ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь наше звено собралось на высоте 8000 футов. Мы подошли к краю облака. Регулярные световые вспышки справа внизу привлекли наше внимание. «Проблесковый огонь справа. Булл. Ты можешь опознать его?» «О, да», — единственное, что я услышал в ответ. Бедняга, должно быть, совершенно окаменел от холода.

Потом появился берег, напоминающий кучу скомканных черных тряпок. Булл чуть приподнялся с сиденья, чтобы сказать мне, что осталось еще примерно 40 минут полета. Я на всякий случай напомнил ему, что надо закрыть клапан подвесного бака, прежде чем мы начнем. Но мы не повернули в сторону моря. Вместо этого мы полетели параллельно берегу на расстоянии 5 миль от него, сразу отбросив все шансы на достижение внезапности, на которую раньше могли надеяться.

Несколько приятно окрашенных мерцающих огней, подобно огненным нитям, появились в небе справа по борту. Прошло какое-то время, прежде чем я осознал значение этого. Мы приближаемся к гавани. Вспышки — это фугасные снаряды огневой завесы над районом цели. Мы поворачиваем к берегу и выстраиваемся в колонну. Дросселем убавлен газ. Казалось, мы парим целую вечность, не двигаясь с места. Потом красные, белые и зеленые шарики устремились к нам. Разрывы фугасных снарядов подбирались все ближе. Посмотрев вниз вправо, я увидел неясный костер, который теперь знал так же хорошо, как собственную ладонь. Мы в позиции для атаки. Ведущий исчезает, пока я выбираю линию подхода, поэтому у нас небольшая пауза, пока мы скользим к северо-западному углу гавани. Кто-то касается выключателя, касание или два, и мои страхи улетучиваются. Голова чистая и раскованная, как никогда в жизни. Фонтан трассеров на высоте 6000 футов остался позади. Больше не от чего уворачиваться. Потом я увидел, что не прав, не все осталось позади. Они просто сменили цель. Теперь справа град красных, белых и зеленых шаров укрыл гавань на высоте 2000 футов. Это совсем не шутка.

Пронзительная вспышка на северо-восточном берегу. Потом еще и еще, так как осветители пускают ракеты, пока свет не заливает всю гавань. Не слишком ярко, чтобы затенить разноцветную радугу в той части гавани, где летают трассеры. Мне кажется, что нет места, чтобы удрать невредимым.

Теперь мы на высоте 1000 футов над жилыми районами города. Сады кажутся черными квадратами на задворках домов, образующих четко видимые улицы. Здесь проходит главная дорога, связывающая базу с городом. Мы летим над ней, и когда я прибавляю газ, чтобы растянуть скольжение, с берега начинает палить зенитка «Бреда», посылая в нас струю красных шаров. Это начало. Потом еще 2 орудия чуть дальше к северу начинают стрельбу, эти белыми шарами, поэтому я снова убавляю газ и поворачиваю к черной массе на берегу, которая похожа на фабричное здание, где меньше вероятность встретить аэростаты. Высокая фабричная труба вырастает перед нами на фоне воды. Наша высота, похоже, около 100 футов, и скоро нам предстоит пролететь над проклятой водой. Когда мы огибаем трубу, я даю полный газ и направляюсь к горлу Map Пикколо. Хотя я его не вижу, но могу судить о его месте по очертаниям берега. И теперь на нас обрушивается весь ад — возможно, это стреляют крейсера и батареи по берегам Канала. В моей голове остались только 2 мысли: курс подхода к точке сброса и дикое желание удрать от этого смертоносного шквала.

Пока мы крутимся и вертимся, моими ногами и правой рукой руководит инстинкт самосохранения. Два больших четких силуэта справа кажутся чудовищными на фоне спета ракет. Мы поворачиваем, пока правый линкор не возникает на перекрестии торпедного прицела, и спускаемся как можно ниже. Вода близко к нашим колесам, поэтому я не понимаю, что случилось раньше — сброшена торпеда или мы коснулись воды. Потом мы выравниваемся, почти не помня, что кнопка нажата, и толчок говорит мне, что «рыбка» пошла.

Мы снова ближе к берегу, откуда начинали, и бросаемся в гущу торговых судов, пытаясь найти спасение. Но паши волнения еще не кончились. Пытаясь удрать, мы сослепу налетели прямо на эсминец типа «Артильере». Мы уже пролетали над его полубаком, когда я понял, что он не стреляет. Хотя я ждал стрельбы от автоматов правого борта, она началась, когда мы уже были на расстоянии 50 — 100 ярдов. Пылающие белые шары пролетели сзади, пока мы крутились над гаванью. Крейсера снова начали обстреливать нас. Снаряды пролетали так близко, что я чувствовал едкий запах трассеров. Это был конец — мы не могли вырваться из бушующего вокруг нас водоворота. Как пойманное животное, мы яростно дрались за свою жизнь, мы удвоили свои усилия уклониться. Я думал: «Либо я угроблю сам себя, либо они прикончат меня». Мы бросили машину вниз, едва не задевая воду концами крыльев при каждом вираже, дали полный газ и помчались назад.

