ЛитМир - Электронная Библиотека

26 марта были предприняты некоторые подготовительные меры. 27 марта, после того, как были замечены итальянские крейсера, пришлось принять кое-что в дополнение к ним. Придхэм-Уиппелу с его кораблями было приказано выйти в точку в 30 милях к югу от острова Гавдос — крохотного скалистого островка в 20 милях южнее Крита — к 6.30 утра на следующий день. Королевские ВВС, которые имели в Греции около 30 «Бленхеймов» 84-й, 113-й и 211-й эскадрилий, должны были обеспечить поиск в южной части Ионического моря, юго-восточной части Эгейского и к югу от Крита. Соединение греческих эсминцев получило приказ стоять в немедленной готовности к выходу в море.

Каннингхэм в своих мемуарах «Одиссея моряка» говорит, что разработал собственный план обмана неприятеля. После полудня он отправился на берег с большим чемоданом, словно намеревался переночевать на берегу. Сразу после заката он вернулся на «Уорспайт». Флот вышел в море в 19.30. Капитан 1 ранга М.Т. Броунригг, который тогда был флагманским штурманом, рассказывает:

«Операцию мы разработали утром, и нарочно отослали самолетом основных штабных офицеров, чтобы рассеять все подозрения итальянских шпионов. Мы также развернули тенты, а от имени адмирала были разосланы приглашения на обед. Как только наступила темнота, мы быстренько скатали тенты, офицеры вернулись на корабль, а обед отменили».

Мы в то время не знали, что офицер связи германского ВМФ в Риме убедил итальянский морской генеральный штаб, что англичане имеют только 1 боеспособный линкор — «Вэлиант», а «Барэм» и «Уорспайт» повреждены во время налетов бомбардировщиков на Александрию. Мы также не знали, что он доказывал, что интенсивное судоходство между Египтом и Грецией может стать заманчивой добычей, так как конвои прикрыты очень слабо.

Весь флот пребывал в состоянии нервного возбуждения, хотя в тот момент мы не знали ничего ни о силах итальянцев, ни об их намерениях. Однако все были твердо уверены, что генеральное сражение близко, и мы получили возможность исправить неблагоприятное соотношение сил на Средиземноморском театре. Эту возможность Каннингхэм искал со дня вступления Италии в войну 10 июня 1940 года.

Все, кроме вахтенных, начали готовиться к раннему подъемы, гадая, что день грядущий нам готовит. Невольно закрадывалась мысль, что эта ночь для многих из нас может оказаться последней… Вполне вероятно, что неприятель испытывал точно такие же чувства.

ГЛАВА 3

БАЛАНС СИЛ В ВОСТОЧНОМ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ

Чтобы понять значимость боя у Матапана, следует вспомнить события, происходившие после вступления Италии в войну 10 июня 1940 года. В то время наше положение па Средиземном морс выглядело отчаянным. Итальянский флот значительно превосходил британский по кораблям всех классов, и его корабли были, как правило, новее, быстроходнее и лучше вооружены. Более того, после падения Франции стала неясной позиция французского флота.

Каннингхэм с большим тактом и убедительностью провел труднейшие переговоры и сумел добиться нейтрализации и демобилизации французских кораблей вице-адмирала Годфруа, стоявших в Александрии. Опасность, что они попадут в руки врага, была полностью устранена.

Британский Средиземноморский флот был усилен и перенес свою главную базу с Мальты на восток в Александрию. Но это стало возможным только после ослабления флота в водах метрополии. Опасность вторжения в Англию еще сохранялась, поэтому на Средиземное море можно было перебросить лишь ограниченные подкрепления. Западное Средиземноморье находилось под контролем Соединения Н вице-адмирала сэра Джеймса Сомервилла.

С начала войны мы имели ряд столкновений с итальянским флотом, однако ни одно из них нельзя было назвать генеральным сражением. Каннингхэм рвался наносить удары по итальянскому флоту, однако его главной заботой была Мальта, чье положение стало крайне тяжелым. Мальта находилась посреди Сицилийского пролива, который связывал восточное и западное Средиземноморье. В этом районе господствовали вражеские бомбардировщики. Если бы на Мальте имелось достаточное количество истребителей, господство неприятеля в воздухе можно было бы нейтрализовать, однако сам остров превращался в мишень постоянных мощных атак. Флот почти полтора столетия считал Мальту важнейшей базой, на которой основывалось господство над Средиземным морем. Уже через несколько недель после вступления Италии в войну на Мальте начала ощущаться нехватка продовольствия. Основная часть продуктов в мирное время привозилась на маленьких суденышках из Сицилии, однако этот поток после вступления Италии в войну иссяк. К счастью для Мальты, итальянцы не готовили вторжения за время девяти месяцев нейтралитета. Вместо этого они установили тесную блокаду острова и денно и нощно подвергали его бомбардировкам с воздуха.

