ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 6

Ехали уже три часа, начало светать. Электричка встала у станции под названием Сенцы. Станция была запущена и невзрачна. Да и станцией-то ее едва ли можно назвать, скорее полустанок. Все же поезда останавливались на 2-3 минуты. Наверное это из-за большого поселка Новый, так как, там была птицефабрика и который находился в получасе езды от станции на рейсовом автобусе. И поэтому работы для жителей поселка пока хватало. Костя увидел вдали какую-то деревню.

Надя смотри! Деревня! И недалеко от станции. Давай выйдем, наверняка там найдется для нас жилье, я это чувствую!

Так и случилось. Эта деревня или село находилось в трех километрах от поселка Новый. Село, которое увидел Костя, называлось также как и название станции – Сенцы. В Сенцах насчитывалось домов пятнадцать и все они были слегка покосившимися и обветшалыми, что означало крайне бедное существование их жителей. Шел период перестройки и люди жившие в таких населенных пунктах вынуждены были надеяться только на самих себя. Из живности в этой деревне почти у всех были только куры. Подойдя к селу, они постучали в первый попавшийся дом. Там жила Дарья Никифоровна. По счастливой случайности ей поручили продать за небольшие деньги рядом стоящий дом. Он был в порядке, дверь закрывалась хорошо. Был и небольшой огородик, чему семья очень обрадовалась. Так, Костя с Надей и детьми поселились в этом доме. Дом Дарьи Никифоровны находился рядом. Кроме кур, у тете Даши была еще и коза. Ни мужа, ни детей у нее не было. А из родственников был только брат и племянник Петька, которые жили в поселке Новом. Петька иногда приезжал в гости к тете Даши. Как раз тогда, когда в сельский магазин завозили кое-какие продукты. Петька знал, что их завозят один раз в месяц первого числа, вот он и приезжал. Тогда тетя Даша покупала свиное сало с прослойкой, варила суп с домашней лапшой и пекла пирожки с капустой и яйцами. Да еще всегда приглашала Верочку с Павликом. И это был настоящий пир. Дарья Никифоровна очень привязалась к детям. А когда она заметила пагубное пристрастие их родителей, попыталась наставить их на истинный путь. Они соглашались с ней и осознавали свой грех, но побороть его сил у них не было.

Поначалу у Нади с Костей деньги еще были, но без бутылки он уже не могли. А когда деньги кончились, стали подрабатывать на станции, разгружая вагоны. Но со временем подработки на станции прекратились. И родители в поисках заработка целыми днями слонялись вдоль железнодорожного полотна собирая бутылки. На те гроши, которые получали от сдачи бутылок, они умудрялись напиваться какой-то дешевой гадостью, забывали про своих детей, и по несколько дней не приходили домой. И с этого времени дети были предоставлены сами себе. И если бы не доброе сердце тети Даши, им пришлось бы голодать. Ведь только тетя Даша была их ангелом хранителям и только благодаря ее заботам, они были живы и здоровы. Надя с Костей приходили с отекшими лицами и слипшимися волосами, спали прямо на голом матрасе на полу. Потому что из мебели в их доме были стол, несколько стульев, полуразвалившийся диван и кресло, а также два больших старых матраса, один из которых лежал на железной кровати, где спали Вера и Павлик, а другой лежал на полу. Здесь то и спали пьяные родители. У двери в углу стоял старый шкаф без створок с каким-то тряпьем. Детей одевали всей деревней. Это были и обноски и вещи поновей, но большим размером. Верочка с Павликом летом все время проводили в лесу, или на речке, бросая камушки, следили за рыбаками, которые нередко давали им рыбу. А на цветущих полянах собирали ягоды. Если Вере и Павлику надоедало играть на улице, они приходили домой, забирались на кровать и рисовали. Краску, карандаши и бумагу им подарила тетя Даша. Они изображали природу. Рисунки были радужными, солнечными с яркими цветными игрушками и веселыми детскими играми.

– Бабуленька, мы рисуем рай! – говорили они тете Даше. И показывали ей свои рисунки. Она от души радовалась, удивлялась и никак не могла поверить, что такую красоту могли нарисовать такие маленькие дети. Они словно жили в своих рисунках, каждый добавлял что-то свое: красивую куклу, большой зеленый самосвал, цветы, бабочки, пирожное. Рисование их так захватывало, что они забывали о своей скудной жизни, им было весело и интересно. А тетя Даша говорила, что они будут великими художниками. Но она не знала, что талант детям достался от отца. Так они и жили. И неизвестно, что было бы с их судьбами, не случись этого страшного пожара, который в корне изменил их жизнь.

