ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иму никогда не думал о своих родителях, вообще ни разу. За него об этом думали другие. В детстве его дразнили за большие глаза, в подростковом возрасте сочиняли пошлые анекдоты о его происхождении, в юности просто игнорировали. Но самого Иму все это никогда не трогало, он жил в собственном маленьком мирке, куда допускался только Исон. Будущему знаменитому изобретателю тоже перепадало «милостей» от сверстников за дружбу с метисом, но он никогда не жаловался. И даже Исон, смело говоривший другу все, что думал, никогда не заговаривал о родителях. Возможно, потому, что для него это тоже было больной темой, а может, щадил чувства Иму.

И вот, когда у Иму внезапно объявился дед, он испытал небывалый прилив ярости. На какие-то мгновения он и сам не мог понять, что чувствует. Гнев? Обиду? Но точно не радость. Выросший в уединении, он считал родственников всемирным злом. В планы Иму никогда не входило даже обзавестись собственной семьей. И пусть Миу он принял без сожалений, но на этом твердо решил остановиться.

Что же чувствовал Иму сейчас, поднимаясь по лестнице в свою комнату? Выплеснув все эти неведомые ранее эмоции на новоявленом дедуле, он чувствовал пустоту, словно в груди образовалась дыра. В голове гулко звенело от усталости, он очень устал. Настолько, что едва не упал с лестницы, споткнувшись на верхней ступени. Не замечая того, что сгорбился, словно из него вынули тот стержень, благодаря которому он прямо стоял, Иму дошел до своей комнаты и ничком рухнул на кровать. Он не видел, как в комнату осторожно заглянула Миа, посмотрела на него, и закрыла дверь. Он смотрел в потолок и долго не мог уснуть.

Подобрав пышный подол платья, Миа села на пол у двери, твердо решив, что никуда не уйдет. Иму выглядел так подавленно, что подходить к нему с глупыми словами утешения она не осмелилась. Да и не знала, что нужно говорить в таких ситуациях. Вспомнив, что говорили ей, когда умер ее папа, девочка скривилась и, подтянув колени к груди, осталась сидеть на месте.

Если понадобиться, она будет рядом. Она всегда будет рядом, как однажды, когда ей это было нужно, рядом оказался он. Ни один нежеланный родственник не пройдет через эту дверь на здоровых ногах.

Томо поступил неправильно, так она считала, заставив Иму делать то, чего он не хотел. И вот он результат – брат расстроился. Миа ненавидела всех, кто причинял вред или расстраивал ее Лиса, она без сожалений спустила бы их с лестницы или выкинула из окна многоэтажки. Но и огорчать его такими поступками ей тоже не хотелось, поэтому она продолжала молча ненавидеть их и так же молча приглядывать за братиком.

Миа могла залезть к нему на руки, обнять за ногу, или даже залезть к нему на кровать, нагло узурпировав его подушку, но она никогда не призналась бы, что делает для него гораздо больше. Накрывая с Тиной на стол, она незаметно подкладывала Иму самые лакомые кусочки. Когда он мылся, Миа караулила за дверью, потому, что замка в ванной комнате не было, а Иму стеснялся всех, кроме нее. К ней он спокойно выходил и в полотенце. А ночью она просыпалась по каждому его чиху, прислушиваясь из-за смежной двери, не сниться ли Иму очередной кошмар.

Она уже привыкла считать его своим настоящим братом и по ее мнению, он был самым лучшим братом в мире. А лучшему брату нужна лучшая пара. Тина на ее взгляд подходила ему идеально. И самой Мие она очень нравилась. С ливонкой ей было легко, и Миа искренне верила, что и Иму Тина тоже заставит улыбаться. Только сам Иму ко всем относился одинаково.

В эту ночь Саэ тоже не спал. Он пытался понять, почему Иму не признал кровной связи. Для любого рикта клан – вся его жизнь, а изгнание из клана жестокое наказание, но только не для Иму Сатро. А ведь в его крови ровно половина принадлежит риктам. И пусть он ни разу не воин, но умен и изворотлив, как отец Саэ. А своего отца рикт любил и уважал, он многому научился у него.

Как же так? За что мальчик так холодно его встретил? За то, что был воспитан в интернате? Но это было нужно для его же блага. Саэ всегда знал, что у него есть внук, знал, что мальчик полукровка, но никогда не отрекался от их родства. Может, Иму просто об этом не знает? Может, стоит рассказать ему? Но насколько откровенным он может с ним быть? Решение пришло моментально – он должен быть предельно откровенным с этим мальчиком. Похоже, Иму такой же упертый, как и его отец, он не примет полуправды, и о лжи догадается.

Саэ твердо решил наладить отношения с внуком, Иму не для того скрывали от клана всю жизнь, чтобы он потом взял и отказался от предназначенной ему роли. Уезжать из этого дома без наследника Саэ не собирался.

Эна тоже не спала в эту ночь, она металась из угла в угол по своему дому и ожидала звонка. Ожидала, когда ей сообщат, что ненавистный Иму Сатро в их руках. О, это будет настоящий праздник. Она не могла теперь его просто убить, он будет умирать долго за то, что потратил столько ее усилий и потрепал нервы. Его тело никогда не найдут, и ее никто не заподозрит.

Най, ее сын, ее родная кровь, займет место главы как ближайший родственник. Если не будет этого трижды проклятого полукровки, Саэ выберет Найя, она более чем уверена. А ее сын никогда не узнает о том, что сделала для него его мать. Глупый юнец слишком принципиален и в силу своего возраста еще не понимает, сколько привилегий дает власть. Но со временем он поймет, какое достижение быть главой клана, выше только небо.

Ее люди уже отправились вслед за Саэ. Они выкрадут мальчишку.

Томо никогда за всю свою жизнь не был привязан к посторонним, только родители и сестра были важны для него. Но все изменилось за каких-то несколько месяцев, он и сам не понял, когда успели стать ему близки и метис, и Рао с Ганом, и даже мелкая пигалица. Пример подал Иму, он так естественно и легко воспринимал всю разномастную компанию такими, какие они есть, что невольно хотелось подражать ему.

Характер у Томо не был тяжелым, со стороны казалось, что он воспринимает все как игру, забаву, но в уме он просчитывал каждый шаг. Импульсивность Иму была несвойственна ливонцу, потому он никогда не думал сердцем и отказывался от любых связей, кроме кровных. К тому же ему не доводилось ранее спасать чьи-то жизни, если, конечно, это не были жизни его родных. Иму стал первым, кого он выручил, пусть и за деньги, но это событие оставило в душе наемного убийцы глубокий след. Он и не подозревал, что защищать кого-то может быть настолько приятным занятием, убийства никогда не приносили ливонцу удовлетворения и какого-то особого спектра эмоций. Не смотря на весь свой ум и хитрость, Иму действительно казался слабым, его хотелось защищать, и не только физически.

Томо искренне считал, что эта встреча с внезапным родственником может нанести метису непоправимую психическую травму, еще большую, чем уже имелась. Потому он решил, что нужно примирить их с дедом, дабы не оставить негативных воспоминаний у Токэлы, он и так был подвержен кошмарам. Только вот Саэ смотрел на Томо каким-то странным взглядом, что обозначает этот взор, блондин не понял. И начал издалека.

38
{"b":"586969","o":1}