорелся, и команда была вынуждена покинуть его. Транспорты «Клан Фергюсон» и «Брисбен Стар» остановились, получив попадания торпедами то ли с подводной лодки «Аладжи», то ли с самолетов («Клан Фергюсон» затонул. «Эмпайр Хоуп» оставался на плаву почти до полуночи и был потоплен торпедой подводной лодки «Бронзо». «Брисбен Стар» сумел дать ход.). Но совершенно точно ясно, что именно торпеда «Аладжи» попала в крейсер «Кения». Однако повреждения корабля оказались невелики, и он остался в строю.

Теперь расскажем, как все это видел командир итальянской подводной лодки лейтенант Сержио Пуччини.

9.00 Впервые услышали взрывы, которые в течение дня становились все громче и чаще. Взяли курс на юго-восточную часть зоны патрулирования, где на закате предполагали встретить конвой.

10.00 Через перископ по пеленгу 130° увидел высокий столб дыма. Немного позднее на расстоянии 20 000 метров появились мачты кораблей. Повернули туда.

20.20 Конвой атакован самолетами. Яростная стрельба зениток. Все корабли одновременно изменили курс вправо и направились на юг. Эсминец получил попадание бомбы. Я смог насчитать 15 кораблей — крейсеров, эсминцев, транспортов.

20.40 Корабли снова повернули и перестроились. Во главе идет крейсер типа «Саутгемптон». Расстояние 8 — 10000 метро». Маневрирую, чтобы выйти в атаку.

21.00 Началась третья воздушная атака, более сильная, чем предыдущие. 2 торговых судна получили попадания и горят. Эсминец остановился рядом с ними, вероятно, чтобы помочь. Град бомб возле других кораблей поднимает высокие столбы воды, некоторые из них не дальше 3 или 4000 метров от подводной лодки. Крейсер, шедший впереди транспортов, кажется, уменьшил скорость, чтобы остаться вместе с конвоем, разбросанным яростной бомбардировкой.

21.05 Курс 214°, дистанция 1500–2000 метров, выпустил 4 торпеды из носовых аппаратов по крейсеру. Выполняя маневр уклонения, слышал 3 взрыва, совершенно отличные от тех, чтоб были слышны во время бомбардировки. Так как торпеды были пущены веером, крейсер не мог получить 3 попадания. Поэтому я думаю, что попал в транспорт, шедший у него за кормой. Вышел из боя и лег на дно на глубине 90 метров.

21.26 Услышал очень сильный взрыв. В гидрофонах слышен шум других кораблей, проходящих рядом. Это может быть вторая группа кораблей, направляющаяся к мысу Бон.

23.13 Поднялся на поверхность. Горизонт в секторе от 180° до 240° представляет собой сплошную линию огня от горящих и тонущих кораблей.

23.50 Горящее судно взорвалось.

Тем временем на уцелевшие британские корабли, после замешательства и грохота одновременно воздушной и подводной атаки, внезапно опустилась тишина. Постепенно темнело, но за кормой море было освещено дрожащими огнями пожаров на поврежденных кораблях.

Эсминцы метались среди уцелевших судов, пытаясь навести хоть какое-то подобие порядка. Перебравшись на эсминец «Ашанти», адмирал Барроу приказал поврежденному крейсеру «Нигерия» возвращаться в Гибралтар. Танкер «Огайо», получив дыру в борту размерами 24x23 фута, загорелся и был вынужден остановиться. Однако его команда сумела потушить пожар и заделать трещины в переборках. Внушительный перечень повреждений «Огайо» делает его дальнейшую историю одной из самых замечательных морских легенд. Танкер снова дал ход и потащился вслед за конвоем с максимальной скоростью, которую мог развить. Его рулевое управление действовало очень плохо, и на корабле не осталось ни одного компаса. Крейсер «Каир» получил такие повреждения, что его пришлось затопить.

Самая большая организованная группа в это время состояла из крейсеров «Кения» и «Манчестер», за которыми следовало американское судно «Альмерия Лайке» и транспорт «Гленорчи». Ее возглавляли 2 эсминца с заведенными параванами. Остальные транспорты следовали либо самостоятельно, либо под присмотром отдельных эсминцев. Нагоняя конвой, адмирал на «Ашанти» прошел мимо «Огайо». Капитан танкера попросил помощи, и Барроу прислал эскортный миноносец «Ледбери», чтобы провести лишившийся компасов корабль через узкий фарватер. К рассвету упрямый танкер снова сумел развить скорость 16 узлов. Рваные листы обшивки, торчащие из пробоины, поднимали ужасный шум, но все-таки он присоединился к остаткам конвоя. Кроме «Огайо», еще одно поврежденное судно сумело дать ход. Это был транспорт «Брисбен Стар». Его изобретательный шкипер Райли, оставшись в одиночестве, решил направиться к берегу Туниса. Там он надеялся проскочить к Мальте, если представится такая возможность. Его изобретательность была вознаграждена. Проявив прекрасную морскую выучку, команда привела поврежденное судно в гавань Ла-Валетты, сохранив в целости большую часть драгоценного груза.

41
{"b":"586964","o":1}