ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

14.00. Командиры 1-й и 2-й рот доложили о высоких потерях в составе рот.

15.00. Атака была прекращена. Роты отошли на исходные рубежи. В помощь батальону прибыла еще одна танкетка 80-го разведбата 25-й Чапаевской дивизии.

18.30. получена радиограма от Г.В. Жукова: «Командиру батальона ВМУ БО Отойти на рубеж д. Бельбек – совхоз им. С. Перовской.

20.00. батальон, выставив боевое охранение начал отход. Отходу способствовали погодные условия – дождь и темная ночь[183].

Противник отмечает следующую последовательность событий. Утром последовала атака на позиции 46-го пионерного батальона в районе шоссейного моста, в результате которой немцы отошли[184].

Далее противник (бригада Циглера) атак не предпринимал. В донесении указывается, что части обстреливаются тяжелой артиллерией 30,5-см и «…орудиями с бетонированных позиций южнее дороги Сюрень – Дуванкой»[185] (доты Дуванкойского узла).

Бригада Циглера попыталась привлечь для атаки 132-ю ПД (отряд Штутерхайм), а затем 121-й полк 50-й ПД, но получила отказ от командиров дивизий.

В связи со сложной ситуацией, возникшей в долине Качи, и попыткой прорыва Приморской армии часть подразделений бригады Циглера была переброшена на помощь 50-му разведбату. Кроме того, чтобы не допустить прорыва советских войск по долине Качи, в район д. Шуры был переброшен один артиллерийский дивизион 72-й ПД. Действия тяжелой немецкой артиллерии позволили противнику «запечатать» выход из долины Качи. Приморская армия прорваться не смогла.

Советские части были близки к успеху, т. к. в донесении 150-го разведбата указывалось, что некоторые немецкие части начали отход к Бахчисараю. Как указывается в отчете 150-го батальона разведки, «была установлена связь со штабом фон Боддина в Бахчисарае, и получена помощь в виде мотоциклетной роты и двух 2-см автоматов, 610-го батальона ПВО, установленных на автомобили. Чуть позже подтянулся дивизион 15-см гаубиц и два штурмовых орудия 190-го дивизиона». Поход этих частей и определил успех. Тяжелая артиллерия перекрыла дорогу своим огнем. Как указывает отчет немецкого 150-го разведбата «…противник отошел в юго-западном направлении» (в направлении д. Керменчик).

В результате боя на две стороны – с группой преследования Бернарди (50-я ПД) и частями бригады Циглера с одной стороны, группой преследования Мартенса» (72-я ПД) с другой в районе деревень Улу-Сала и Шуры – прорваться к позициям батальона ВМУ БО в долине Качи не удалось. Частям Приморской армии удалось разгромить немецкий отряд Мартенса в районе Улу-Сала, после чего советские части продолжили движение по горным дорогам по маршруту Улу-Сала – Татар Османкой. В арьергарде был оставлен 1330-й полк и батальон 1331-го полка, которые получили задачу выходить в Севастополь самостоятельно[186]. Аналогичный приказ получила и 172 СД, которые прибыли в Ялту 4–5.11.41 г.

По горным дорогам продолжил отступление отряд Приморской армии, численность которого не превышала 3–4 тыс. человек, основу которого составляли штабы и тылы 95-й и 25-й СД, причем в стрелковых частях личного состава было совсем мало. Отряд прибыл в Севастополь одним из последних – 8–9 ноября.

В ночь с 2 на 3 ноября авиация Севастопольской авиагруппы продолжала атаковать противника на подступах к городу. 21 МБР-2 и 18 ДБ-3 бомбили скопления вражеских войск в его ближних тылах. Один ДБ-3 не вернулся с задания. Днем девять Ил-2 под прикрытием шестнадцати истребителей штурмовали войска противника в районе Бахчисарая и д. Топчикой.

Немецкая авиация из состава 4-го авиакорпуса в основном работала по морским целям, лишь 4 самолета Не 111 из состава авиагруппы I./KG27. атаковали Севастополь. Два Ю-88 атаковали аэродром Херсонес. По данным противника, 6 советских самолетов уничтожено на земле.

В документах противник вновь жалуется на плотный зенитный огонь и авиационное прикрытие. 15 Ю-88 из авиагруппы I./KG51 летали в поисках линкора «Парижская Коммуна», но безуспешно. «Штуки» (Ю-87) и истребители работали в интересах 54-го корпуса. Всего было задействовано 29 Ю-87, которые нанесли 4 удара. Один удар по Ялтинскому порту и три удара по береговой батарее № 10 и позициям батарей, поддерживающим 8-ю бригаду морской пехоты и батальон ВМУ БО. Противник сообщает о 8 уничтоженных орудиях[187].

