ЛитМир - Электронная Библиотека

Успешная атака итальянского флота в Таранто стала началом серии событий, которые в прах развеяли долго лелеемое убеждение, будто авианосные самолеты уступают базовым. Она укрепила веру японцев в возможность успешной атаки американского флота в Пирл-Харборе, но в то же время и предопределила окончательное поражение Японии, раздавленной мощью американской авианосной авиации. Относительно небольшое число авианосцев, потопленных за время войны (8), развеяло миф об их исключительной уязвимости.

Почти 3 десятилетия прошли со дня окончания Второй Мировой войны, но авианосный самолет все еще остается составной частью любых морских сил, действующих вне пределов досягаемости базовой авиации. Это особенно верно для противолодочных сил, так как вертолет стал самым страшным врагом подводной лодки. Даже Советский флот, так долго не желавший строить авианосцы, наконец предпринял усилия в этом направлении, чтобы противостоять угрозе развернутых Западом подводных лодок. Если мы исключим использование ядерного оружия, ничто не принизит значения авианосца как мобильного плавучего аэродрома.

ГЛАВА 1

ПРИМАНКА

Предмет: Стратегическое положение на море на Средиземноморье

От: Офицер связи германского ВМФ, Рим

Кому: Итальянский морской генеральный штаб

Дата: 19 марта 1941 года

Германский морской генеральный штаб считает, что сейчас в восточном Средиземноморье имеется только один полностью боеспособный британский линкор — «Вэлиант». Перевод британских тяжелых кораблей из Атлантики на Средиземное море в ближайшее время не ожидается. Так же маловероятно появление в Средиземном море Соединения Н.

Поэтому в данный момент ситуация на Средиземном море для итальянского флота благоприятнее, чем когда-либо ранее. На греческий фронт перебрасывается большое количество людей и техники. Поэтому интенсивные перевозки из Александрии в порты Греции представляют собой выгодную цель для итальянских кораблей.

Германский морской генеральный штаб полагает, что появление итальянских кораблей в водах к югу от Крита будет серьезной помехой британскому судоходству и даже может привести к полному срыву перевозок войск, особенно если в этот момент транспорты будут недостаточно защищены.

ГЛАВА 2

ДЕЙСТВИЯ ИТАЛЬЯНСКОГО ФЛОТА

«Формидебл» стоял на своем обычном месте в гавани Александрии. Вскоре после полудня в четверг 27 марта 1941 года начались приготовления к выходу в море. Это было совершенно неожиданно, так как «Формидебл» вернулся в порт всего 3 дня назад, после похода всем флотом на северо-запад с целью прикрытия конвоев операции «Ластр» (Lustre — люстра, но также и блеск, слава) — переброска британских войск из Египта в Грецию. Однако ошибиться было нельзя — нам предстоял новый поход. Прибыл обслуживающий персонал авиачасти, грузились различные припасы. На палубе натягивались толстые тросы аэрофинишеров, слышался хруст испытываемых аварийных барьеров.

В 15.30 «Формидебл» вышел в море, а через час развернулся против ветра, чтобы принять эскадрильи, вылетевшие с аэродрома Декхейла. Это всегда было волнующим зрелищем. Стоял прекрасный солнечный весенний день, обычный для восточного Средиземноморья в это время года. Небо было ясно-голубым, плыли редкие облачка, ветер был слабым. Хлопот у метеорологов было немного, а срочных дел вообще никаких. Мы гордились нашим «Формидеблом». Это был новейший бронированным авианосец водоизмещением 23000 тонн со скоростью 31 узел. Он был принят в состав флота всего 4 месяца назад в Белфасте, и прибыл в Египет, совершив долгое путешествие вокруг мыса Доброй Надежды, чтобы сменить поврежденный «Илластриес». Однако проход через Суэцкий канал был отложен на несколько дней из-за вражеских мин, и мы прибыли в Александрию только 10 марта. С тех пор у нас почти не было отдыха. «Формидебл» со своими эскадрильями истребителей и торпедоносцев оказался весьма ценным прибавлением к флоту, который получил не только сверхдальнобойное оружие и поисковые возможности, но и защиту от надоедливых преследователей и вражеских бомбардировщиков. Именно здесь британский Средиземноморский флот адмирала сэра Эндрю Каннингхэма имел ясное преимущество над итальянским флотом. Во всем остальным мы уступали, по крайней мере на бумаге. Корабли были старше и тихоходнее, пушки меньше. Особенно острой была нехватка эсминцев. Британии повезло, что в конце тридцатых годов было принято решение строить бронированные авианосцы, несмотря на ожесточенное сопротивление. Италия не имела авианосцев, так как Муссолини решил, что практически по всему Средиземному морю его флот будет действовать под прикрытием береговой авиации.

