ЛитМир - Электронная Библиотека

«Так погиб отважный пилот, не успев узнать, что его атака была успешной», — писал Иакино.

Вместе с ним погиб наблюдатель Кук, которого я знал еще кадетом в Дартмуте в конце двадцатых, и стрелок-радист Бленкхорн. Достойный конец 3 отважных мужчин.

С каждой секундой торпеда подходила все ближе. «Витторио Венето» быстро катился вправо. Попадание было неизбежным. Через несколько секунд после того, как разбился самолет, торпеда попала в линкор. Взрыв произошел прямо над внешним левым винтом в 15 футах ниже ватерлинии. Удар был ужасным. Тысячи тонн воды хлынули в пробоину. В 15.30 встали машины. «Витторио Венето» начал медленно крениться на левый борт, дюйм за дюймом он садился кормой.

И для полноты впечатлений один из бомбардировщиков КВВС в этот момент положил бомбы так близко К корме, что грязный водопад обрушился на квартердек. Теперь судьба корабля начала казаться не слишком ясной.

В 65 милях за кормой, все еще не замеченные, итальянцами, мчались британские линкоры, выжимая все свои 22 узла.

Майк Хауорт, который следил за всем этим с самолета 4F и посылал сообщения, пишет:

«Атака была проведена двумя волнами, так как «Альбакоры» имели скорость больше, чем у «Суордфишей». Спикировав со стороны солнца, ведущее звено добилось некоторой неожиданности, и враг начал поворот на 180°, чтобы уклониться». После первого поворота Хауорт увидел «кольца густого дыма, повалившие из труб. Последовал новый поворот на 180°, чтобы вернуться на первоначальный курс. Вражеское соединение следовало на такой скорости, что за эсминцами не оставалось заметной кильватерной струи. Скорость врага существенно уменьшилась».

Через час самолеты 829-й эскадрильи вернулись на «Формидебл». Взлетев сразу после полудня, они провели в воздухе около 4 часов и участвовали в одной из решающих фаз боя. Один за другим садились самолеты, ничего не зная о других, пока все пилоты не собрались в каюте предполетного инструктажа. Один самолет сильно задержался, он израсходовал почти весь бензин. Еще один пропал, и после того, как прошли все мыслимые сроки, надежда на благополучное возвращение Дэйлил-Стида почти исчезла. Мы никогда не теряли этой надежды полностью, так как часть экипажей садилась на береговых аэродромах, и часть подбирали из воды после вынужденной посадки.

Пилоты заявили о 3 возможных попаданиях, что командующий авианосными силами и доложил главнокомандующему. На это Каннингхэм ответил: «Хорошо сделано. Врежьте им еще раз в сумерках». Стрельба, дым, всплески делали трудной правильную оценку результатом тики. И, хотя посмертное награждение Дэйлил-Стида орденом «За выдающиеся заслуги» вполне справедливо, все члены его маленькой группы из 5 самолетов внесли свой вклад в удачное попадание, которое повредило «Витторио Венето». Лейтенант А. С. Уитворт, заместитель командира, так написал в своем рапорте:

«Ведущий начал пикировать в 15.30. Он снизился незамеченным до 5000 футов, когда открыл огонь головной эсминец левой колоны. В этот момент его атаковали 2 истребителя, и эсминец был вынужден круто повернуть влево, в то же время линкор начал поворачивать вправо. Тогда я спикировал и сбросил торпеду по носу от линкора. Наблюдатель и стрелок самолета 5Н подтвердили, что видели колонну воды, поднявшуюся у левого борта корабля. После этого не было достоверной информации об этом самолете. 5Н сбросил торпеду вскоре после 5G, по круче по курсу неприятеля. Они увидели вторую колонну воды, поднявшуюся на левой раковине линкора, когда пытались оторваться.

Этот всплеск на левой раковине видели почти все. Я думаю, это попадание».

