ЛитМир - Электронная Библиотека

— Только часы ему какие-нибудь дорогие подарить не вздумайте! — всполошился я.

— Почему? — удивлённо переглянулись Семёнычи. — Разве «Фрэнк Мюлляр» плохой подарок?

— Он только свою любимую «Суунту» носит, электронную с «трендом давления», — вздохнул я. — Лучше подарите ему какой-нибудь эксклюзивный эргономический ледоруб из титана. Я слышал, что он с соборными воскресно-школьниками на Эльбрус собирается подняться…

— Спасибо, Лёха! Из титана, говоришь? Ладно, завтра в интернете эту тему прошарим!

Глава 4

ПОМПЕИ

— И далась тебе, батюшка, эта Помпея! — я в очередной раз попытался поудобнее переложить ноги, затекающие от невозможности их как следует выпрямить в небольшом пространстве минивэна. — Обычный элитный коттеджный посёлок с борделем, амфитеатром и прочей «развлекухой» для богатых бездельников! Не просто же так Господь эту Помпею вулканом ликвидировал! Лучше поискали бы ту пиццерию, про которую нам Марко с «рецепшена» рассказывал. Может, хоть там пиццу с морепродуктами делают прилично!

— Ты, Лёша, не понимаешь, — Флавиан с интересом ожидания поглядывал в окно. — Там же древнеримская цивилизация сохранилась наиболее полно, как ни в одном другом месте! Увидеть это, постараться почувствовать дух эпохи, представить себе обстановку, в которой проповедовали первые христиане — это же так здорово!

— Ну да, наверное… — я давно не видел своего батюшку таким по-детски воодушевлённым. — Может, там где-нибудь удастся попробовать настоящую моцареллу, из молока чёрных буйволиц, которую делают только в этой провинции Кампанья!

Представляешь, итальянцы оскорбляются, если называешь при них моцареллу сыром. Оказывается, это совершенно самостоятельный молочный продукт… Тебе это не интересно?

— Ну почему же… (Флавиан посмотрел на меня с лёгкой грустью во взгляде.) Самостоятельный продукт — это, наверное, хорошо, и чёрные буйволицы…

***

Экскурсионную поездку мы заказали прямо в нашем фьюджевском, стареющем, но изо всех сил старающемся выглядеть бодрячком отеле.

На стене около входа гордо красовались четыре выпуклых звезды со слегка облупившейся искусственной позолотой, но, честно говоря, отель уже еле тянул даже на приличную греческую «трёшку».

Так, например, постоянно обновляемая Стелиосом за счёт стабильно прибывающих, ночующих и убывающих русских афонских паломников, можно сказать, родная «Македония», несмотря на изначальную скромность и лаконичность дизайна, выглядела рядом с нашим итальянским прибежищем просто фешенебельно.

И это отнюдь не из желания Семёнычей сэкономить на батюшкином и моём проживании, напротив — туроператору было дано указание взять «что получше найдётся»! Но… фотографии отеля на итальянском сайте и его реальное нынешнее состояние, как бы это сказать — несколько различались!

Причём такое же положение вещей оказалось характерно практически для всех ещё не закрывшихся в городке прежде многочисленных, а ныне запустевших гостиниц и санаториев.

Всё меньше туристов-европейцев приезжает сюда пить целительные минеральные воды, всё чаще на улицах, в холлах отелей и галереях водолечебницы слышится русская речь. Кризис, понимаешь!…

***

Вот и наша компания, скинувшаяся на микроавтобус с гидом для обзорной поездки по Неаполю с посещением Помпеи, кроме меня и Флавиана, сложилась из милой супружеской пары немолодых екатеринбуржцев и русскоговорящей казахской семьи, состоявшей из пожилых родителей и двух профессионально состоявшихся и материально обеспеченных дочерей, прекрасно образованных и воспитанных в лучших традициях «старой советской» интеллигенции.

Словом, типа — «Русские идут!».

