ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Простите. – лицо метиса медленно залилось краской – Но нам с Мией пора покинуть вашу теплую компанию. Спасибо за помощь, я отблагодарю, когда помощь потребуется вам.

- Не стоит. – отмахнулся ливонец – Мне за это заплатили, а с Тиной я поделюсь.

- И куда ты пойдешь? – грубовато вопросил рикт.

- Для начала домой. – честно ответил Иму.

- Нельзя тебе домой. – Рао покачал головой – И ты об этом знаешь. Киор выдал твою тайну, то, что ты – Токэла больше не секрет. И, поверь, такие новости разлетаются быстро. Нет никакой гарантии, что дома тебя не будет ждать какой-нибудь неприятный сюрприз. И сам попадешь, и девочку подставишь.

Рао был прав, и спорить с этим было бы глупо. Иму знал, что дочь Киора наполовину вайр, а соответственно, потенциально опасное существо. Ее может ждать судьба похлеще изоляции. О том, какая судьба может ждать его самого, Иму почему-то не подумал.

- У меня есть другой вариант. – продолжил рикт – Я знаю, что по меркам людей ты уже совершеннолетний, но ты наполовину рикт. Соответственно, по нашим законам до совершеннолетия тебе еще почти десять лет. Я усыновлю тебя.

- Что? – метис даже кофе подавился.

- А что? В Матау* тебя никто не достанет, зубов не хватит. И Миу с собой заберем.

Предложение было в высшей степени заманчивым, вот только…

- Прости, Рао. Я не понимаю, зачем ты так печешься обо мне, и очень признателен за такое щедрое предложение. Но… Я полукровка, понимаешь? Я никогда смогу стать таким, как ты, воином. Это первая причина. А вторая – я не хочу жить, подчиняясь воле главе клана, который будет решать за меня мою судьбу. Извини.

Рикт поджал губы, но ничего не сказал, принимая решение Иму. Он хорошо его понимал. Вступить в клан - это навсегда, и все твои потомки тоже будут принадлежать клану. И, наверное, это не стоит того, даже если на кону стоит жизнь.

- Но домой возвращаться тебе все же не стоит. – вмешалась Тина – Рао прав.

- Я знаю, что он прав. Только не могу иначе. Там осталась Нэлл. Она мой самый преданный друг.

- Я пойду с тобой. Телохранитель я, или где? – отозвался Томо.

- Я Токэла, не забыл? И без тебя справлюсь.

- А откуда столько спеси так внезапно? – обиделся ливонец.

- Прости, Томо, но я даже не знаю, кто тебя нанял, и зачем. Но это и не важно, важно то, что если тебе заплатят за мою смерть – ты убьешь меня, не моргнув и глазом. Разве не так?

Тина, услышав это из уст метиса, побагровела от гнева:

- Ты поначалу мне даже нравился, Иму, пока не начал говорить такие вещи. Томо не такой, он волен выбирать принимать ему заказ или отказаться. И он…

- Тина! – перебил ее наемник и спокойно произнес – Я не убиваю тех, кого спасал, Иму. Это принцип.

Иму стало ужасно неловко, под осуждающими взглядами он начал задыхаться. Ему казалось, что не только три пары глаз смотрят на него, а мерещилось, будто он стоит перед толпой, и все смотрят так… будто он совершил преступление, укоряюще. Краска мгновенно залила лицо и сразу же отступила, как только он понял, что не может дышать.

- Эй, Иму, что с тобой? – Рао протянул руку, видимо, намереваясь потрясти его за плечо.

Звонкий шлепок по руке не мог остановить рикта, но Томо, наблюдавший за Иму ранее, перехватил эту руку едва ли не всем весом:

- Не смотрите! Не смотрите на него! – и первым подал пример, отвернувшись.

- Не смотрите?! – завизжала Тина – Да у него глаза закатываются! Он не дышит! Сделайте что-нибудь!!!

После истеричного выкрика ливонки, Рао не выдержал, он подскочил к метису, сгреб его одной рукой и принялся осторожно трепать по щекам.

Иму сквозь мутную пелену слышал, что ему что-то кричат, говорят, уговаривают, он пытался вернуть себе осознание происходящего, но напрасно. Сознание окончательно накрыло темнотой.

- Говорил же! – рявкнул Томо, выдирая обмякшее тело полурикта из огромных рук Рао – не трясли бы его как грушу, он бы не вырубился!

- Да что вообще случилось-то? – жалобно вопросила девушка.

- Возможно, какая-то детская психологическая травма, а может, один из видов аутизма. – уже спокойным тоном ответил ей брат – Не знаю, я не врач.

Вокруг было темно, так темно, что казалось, будто его закопали заживо. Холод сковывал тело, он попробовал пошевелиться – и не смог, закричать – не вышло, словно во рту был кляп. Да вдобавок по его лицу что-то ползало, что-то скользкое, влажное и мерзкое. Он попробовал пошевелиться, стряхнуть это с себя, но руки не слушались, он даже не чувствовал их. Мысль о том, что он похоронен, и по его телу ползают черви, оглушила. Отчаянно стараясь задавить панику, он боролся с пульсацией крови в висках и пытался сделать хоть один крохотный вдох. Легкие горели от недостатка кислорода, в ушах звенел набат, зато ползанье по его лицу прекратилось.

- Иму?

Голос принадлежал ребенку и доносился он откуда-то издалека, но ему было все равно, он собирал все силы, чтобы вдохнуть и закричать, позвать на помощь.

- Иму! - и чья-то маленькая рука отнюдь с немаленькой силой хлопнула его по груди.

Воздух ворвался в легкие целым потоком, его было так много, что Иму закашлялся, просыпаясь, свет ночных ламп показался настолько ярким, что глаза заслезились. У него таких ламп не было. Где он?

- Ты в порядке?

От неожиданности он шарахнулся в сторону, едва не упав с кровати, повернул голову – рядом с ним сидела девочка.

- Ты тоже меня боишься? Папа меня боялся.

- Что? – он поначалу даже не понял суть вопроса, ночной кошмар еще не до конца отпустил его, но девочка подождала, когда он придет в себя – Нет, Миа, конечно, я не боюсь тебя. – Иму тепло ей улыбнулся – Мне просто приснился дурной сон.

- Я знаю. Ты дышать перестал.

- О, даже так? Спасибо, что разбудила.

Иму оглядел себя, обнаружил ту же простыню, в которую он закутался еще до того, как случился приступ, и попытался встать.

- Ты куда? – возмутилась девочка и схватила его за руку – Я еще не закончила.

Странно, но Иму даже не подумал о том, чтобы отшатнуться от малышки, нарушившей его личное пространство, она не вызывала в нем паники. И он замер, сидя на диване, когда девочка с фломастером в руках залезла к нему на колени и принялась рисовать. Так вот что ползало по его лицу – фломастеры. Замечательно. Она хотя бы не неприличные слова на нем пишет?

23
{"b":"586969","o":1}