ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что за человек?

- Полурикт, Иму Сатро.

- Один из создателей умного дома? Он наполовину рикт? Ничего себе! А если он будет без сознания? Я не подниму трехметрового мужика!

- Он худой смазливый мальчишка человеческого роста. – перебил ее Томо.

- Смазливый, говоришь? – вкрадчиво переспросила Тина.

«Прости, Иму.» - мысленно произнес наемник и улыбнулся Тине:

- Очень симпатичный. Белая кожа, красные волосы, глазищи на пол лица. Скромный, стеснительный и сто процентов девственник.

Блондинка затихла даже не дыша, раздумывала секунд пять, потом выдохнула:

- Да, я иду. Убивай на здоровье этого министра. Я вытащу Иму.

Мальчишку Томо было жалко, даже подумалось, что он предпочтет плавать в реке, нежели попасться в нежные ручки Тины. Впрочем, возможно только он не видит в ней сексуальную женщину, все же она его близняшка.

Во второй раз открыть глаза было куда труднее, а левый не открылся вовсе, заплыл, наверное. Ослабевшей рукой Иму коснулся лица и тут же почувствовал острую боль. Подняться было еще труднее, и он попросту не стал этого делать. Не было смысла. Перед ним стоял выбор: отказаться и умереть или же согласиться. Разумеется, он не собирался становиться ничьим личным хакером, он очень хотел домой, к Нэлл. К тому же не знал, что случилось с Исоном. Он даже не знал, что у него сейчас с лицом. И не мог узнать – тут не было зеркал. Но он мог согласиться, притвориться, что испугался побоев или смерти, а потом изгадить мужику жизнь, как только его пустят к компу. А что потом? Как сбежать? В прочем, не важно, как сбежать. Если умирать, так за что-то, мучеником он быть не желает.

- Эй! – прохрипел он как можно громче – Эй! Есть кто-нибудь?!

Дверь приоткрылась, внутрь заглянул все тот же рикт, который учил его уму-разуму:

- На помощь будешь звать? Тут нет никого, кроме меня.

- Не буду. – ответил ему Иму – Хочу сказать, что согласен работать на этого мужика.

Рао мгновенно просиял широкой улыбкой:

- Молодец, малец! Это разумный выбор.

- Приступать когда? – перебил его метис.

- Не спеши. Мордашка подживет – и приступишь. А я пока босу сообщу. Кстати, есть хочешь?

Иму отрицательно покачал головой. Рао смущенно почесал затылок:

- Видимо, я перестарался. Голова кружится?

- Кружится. – пробухтел ему в ответ мальчишка.

- Ага. И врача тоже позову.

Киор нервничал, очень. Расслабиться не помогал даже алкоголь, а заказчик требовал Токэлу. А Токэла не отвечал на звонки, его квартира пустовала, и никто не мог сказать Киору, куда он делся. Он знал настоящий адрес и имя самого загадочного в криминальном мире информатора, но никогда не видел его лица. А без Токэлы Киор не мог заработать денег, которые ему были необходимы. Не для себя, для дочери.

Он мог спасти ее, только обеспечив полную изоляцию от окружающих, мир не должен был знать о ней. Он не мог даже отправить ее на родину ее матери, где такие, как она не редкость. Ведь малышка наполовину человек, а вайры не терпят кровосмешений, выступая за чистоту крови, в их стране это преступление карается смертью не только провинившегося, но и всей его семьи. К слову, и вайров не терпят в других странах из-за их врожденной способности к внушению, въезд в любую из стран без официального приглашения для вайра запрещен и грозит изоляцией. Поэтому Киору нужны были деньги, чтобы обеспечить будущее маленькой полукровки, пока еще не научившейся себя контролировать.

Он знал, что Миа опасна для окружающих, что ей нет, и никогда не будет места в мире из-за ее происхождения, но все равно любил, как только может любить отец. Наряды, игрушки, любой каприз, лишь бы она не испытывала одиночества от того, что круг ее общения ограничен одним отцом. Он сам учил ее грамоте, планировал научить и тому, что умел сам, а именно составлению документов, договоров, знанию законов, то бишь, качественно пудрить людям мозги и без естественных способностей вайров. Внешне Миа ничем не отличалась от человеческого ребенка, разве что смахивала на куколку.

- Папа! – она влетела в комнату как мини ураган – А что ты пьешь?

- М? – он посмотрел на дочурку и быстро вылил вино в раковину – Уже ничего. Почему бы тебе не пойти спать? Уже поздно, Миа, пора спать.

- Я хочу узнать, почему мой папочка такой грустный. Папа, что случилось?

Киор смотрел на девочку, на ее тугие черные локоны, румяные щечки на светлом, как фарфор, личике, тоненькие детские ручки в белых рукавах кукольного платьица. И его сердце таяло от нежности.

- Ничего, милая. Папа просто потерял важного человека.

- Этот человек важнее, чем я?

- Нет, конечно! – Киор улыбнулся ей – Ты самый-самый важный человек в моей жизни.

- Правда? – личико Мии озарила счастливая улыбка.

- Конечно. Иди ко мне. – и он приглашающе раскинул руки.

Девочка налетела на него с разбега, он подхватил ее на руки, крепко обнял и поцеловал в макушку:

- Пойдем готовиться ко сну. Я расскажу тебе чудесную сказку.

- Про Лиса?

- Нет, милая, сегодня не про него. – немного резче, чем хотел, ответил мужчина – Вдруг он от икоты заболеет?

Это помещение кардинально отличалось от комнаты в подвале: светлое, с огромными окнами, выбраться через которые, не убившись, не представлялось возможным: высоко. Тут же имелся шкаф, нашпигованный вещами, подходящими Иму по размеру, в стену был встроен большой плазменный экран для связи, у окна стояло большое кресло-диван, у другого окна – кровать, на которой и расположили программиста.

- Рао, у мальчика сотрясение, перестарался. – осуждающе возвестил рикту доктор.

- Я не специально. – пробасил тот в ответ – Шеф сказал – я сделал.

- Мог бы и полегче. У него же и на лице живого места нет, и шея синяя.

- Зато я в живот не бил.

- Да уж, хорошо, что не бил. Ему неделю не вставать, сотрясение сильное. Вот это купишь ему и следи, чтобы принимал вовремя. – доктор протянул ему бумажку и уже у дверей добавил – Я загляну через три дня.

Рао проводил человека до двери, после чего вернулся к кровати и виноватым взглядом воззрился на Иму. Мальчик действительно выглядел скверно: глаз заплыл, на скуле ссадина, которую доктор чем-то замазал, губы разбиты, а шея теперь носит синий отпечаток огромной руки. Иму заметил его взгляд, и вместо того, чтобы злиться на своего мучителя, зачем-то ободряюще улыбнулся ему, повредив болячку на губе, в уголке губ сразу же выступила кровь. Рао никак не ожидал такой улыбки, почувствовал себя еще более виноватым, словно бил невинного младенца. Он взял с прикроватной тумбочки ватный диск и потянулся к мальчишке, чтобы вытереть кровь. Рука нерешительно дрогнула на полпути. Нет, Иму не отшатнулся, не дернулся, не испугался, но то, как он закрыл единственный видящий глаз, говорило о многом, и Рао остановился.

10
{"b":"586969","o":1}