ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Советское командование смогло перебросить сюда только одну роту – парашютно-десантную роту ЧФ, которая приняла бой на окраинах д. Дуванкой, остановив продвижение противника. Но о действиях этой роты в советских документах ничего нет. Есть только информация, взятая из воспоминаний трех участников событий тех дней. Официальные источники и историки советского периода описывают события чуть иначе.

По данным П.А. Моргунова: «17-му батальону морской пехоты (около 600 человек) было приказано выступить в район Дуванкоя в распоряжение командира 3-го полка морской пехоты для контратаки. Генерал И.Е. Петров предложил усилить контратаку прибывшим в Севастополь 80-м отдельным разведывательным батальоном 25-й стрелковой дивизии (около 450 человек), который состоял из обстрелянных бойцов и имел на вооружении танкетки. Вечером 4 ноября генерал Петров отдал письменное приказание командиру разведывательного батальона капитану М.С. Антипину к утру 5 ноября прибыть в район Дуванкоя для контратаки противника совместно с 17-м батальоном морской пехоты. Руководство контратакой было возложено на командира 3-го полка морской пехоты майора В.Н. Затылкина»[198].

Помимо танкеток в составе 80-го разведбата числится еще и батарея из 6 шт. 76-ммм пушек. Основной задачей контратаки, запланированной на 5.11.41 г., было содействие выходу Приморской армии по долине Бельбека. Отряд в составе 95-й и 25-й СД, совершив марш через горы, к этому моменту подходил к селу Гавро в верховьях долины. С другой стороны долины в нее входил 105-й пехотный полк 72-й немецкой пехотной дивизии.

4 ноября в должность командующего ВВС ЧФ вступил совсем молодой 30-летний генерал-майор Н.А. Остряков, прибывший с Тихого океана. Спустя три дня Остряков докладывал командующему авиацией ВМФ С.Ф. Жаворонкову: «…Почти 50 % материальной части, находящейся в районе Главной базы, не в строю. Сейчас заставил работать по восстановлению круглые сутки, но напряженная работа последних дней не дает быстро выправить положение…»

4 ноября авиация Севастопольской авиагруппы в первую половину дня не вела боевых действий из-за плохой погоды. В 14.15 шесть Ил-2 18-го ШАП во главе с капитаном А.А. Губрием под прикрытием десяти истребителей нанесли штурмовой удар по аэродрому в Симферополе. По докладу А.А. Губрия, было уничтожено 9 самолетов, потери составили два Ил-2 (сержантов Вязанского и Горжарьяни).

В 17 часов 6 И-153 и 2 И-16 нанесли удар по аэродрому в Сарабузе. По донесениям советских летчиков, было уничтожено и повреждено 15 самолетов противника. При отходе после штурмовки советские летчики столкнулись с немецкими истребителями. Пропали без вести два И-153 и один И-16 (летчики Гринько, Ширяев, Жалковский).

Авиация противника действовала силами 54 бомбардировщиков, 21 истребителя и 1 разведчика. В сводках противника указывается большое количество потопленных кораблей (транспорт 6 тыс. т, танкер 4 тыс. т, сторожевик, два корабля 500 т, транспорт 8 тыс. т и т. д.), но большая часть этих сведений не подтверждается советскими данными. Противник в отчете пишет о 5 сбитых советских самолетах. Собственные потери немцев: один Не-111 из авиагруппы III./KG27 и один «Юнкерс 88» из I./KG51[199].

4 ноября вышел приказ по немецкой 11-й армии с задачами на 5 ноября. Его положения продублировал и раскрыл приказ по 54-му корпусу № 97, в котором, в частности, указывалось, что «…в долине Бельбека корпус передовыми частями достиг деревни Дуванкой с двух сторон. Левый фланг корпуса 122-й пехотный полк в 3 км юго-западнее Теберти».

Корпусу предписывалось форсировать Бельбек и наносить удар на юго-запад. Бригаде Циглера предписывалось через д. Ени-Сала двигаться на Алупку. Таким образом, бригада должна была продвинуться по долине Бельбека и выйти через Ай-Петринский перевал на южный берег. Но этим планам не суждено было реализоваться.

Из приказа по немецкой 11-й армии, подписанного в 19.00 4.11.41 г.