Внезапно мне ударило в голову, что все самое худшее позади. Впереди нас находился остров, который делит выход из Внешней Гавани надвое. Низкая черная масса мчится на нас со скоростью 120 узлов. Мы радостно огибаем ее с запада, забыв, что там может таиться. Внезапно резкий грохот выстрелов, и красные шары вылетают на нас из точки менее чем в 100 ярдах, проносясь прямо перед нами. Мы снова поворачиваем вправо, фонтан растет, потом влево и зигзагом устремляемся в

открытое море… Наконец мы можем набрать высоту. На высоте 3000 футов холодно и тихо. Несколько сияющих облаков бросают на море черные тени. Теплый оранжевый свет в кокпите показывает приборы, которые говорят мне, что все в порядке. Все, что нам теперь остается н» долететь и сесть. Это меня не слишком беспокоит».

После блестяще проведенной атаки грустно признавать, что торпеда Маунда, увы, прошла мимо цели и примерно в 23.15 взорвалась, ударившись о грунт на правой раковине «Литторио».

Тем временем 4 вооруженных бомбами «Суордфиша» приступили к выполнению своей задачи. Е5А капитана морской пехоты Пэтча (пилот) и лейтенанта Д. Г. Гудвина (наблюдатель) прибыл к острову Сан-Пьетро в 23.06 на высоте 8500 футов. Он направился к Map Пикколо, где стояли его цели. Вражеские крейсера и эсминцы были пришвартованы кормой к молу. Среди клубов дыма и вспышек огня зенитных орудий их было очень трудно различить, но все-таки пилот нашел их и начал пике. Снизившись до высоты мачт, Пэтч выровнял самолет, сбросил 6 бомб и повернул на восток. К несчастью, он не добился попаданий, однако благополучно ушел целым и невредимым. Уже пролетая над городом, он заметил огромный пожар в 1,5 милях к востоку от места стоянки кораблей.

Самолет L4L суб-лейтенанта У. К. Сарра (пилот) и мичмана Дж. Боукера (наблюдатель) пересек линию вражеского берега западнее Таранто на высоте 8000 футов и снизился до 1500 футов над Map Пикколо. Он не смог найти свою цель, прошел над доками и внезапно заметил внизу ангары и слипы базы гидросамолетов. Решив, что это великолепная запасная цель, Сарра снизился до 500 футов и сбросил бомбы. Грохнул сильный взрыв, и ангары исчезли в огне. Немедленно орудия и пулеметы, находившиеся поблизости, открыли огонь. Однако они не смогли помешать L4L благополучно уйти на юг.

Самолет L4H суб-лейтенанта Э.Дж. Форда (пилот) и суб-лейтенанта Э. Мардел-Феррейры (наблюдатель) потерял контакт с основной группой и прибыл в район к востоку от мыса Сан Вито, как раз когда Киггел начал пускать осветительные ракеты. Форд, как и Сарра, пролетел на Map Пикколо, пока L4L кружил, разбираясь в обстановке. Он заметил корабли, стоящие кормой к стенке, «как сардинки в банке» и сбросил бомбы с высоты 1500 футов. Попаданий Форд не заметил. Не уверенный, отделились бомбы или нет, пилот описал круг и повторил атаку, после этого он повернул на северо-запад и улетел. Береговую черту он пересек в 5 милях от гавани. Несмотря на интенсивный огонь с вражеских кораблей, самолет попаданий не получил.

Последним из бомбардировщиков был E5Q лейтенанта Дж. Б. Мюррея (пилот) и суб-лейтенанта С.М. Пейна (наблюдатель). Он проследовал за L4H к востоку от Сан Вито в Map Пикколо и отбомбился по кораблям, стоящим там. Самолет прошел над ними с востока на запад на высоте 3000 футов. Одна бомба попала в эсминец «Либеччио», но не взорвалась. Потом Мюррей повернул на 180° и улетел прежним курсом. К 23.35 последний самолет первой волны скрылся, однако растревоженное осиное гнездо продолжало плеваться снарядами. Огневая завеса по всем румбам держалась еще долго после того, как шум моторов последнего самолета растаял вдали.

56
{"b":"586964","o":1}