ЛитМир - Электронная Библиотека

Вспоминайте вышеприведённое евангельское определение Любви и тестируйте им все чувства и желания, которые пытаются овладеть вашим сердцем под «брендом» любви, и тогда вы избежите того состояния души, которое Церковь именует страданием — «страстью»!

Был у меня в духовнической практике случай: приходит ко мне одна молодая женщина и говорит: «Батюшка! Есть один мужчина, я его так люблю, так люблю! А он любит другую женщину! Я решила — её убью, его убью, а потом себя убью!» — а глаза у неё прямо синим огнём горят!

Еле отговорил… Разве такая «любовь» от Бога? Бога, Который умер Сам, чтобы жили мы?

То же и с любовью к Богу — христиане готовы за свою веру умирать, а представители многих других религий — за свою веру убивать! Как говорят — почувствуйте разницу!

Все задумчиво молчали.

— Так вот, — продолжил Флавиан, — возвращаясь к вопросу о том, почему люди «религиозные» бывают менее сострадательными к ближним, чем люди не ведущие осознанную духовную и церковную жизнь, важно понимать следующее: религиозная жизнь человека может быть как реальной — внутренней, так и формально-показной, внешней.

Причём нередко переход от искреннего горячего богообщения к холодному обрядовому формализму происходит настолько тонко и незаметно, что вчерашний пламенный подвижник благочестия не успевает и заметить, как он становится обычным лицемерным фарисеем.

Кстати, ведь Господа нашего Иисуса Христа распяли как раз не просто «религиозные люди», а религиозная элита израильского народа — священники, архиереи, учёные богословы, монахи — можно в определённом роде таковыми считать секту фарисеев, впоследствии трансформировавшихся в нынешних хасидов-ортодоксов.

Именно те, кто должны были в силу своей религиозной образованности и особой приобщённости к церковной жизни первыми распознать в «Плотнике из Назарета» предвозвещённого пророками Мессию — Спасителя мира, именно они-то и отвергли Христа, оклеветали перед народом и убили.

Эти богоубийцы представляют собой «классический» пример того, как совмещение религиозной жизни с попустительством страстям преображает благочестивого человека в одержимого дьяволом монстра — по виду и по внешним признакам являющегося примером кротости и милосердия, по внутреннему же состоянию духа родственного демонам.

Ждать от такого «религиозного» человека проявления искренней доброты и сострадания бессмысленно.

Конечно, это я описал уже крайнюю, финальную стадию саморазрушения верующего человека. Большинство людей религиозных как раз пребывают в состоянии непрестанной борьбы со страстями, в чём Сам Господь помогает таким людям дарованными Им христианской Церкви благодатными средствами — таинствами и священнодействиями.

Однако без личной внутренней работы по бдительному беспристрастному контролю за состоянием собственной души и непрестанному «строительству внутреннего человека» по образу Христову — примеру жертвенной Любви — все благодатные Дары, имеющиеся в Церкви, будут иметь эффект воздействия на душу минимальный или вообще никакого.

Самое страшное и духовно-опасное для христианина — это принять помысел о совместимости в своей душе Христа и обличаемого Им греха! Принять и допустить этому помыслу преобразиться в реальную форму духовной жизни!

Результат однозначен — грех вселится в такую душу и поработит её себе, а Христос… Христос покинет «дом», в котором «гостеприимный хозяин» вместо угощения ставит на стол чан с нечистотами.

Нельзя соединять в одном сосуде молоко с бензином — такую смесь ни пить нельзя, ни в бензобак залить…

Глава 5

ПОМПЕИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

— Отец Флавиан! — вновь заговорила немолодая екатеринбурженка, — простите, что я опять Вас перебиваю, просто Вы уже несколько раз произнесли слова «духовная жизнь»! В наше, советское время вести духовную жизнь означало — читать книги, ходить в театры, на концерты, приобщаться к искусству, к «миру прекрасного»! А что такое «духовная жизнь» в понимании религиозном? Это означает — ходить в церковь, слушать там пение, ставить свечки, читать религиозную литературу?