Каннингхэм был полон решимости перехватить господство на море и удержать его. На Мальту были посланы конвои из Александрии с войсками и продовольствием, а на обратном пути они привезли в Египет столь необходимую технику и оборудование, которые обеспечили ремонт и обслуживание кораблей в относительно плохо подготовленной базе. Главнокомандующий полагал, что эти конвои могут выманить итальянский флот в море, так как их перемещения не были секретом для самолетов-разведчиков. Поэтому могла последовать проба сил. И действительно, в июле 1940 года произошло столкновение у берегов Калабрии. Итальянцы имели 2 линкора,

12 крейсеров и много эсминцев. Но итальянский флагман получил попадание 15" снарядом с дистанции 15 миль и немедленно прервал бой. Единственной жертвой стал итальянский эсминец.

Однако агрессивное поведение Каннингхэма не могло уравновесить материальное неравенство, поэтому он сообщил Первому Морскому Лорду, что ему требуется по крайней мере еще один линкор, помимо модернизированного «Уорспайта», который может стрелять на те же дистанции, что и новые итальянские линкоры «Литторио» и «Витторио Венето». Он также подчеркивал потребность в новом бронированном авианосце и добавочных истребителях для прикрытия флота вблизи от вражеского побережья. В результате ему были отправлены «Вэлиант», «Илластриес» и переоборудованные крейсера ПВО «Калькутта» и «Ковентри». Сначала их сопровождало Соединение Н адмирала Сомервилла, потом они самостоятельно прошли Сицилийским проливом между Мальтой и Пантеллерией и встретились со Средиземноморским флотом, сопровождавшим из Александрии на Мальту 3 торговых судна. Каннингхэм с удовлетворением отметил это усиление своих сил. И «Вэлиант», и «Илластриес» имели радар, что позволяло обнаруживать приближающиеся самолеты на расстоянии 40–50 миль. Но самым большим приобретением стали истребители авианосца, которые могли нейтрализовать вражеские бомбардировщики, это давало возможность флоту действовать гораздо свободнее. Однако эти подкрепления не могли значительно снизить материальное превосходство итальянцев.

Оно резко сократилось ночью 11 ноября 1940 года. «Илластриес» подошел на расстояние 170 миль к Таранто и поднял торпедоносцы для атаки итальянского флота, стоящего на якоре в гавани. Линкор «Кавур» был потоплен торпедой, 1 других — новый «Литторио» и старый «Дориа» — были серьезно повреждены и надолго вышли из строя. Кроме того, крейсер, эсминец и ряд портовых сооружений были повреждены бомбами. Этот рейд нанес серьезный удар по моральному духу итальянцев и заставил их отвести корабли в более безопасные порты, что позволило конвоям более спокойно двигаться в Средиземном море. Вдобавок, это сильно воодушевило англичан, так как в тот момент общие перспективы выглядели достаточно мрачными. Этот бой стал значительным успехом ВСФ, его молодых летчиков, которые компенсировали недостаток опыта отвагой и добились блистательного успеха.

Гитлер пытался убедить Франко на встрече в октябре 1940 года пропустить германскую армию через испанскую территорию для захвата Гибралтара, Алжира и Туниса, чтобы подорвать английское господство на Средиземном море. Кроме того, Гитлер решил обрушить удар на Балканы, чтобы нейтрализовать Турцию и Грецию и поставить под угрозу британские позиции на Ближнем Востоке. Планирование операции началось в ноябре 1940 года. Гитлер также послал хорошо обученный X авиакорпус на помощь Реджиа Аэронаутика в Сицилии. Это имело решающий эффект в установлении местного господства в воздухе в проливах между Сицилией и Тунисом. К опасности горизонтальных бомбардировок теперь добавилась смертельная угроза пикирующих бомбардировщиков Ju-87.

64
{"b":"586964","o":1}