Наши эскадрильи провели на авианосце достаточно времени, что мы смогли хорошо узнать друг друга. Поэтому все с большим интересом ожидали прибытия самолетов. Они уже начали соскальзывать с высоты, повинуясь жестам руководителя полетов капитан-лейтенант Саймона Боретта. Самолеты ударялись о палубу и цепляли хвостовым крюком тросы финишера.

Капитан 1 ранга Майк Хауорт, тогда лейтенант-наблюдатель, пишет:

«Я служил в эскадрилье «Альбакоров», приписанной к «Формидеблу», которая дислоцировалась на базе ВСФ в Декхейле, в 3 милях от Александрии. Днем 27 марта мы получили приказ подготовиться к перебазированию на корабль. Для корабельной авиации это то же самое, что поднять пары, поэтому нескольким сотням человек пришлось хорошо потрудиться. По сравнению с поднявшейся суетой, обычные общие учения по понедельникам смахивали на читальный зал академии. Сначала мы подумали, что выходим в море на учения, и даже после вечернего инструктажа экипажи, получившие задание на утренние разведывательные вылеты, совсем не подозревали, что нас вскоре ожидает».

Мы с большим интересом следили, как садятся эскадрильи, гадая, что за операция нас ждет на сей раз. Чуть позднее наши гадания получили новую пищу, так как стало известно, что линейные корабли тоже покинули Александрию после наступления темноты. Теперь мы шли вместе на северо-запад со скоростью 20 узлов. В состав эскадры входили 3 старых линкора с 15" орудиями — «Уорспайт», «Барэм» и «Вэлиант», бронированный авианосец «Формидебл» и 9 эсминцев прикрытия — «Джервис», «Янус», «Нубиэн», «Мохаук», «Стюарт», «Грейхаунд», «Гриффин», «Хотспур», и «Хэйвок». Все корабли шли без огней. Главнокомандующий адмирал Каннингхэм держал флаг на «Уорспайте».

Наше возбуждение усилилось, когда пришло сообщение, что итальянский флот тоже вышел в море. Предположительно, они намеревались сорвать пышный букет в виде британского войскового конвоя. Со времени Ютландского боя не происходило генеральных сражений между линейными флотами, и все надеялись, что сейчас-то оно случится. Старпом «Формидебла» капитан-лейтенант Джордж Кодрингтон-Болл заметил, что наши три линкора как раз и участвовали в Ютландском бою. Поэтому они выглядели довольно пожилыми по сравнению с итальянским «Витторио Венето».

Операция «Ластр» началась 4 марта, когда войска, техника и припасы были погружены на транспорты и вышли в море под слабым прикрытием. Этот переход прикрывал командующий легкими силами вице-адмирал Г.Д. Придхэм-Уиппел со своей эскадрой: легкие крейсера «Орион», «Аякс», «Перт», «Глостер» и эсминцы «Айлекс», «Хэсти», «Хируорд», «Вендетта», так как он в этот момент находился в Эгейском море.

В 12.20 27 марта пришло сообщение от летающей лодки, что в 80 милях восточнее юго-восточной оконечности Сицилии замечено соединение итальянцев из 3 крейсеров с эсминцами. Они шли на юго-восток примерно в направлении Крита. Адмирал Каннингхэм предположил, что их могут поддерживать вышедшие в море итальянские линкоры. Если бы это оказалось правдой, ему следовало быть осторожней, чтобы не выдать преждевременно своего присутствия. К счастью, в этот момент в море находился только один британский конвой — AG-9, который шел в Пирей с войсками. Он находился южнее Крита. Каннингхэм приказал ему следовать прежним курсом до наступления темноты, а потом повернуть назад. Выход конвоя из Пирея в Александрию был задержан. Он также решил продержать британские линкоры в гавани до наступления темноты. Когда в 14.00 над Александрией пролетел итальянский разведывательный самолет с Родоса, он сообщил, что в гавани находятся 3 линкора, 2 авианосца и несколько крейсеров. Очевидно, англичане ничего не подозревали. Однако с 25 марта итальянцы начали усиленно отслеживать все передвижения кораблей Средиземноморского флота и часто высылать самолеты-разведчики в Александрию. Это убедило Каннингхэма, что итальянский флот готовит крупную операцию. Самой вероятной операцией была бы атака слабо защищенных британских конвоев, но также было совершенно ясно, что итальянцы ничего не станут предпринимать, если наш флот выйдет в море. Другими возможностями были высадки в Греции, Киренаике или на Мальте.

63
{"b":"586964","o":1}