— Простите, не осведомился ранее о вашем имени-отчестве… — повернулся к ней батюшка.

— Меня зовут Лидия Дмитриевна. А мужа моего Игорь Васильевич. — Муж Лидии Дмитриевны молча кивнул в подтверждение.

— Прекрасно! Лидия Дмитриевна! Вы задали очень важный вопрос, не зная ответа на который пытаться вести религиозную жизнь бессмысленно! — Флавиан вновь поёрзал, поудобнее устраивая свой немелкий корпус в тесноватом для него автомобильном кресле. — Существо человека трёхсоставно, то есть представляет собой соединение тела, души и духа. Тело — это временная грубо-материальная оболочка, вмещающая в себя тонко-материальную оболочку — душу, наполненную неким духом.

Определение взаимосвязи всех этих трёх частей человеческой природы достаточно условно — нам не дано во всей полноте ведать тайны Божьего творения, хотя основные представления о них мы всё же имеем.

Представим себе такую модель: наполненный газом воздушный шарик, помещённый в закрытую крышкой картонную коробку — это будет образ тела, души и духа! Коробка — тело, тонкий резиновый шарик — душа, а наполняющий его газ — дух!

— Батюшка! — снова обратилась к нему пытливая Айбике, — а как узнать, есть у меня душа или нет?

— Душа есть у всего живого! — улыбнулся Флавиан. — Душа — это по-мирскому — «личность» человека; можно сказать — моя душа — это я сам!

То, что находится в моём плотском теле, но способно существовать отдельно от него; то, что думает, чувствует, переживает или радуется, любит или ненавидит, принимает волевые решения — это и есть душа!

Душа — это сам человек, находящийся в нашем современном, грубом и дебелом материальном теле, необходимом для существования в нынешнем материальном мире.

Оно, это тело, необходимо так же, как необходим водолазу-глубоководнику его тяжёлый и сковывающий движения водолазный костюм — с гирями на поясе и на ногах и тяжёлым медным шлемом, в котором практически невозможно двигаться вне водной среды, но который почти не ощущается водолазом на глубине из-за повышенной плотности воды. Ну, или как скафандр космонавта в безвоздушном пространстве.

В момент смерти душа покидает тело и продолжает существовать в духовном пространстве Вечности, или, как его называют некоторые, в «другом измерении» — уже не имея в этом теле потребности.

Соответственно, тело после оставления его душой становится уже просто объектом биологической среды — разлагается и, как поётся в чине погребения — «яко земля еси и в землю отыдеши» — обращается в «прах земной», до времени…

А душа, расставшаяся с телом, проходит определённые этапы вхождения в новую для неё форму существования и определяется в своём пребывании в Вечности в соответствии со своим духом, наполняющим её на момент выхода из тела.

— Отец Флавиан! — обратился к батюшке Игорь Васильевич, — а откуда всё это известно про загробное существование души? Ведь, как говорится — «никто оттуда не возвращался»!

— Это неточная информация, Игорь Васильевич, я бы сказал, для современного человека сильно устаревшая! — повернулся к нему батюшка. — Сто, даже пятьдесят лет назад, особенно в атеистическом Советском Союзе, действительно сложно было получить достоверную информацию о посмертном состоянии личности, по-церковному — души человека.

Однако сегодня, при намного большей доступности информации разного рода, найти убедительные данные об этом вопросе совсем не сложно. Я вам могу подсказать несколько ссылок на авторитетные научно-медицинские источники, в которых доступно и убедительно излагаются данные исследований, проводимых с середины двадцатого века, о возможности внетелесного существования человеческой личности.

Наиболее известны данные, полученные зарубежными исследователями Морицем Роолингзом, Елизабет Кюблер-Росс или Раймондом Моуди.

8
{"b":"586966","o":1}