«1. Противник жестко обороняется в районе Бельбека. 95-я стрелковая дивизия и части 25-й дивизии перед Улу-Сала прорываются на юг. Возможно дальнейшее продвижение через Ени-Сала, Ай-Тодор на Шули. Юго-восточнее д. Бешуй слабое сопротивление противника. Алушта захвачена боевой группой 124-го полка после короткой борьбы. Перед 22-й пд и правым флангом румынского корпуса слабые группы противника. Полевые позиции 10 км восточнее Ново-Михайловки прорваны 42-м корпусом. Мощное корабельное соединение сосредоточено в Севастополе. Активное движение кораблей противника южнее Судака.

2. Расположение частей армии неизменно.

3. Задачи: 54-й АК преодолевает долину Бельбек, немедленно нанося удар через горы в районе Мекензия – Эль-Бурун, прорываясь в долину р. Черная и в район высот около Комаров. Усиление правого фланга отдельными частями ХХХ корпуса. Бригада Циглера сразу после прорыва через Ени-Сала движется на Алупку – перекресток дорог у д. Байдары и далее на Севастополь. Левый фланг корпуса моторизованными частями достигает д. Шули, перехватывая пути отступления 25-й и 95-й дивизиям на Севастополь. ХХХ корпус зачищает район дороги Албат – Ливадия от противника и, как можно быстрее движется силами одной дивизии с намерением занять позиции на левом фланге LIV корпуса. Время, силы, маршрут донести…»[200]

В 17 часов 4.11.41 г. противник захватил Алушту. Из боевого отчета командира немецкого 124-го полка: «Восточнее д. Шума группировка противника оказывала ожесточенное сопротивление, ведя плотный ружейный огонь из-за крутого поворота и забрасывая гранатами изгиб дороги. Фланкирующий огонь правой группы помог преодолеть это сопротивление. Позиции противника перед и в деревне Шума были захвачены, и дорога на Алушту была открыта. Контрудар противника, поддерживаемый двумя танками, был отбит при поддержке двух тяжелых зенитных орудий, оба танка были подбиты. В 12 40 наступление достигло Алушты, однако все дома оборонялись. Моторизованный взвод противника со стороны Ялтинской дороги попытался атаковать, но был отбит 8,8-см зенитным орудием.

Пехотное противостояние с противником на высотах северо-восточнее Алушты прекратилось, населенный пункт был захвачен, были захвачены пленные, в их числе много командиров и комиссаров, переодевшихся в гражданскую одежду. В 15 часов Алушта была захвачена. По опросам пленного командира полка, город оборонялся силами сводного полка и матросскими батальонами с задачей удерживать дорогу. Полк был слабо измотан, укомплектован отличными комиссарами и командирами и прибыл за 8 дней до описываемых событий. Командир полка, подполковник, пленен, допрошен»[201].

В связи с тем что 1327 СП не удержал свои позиции, создалась сложная ситуация. После захвата Алушты противником основные силы 184-й СД, 48-й КД, ряд более мелких подразделений оказались отсечены от основных сил между Судаком и Алуштой.

Отходящие советские части попытались прорваться через Алушту только в ночь на 5.11.41 г. Из отчета командира 124-го немецкого полка: «После обеда 4.11. были обнаружены приближающиеся разведгруппы противника в северо-восточной части города и прилегающей к ним местности. Произошел бой. Противник отсекающим ударом, поддерживаемым огнем тяжелых минометов и артиллерии атаковал наше охранение. Ранним утром (5.11.41), поле подхода резервов и подвоза боеприпасов, началось противостояние с противником».

По данным противника, попыток прорыва было три и каждый раз атаковали новые части. Скорее всего, советские части атаковали по мере подхода. Самая сильная атака отмечается противником на рассвете 5.11.41 г. Немецкий отчет отмечает: «В дневное время (уже 5.11.41 г.), враг понял, однако, слабость своих сил и бросил свои части в самоубийственную атаку против нашего опорного пункта, под сильный огонь минометов. Высота была удержана при поддержке II. дивизиона 172-го артиллерийского полка.

вернуться

198

Моргунов П.А. Героический Севастополь. М.: Наука, 1989. С. 62.

вернуться

199

NARA Т312-363 (АОК 11) fr 075-079

вернуться

200

NARA Т312-363 (АОК 11) fr 081-082

вернуться

201

NARA Т315-50 (72. Inf.Div) fr. 1356

33
{"b":"586978","o":1}