Глава 7

Два лета прожили они в этом селе. Была осень, когда случился этот пожар. Накануне, Надя с Костей были пьяны, пытались разжечь огонь в печи. Верочка проснулась ночью от едкого дыма, брат плакал и задыхался от кашля. Родители схватили их в охапку и все вместе еле выбравшись горящего дома, побежали к посадкам в сторону железнодорожной станции. Слышны были крики людей. Добравшись до станции, Верочка посмотрела в сторону села. Было видно огромное пожарище. Они вошли в небольшое помещение не больше 8-9 кв. метров. Здесь размещалась касса. Других построек на станции не было. Вдоль стены напротив кассы стояли две скамьи. Вера с братом устроились на одной из них. Уже светало. Очень хотелось есть. Хорошо, что дети спали не раздеваясь, а то бы еще и замерзли. Наконец, уставшая и измученная, Верочка заснула, прислонившись к стене. Родителям не сиделось на месте, они вышли. Их трясло как в лихорадке. Срочно требовалось похмелиться. Из-за головной боли они плохо соображали. У небольшой платформы, напоминавшей перрон остановился товарняк. Состав шел порожняком с цистернами из под нефти и этилового спирта. А в конец состава были подцеплены три старых полу разбитых вагонов-теплушек, которые видимо перегонялись для утилизации. Эти вагоны как раз остановились вдоль маленькой платформы станции. Платформа была довольно высокой и последний вагон-теплушка ступеньками почти касался ее. Решение пришло сразу. Зная, что состав скоро тронется, супруги забрались в один из вагонов-теплушек.

Павлику не спалось. Он сидел, прижавшись к уже спящей сестре и очень хотел пить. Спустя некоторое время, он вышел вслед за родителями, чтобы попросить воды. Увидев, как они забираются в вагон, Павлик стал их звать, но они его не услышали. Мальчик побежал чтобы догнать их но состав уже медленно тронулся. Все же, изловчившись, он успел прыгнуть на ступеньку последнего вагона-теплушки. Затем пролез в приоткрытую дверь вагона. Очутившись в вагоне, он увидел в дальнем углу много мягкого сена. Оно хорошо пахло. Павлик сунул руку в карман и нащупал кусочек хлеба, который он положил туда два дня назад. Обрадованный находкой, он устроился на сене, положив кусочек за щеку. Стал сосать его, немного согрелся и крепко заснул.

Надя с Костей намеренно оставили детей на станции, расставаясь с ними навсегда. Оставшись без средств к существованию и без документов, они решились на отчаянный шаг – уехать и скрыться. Другого выхода не было. Где-то в душе их еще мучили остатки совести. Они больше ничего не могли дать своим детям. И словно сама судьба гнала их куда-то, как изгоев. Костю тошнило.

– Если я сейчас не выпью, я сдохну!

– Подожди, – сказала Надя – видишь рядом цистерна из под этилового спирта, как только состав остановиться надо залезть туда.

–А как же мы спирт достанем – спросил Костя,

– Что-нибудь придумаем.

Они стали осматривать вагон. В углу валялся какой-то хлам. Здесь были две двухлитровые пластиковые бутылки, обрывки веревки и какие-то тряпки. Но тряпки уже их не интересовали, они нашли главное – бутылки и веревки. Супруги связали обрывки, получилась длинная веревка. Состав шел медленно и через час, полтора остановился на каком-то переезде. Через огромные щели теплушки была видна довольно широкая лесополоса. Так как супруги не знали сколько времени простоит состав, они стали действовать незамедлительно. Надя сказала:

– Костя, давай свой шарф, привяжем его к веревке. Затем они забрались на соседнюю с ними цистерну из под этилового спирта, открыли люк и опустили веревку так, чтобы шарф достал до дна. На дне были остатки спирта. Шарф намокал, они вытаскивали его, отжимали в пластиковую бутылку, которую заранее приготовили, обрезав ее какой-то железкой. Провозившись с этим занятием почти час, у них набралось почти полтора литра мутной жидкости. Осторожно, поочередно передавая друг другу бутылку, они перебрались в вагон-теплушку. От усталости валились с ног, но все же решили, что жидкость должна отстояться. Тяжело дыша они молча смотрели друг на друга. Вдруг Надя сказала:

3
{"b":"586982","o":1}