— А скажите, батюшка, — обратилась к Флавиану одна из двух сестёр-казашек, — я вот тут прочитала в интернете одну заметку, — она показала на экран своего восьмидюймового планшета, — и мне бы очень хотелось узнать Ваше мнение по поводу написанного в ней. Пока мы всё равно едем, Вы разрешите прочитать её вслух?

— Пожалуйста! — кивнул Флавиан. — Другие пассажиры не будут против?

— Нет, нет! — закивали головами наши спутники. — Мы не против, пусть читает, нам тоже интересно!

— Вот, батюшка: «Люди, придерживающиеся агностических или атеистических взглядов, более склонны к проявлению сострадания, чем верующие люди. К такому выводу пришли американские психологи, работающие в Калифорнийском университете в Беркли. Учёные выяснили, что не имеющие религиозных убеждений люди, помогая кому-либо, руководствуются переживаемыми ими эмоциями.

Верующие люди, как выяснили психологи, в желании помочь кому-нибудь зачастую мотивированы желанием сохранить собственную репутацию или приверженностью религиозным учениям.

В ходе исследования учёные обнаружили, что нерелигиозные люди, как правило, чаще и больше жертвуют денег на благотворительность, чаще уступают место нуждающимся в общественном транспорте.

Между тем, как указывают специалисты, понятия «человек религиозный» и «человек верующий» отнюдь не эквивалентны, и черты, присущие одному из них, могут не встречаться у другого.

Также среди комментаторов популярно мнение, что исследование, аналогичное проведённому американцами, в России показало бы совершенно иные результаты».

— Вот такой материал, батюшка! — подняла глаза от экрана девушка. — У меня по нему есть несколько вопросов, можно их задать?

— Вас как зовут? — поинтересовался батюшка.

— Вообще-то, по-казахски Айбике, но русские уже традиционно называют меня Аля, на работе все так привыкли!

— А меня зовут — отец Флавиан, но можно и батюшкой, как вы называете. Хорошо, Айбике, задавайте вопросы!

— Первое, отец Флавиан: тут правда написана, что в России такое исследование дало бы другие результаты?

— Это, конечно, только моё личное мнение, не уверен, что его стоит тиражировать, хоть оно и основано на значительном опыте пастырской работы: я думаю, Айбике, что результаты подобного исследования в России вряд ли отличались бы слишком сильно. Природа человеческой души одинакова везде, и территориально-национальные различия в этих вопросах не принципиальны.

— Хорошо, отец Флавиан, тогда скажите: действительно понятия «человек верующий» и «человек религиозный» — это не одно и то же?

— Конечно! — Флавиан немного поёрзал в узком для него автомобильном кресле, садясь поудобнее. — Однозначно не одно и то же! Что такое человек верующий? Это человек, который верит, то есть допускает для себя возможность, не имея полученных эмпирически-опытным путём доказательств, существования Бога, или богов, или «высшего разума», или ещё каких-нибудь сверхъестественных сил.

Или верит в то, что «ничего нет», есть только «материя», как верят атеисты. Причём атеистическая вера — «самая верующая» вера из всех вер!

Ибо нет ни одного доказательства того, что Бога и вообще сверхъестественного мира не существует, напротив — огромное количество доказательств противного, но атеисты тверды и фанатичны в своей вере — нету ничего и всё тут!

— А разве есть доказательство того, что Бог существует? — удивилась Айбике.

— Конечно! Научное. Что Бог существует и что это Он сотворил наш мир! — кивнул Флавиан.

— Научное? Какая же наука это доказала? Богословие? — спросил наш спутник из Екатеринбурга.

— Нет! Физика. Второй закон термодинамики, об энтропии.

— Батюшка «физтех» закончил, с красным дипломом, — вполголоса подсказал спросившему я с умным выражением лица. — Я тоже, но без красного диплома…

— Батюшка, а как это доказательство «на пальцах» звучит? — извиняющимся тоном спросила вторая сестра. — Мы обе простые экономисты…

6
{"b":"586966","o":1}