В районе д. Орта Кисек располагалась зенитная батарея № 217 (командир л-т Коваленко). Батарея артиллерийским огнем сдерживала продвижение немцев. В 15 часов в результате налета шестерки пикирующих бомбардировщиков батарея была разбита.

В 20 часов батальон ВМУ БО по приказу командования начал отход в тыл. Отвод производился по нескольким маршрутам. Подразделения батальона, отходившие по Симферопольскому шоссе, на подходе к д. Дуванкой были обстреляны с высот над дорогой, но потерь не было. 16-й батальон отошел вместе с курсантами, 17-й, 19-й, батальон ВВС и ранее приданные батальону ВМУ БО части (минометная батарея, рота НКВД, танкетки) остались на прежних позициях.

4 ноября

Противник, прорывавшийся по дороге Симферополь – Алушта, захватил Алушту. При этом два полка 184-й СД, 48-я КД, бойцы 116-го артдивизиона БО ЧФ, находившиеся на позициях восточнее Алушты, оказались отсечены от основных сил. По непонятной причине эти части своевременно не были отведены на новые позиции.

В этот день во исполнение решений, принятых на совещании высшего командования от 3 ноября, командующий войсками Крыма вице-адмирал Г.И. Левченко отдал приказ за № 1640 о создании Керченского и Севастопольского оборонительных районов. Во главе Севастопольского оборонительного района был поставлен генерал-майор И.Е. Петров, командующий Приморской армией. До этого момента за оборону города отвечал контр-адмирал Г.В. Жуков. По воспоминаниям, 3 и 4 ноября Г.В. Жуков находился в районе Дуванкоя, организовывая оборону на этом участке. По факту, произошла смена командования. При этом не обошлось без курьезов. К примеру, только 13 ноября вдруг выяснилось, что «потерялся» Отдельный минометно-пулеметный батальон, сформированный по приказу Г.В. Жукова из экипажей бронепоездов. О существовании батальона стало известно лишь после появления посыльного, который сообщил, что личный состав батальона уже пять дней голодает.

Из книги Г.И. Ванеева: «Утром генералы И.Е. Петров и П.А. Моргунов объехали секторы обороны, где ознакомились с частями и соединениями, с организацией взаимодействия с береговой артиллерией, авиацией и кораблями артиллерийской поддержки, а также с местностью и инженерным оборудованием рубежей. Противник с утра предпринял несколько атак на участках Аранчи – Мамашай, Дуванкой – Заланкой и в районе высоты 157,8. В районе Дуванкоя на участке 3-го полка морской пехоты наступали подошедшие части 50-й пехотной дивизии немцев, а на позиции батальонов морской пехоты ВВС и № 19 – передовые подразделения 132-й немецкой пехотной дивизии»[188].

Командующий немецкой 132-й ПД генерал-майор Р. Зенцених, выехав в расположение основных сил 436-го полка, выяснил, что советский батальон, оборонявшийся в этом районе (батальон ВМУ БО), отошел. Эту же информацию он получил от 121-го полка 50-й ПД, в связи с этим были отданы следующие приказы по 132-й ПД:

– резервный 438-й полк, сменяя части 132-го разведбата (отряд Киршнера) на плато Кара-Тау, выдвигался между 437-м и 436-м полком. В 10.30 от командира дивизии в полк поступил устный приказ атаковать в южном направлении, занять 1-м батальоном высоту 209,9, а правым батальоном продвигаться в юго-западном направлении и захватить долину р. Бельбек. Как указывает противник, «438-й ПП, перейдя линию Калымтай – Голумбей, начал наступление в юго-западном направлении и в 10.00 достиг района 1 км севернее 158,7 – 165, пока при слабом сопротивлении противника».

вернуться

183

ЦВМА. Ф. 1095. Оп. 0080 24. Д. 40. Л. 29–105.

вернуться

184

NARA T314 R1668 (XXXXII AK) fr 045

вернуться

185

NARA Т312-363 (11 АОК) fr 0094

вернуться

186

ЦАМО РФ. Ресурс «Память народа». Документы оперативного управления Приморской армии. Журнал боевых действий 95-й СД.

вернуться

187

NARA Т312-363 (11 АОК) fr 0087-0092

вернуться

188

Ванеев Г.И. Севастополь 1941–42 гг. Хроника героической обороны. К.: Украiна, 1995. С. 50.

31
{"b":"586978","o":1}