В 15.58 мы получили радостную новость от Майка Хауорта, следившего за неприятелем:

«Враг сильно снизил скорость»

ГЛАВА 10

ПОИСКИ ПРОТИВНИКА

Крейсера Придхэм-Уиппела соединились с линкорами Каннингхэма в 12.30 и заняли позицию впереди них по пеленгу 290° на расстоянии предельной видимости сигналов. Визуального контакта с вражескими кораблями не было, так как «Витторио Венето» прервал бой после полудня. Все это время продолжали поступать донесения от самолетов, однако оставались расхождения в указанных позициях и составе вражеских соединений. Особенно это относилось к их скорости, почему Каннингхэм и решил послать свои крейсера вперед, чтобы как можно скорее восстановить соприкосновение с противником. Поэтому в 16.44 он приказал Придхэм-Уиппелу дать полный ход, эсминцы «Нубиэн» и «Мохаук» были высланы вперед, чтобы осуществлять визуальную связь между крейсерами и линкорами. Оставалось еще 2 часа светлого времени, и если правдой было то, что «Витторио Венето» потерял ход, шансы на решающее сражение до наступления темноты были довольно велики. Однако сначала следовало его найти.

«Формидеблу» был отдан приказ подготовить к закату вылет сильной группы торпедоносцев. Мы были уверены, что это окажет решающее воздействие, так как идея выхода в атаку в сумерках летчикам казалась более привлекательной, чем атака среди бела дня. Поэтому 6 «Альбакоров» 826-й эскадрильи и 2 «Суордфиша» 829-й эскадрильи были заправлены и вооружены торпедами. После короткого инструктажа они вылетели под командой Джеральда Сонта с приказом после атаки сесть в Малеме. В это время нельзя было разрешить им ночную посадку на авианосец из-за опасности выдать его позицию противнику. Хотя оставался еще час светлого времени, всех охватил единодушный порыв. Следовало еще пролететь 50–60 миль, после чего ударное соединение должно было занять позицию в пределах видимости неприятеля, но вне радиуса действия его орудий и дождаться выгодного момента, надеясь, что его не заметят и будет достигнута полная неожиданность.

Тем временем 815-я эскадрилья в Малеме предпринимала отчаянные усилия, чтобы провести еще одну атаку. Были подготовлены 2 «Суордфиша», которые взлетели, чтобы атаковать в сумерках. Их пилотировали лейтенант Ф.М.Э. Торренс-Спенс и суб-лейтенант Л.Дж. Киггел. В 18.10 они заметили 4 корабля, прикрытые 6 эсминцами, на расстоянии 25 миль по пеленгу 320°, идущие со скоростью 14 узлов. К несчастью, сами они тоже были замечены противником, и элемент неожиданности был полностью потерян. Через 30 минут они обнаружили самолеты Сонта, приближающиеся с востока, и пристроились к ним в хвост. Было еще светло, до заката оставалось около 5 минут.

На «Уорспайте» общая ситуация оставалась еще не вполне ясной, «из-за присутствия корабельных и береговых самолетов-разведчиков, значительных изменений ветра, присутствия нескольких отдельных вражеских эскадр и наконец трудностей опознания силуэтов вражеских кораблей». Однако главнокомандующий был должен принять какой-то план ночных действий и довести его до флота. В 18.10 он передал:

«Если крейсера установят контакт с поврежденным линкором, 2-я и 14-я флотилии эсминцев будут посланы в атаку. Если враг не будет уничтожен, за ними последуют линкоры. Если он не будет обнаружен, я намерен описать круг на север и запад, чтобы восстановить контакт утром».

Крейсера мчались на полной скорости полтора часа, так как имелись все основания полагать, что они сумеют установить контакт с неприятелем до наступления темноты, хотя все зависело от того, насколько торпедоносцам «Формидебла» удалось во время последней атаки притормозить итальянские корабли. Британские эсминцы были переформированы для ночной атаки. 10-я флотилия капитана 1 ранга Г.М.Л. Уоллсра («Стюарт», «Гриффин», «Грейхаунд», «Хэйнок») должна была занять положение впереди линкоров в качестве завесы. 14-я флотилия капитана 1 ранга Мака («Джервис», «Янус», «Нубиэн», «Мохаук») должна была занять позицию в 1 миле слева по носу от линкоров. 2-я флотилия капитана 1 ранга Г. Сент-Л. Николсона («Айлекс», «Хэсти», «Хируорд», «Хотспур») должна была занять позицию в 1 миле справа по носу.

75
{"b":"586964","o":1}