ЛитМир - Электронная Библиотека

На секунду великан откинулся на спину, его грудная клетка вздымалась и опускалась живой горой, дыхание было мощным и громким, словно свист ветра в поле.

– Эй! – обратился Брут к Хродгейру. – Можешь пойти с нами! Нам бы пригодился тот, кто так круто умеет владеть оружием. – С отвращением поглядывая на растерзанных им викингов.

В ответ здоровяк грозно рыкнул, поднявшись неожиданно-энергично для своей комплекции. Он схватился за рукоять боевого топора, ступнёй упёрся в челюсть поверженного врага, и с неприятным хлюпающим чавканьем вытянул закруглённое лезвие топора из черепа, застрявшее в раздробленных костях.

– Если останешься здесь, то погибнешь! Мы знаем, как сбежать отсюда. – Привёл Брут последний довод.

– Не интересно. – Равнодушно прогремел великан, раскрутив в руках тяжёлую секиру и пару раз подбросив её в воздух, словно детскую игрушку.

– Послушай! Весь ГоТМ сошел с ума. Днем ассасины и тамплиеры с соседнего сектора напали на участки 406-ого. Они убивают абсолютно всех! Только нескольким удалось сбежать. И скоро эти боты будут здесь, а возможно и твари из других секторов.

Внезапно бродакс метнулся в сторону Брута, но, чуть коснувшись кожи горла холодным металлом, замер управляемый уверенной рукой гиганта. Брут, не смея двинуться, ошарашенно глядел на окровавленный, с налипшими комочками мозгов, металлический полумесяц остро заточенной стали.

– Я не просил тебя о помощи. – Рыкнул великан. – Не приставай ко мне, не то разрублю пополам.

Сказав это, он оттянул оружие на себя, поднял круглый деревяный щит, оброненный одним из недавних нападавших, и, размахивая секирой со свирепым рычанием, ринулся в самую гущу ботов, сгрудившихся невдалеке вокруг своей жертвы и не обращавших внимания на то, что происходит поблизости.

– Нужно найти укрытие, иначе нас тут покромсают… – поднимая Регину на руки и пыхтя от натуги, проговорил Стив.

– Не в ту сторону! – крикнул Брут. – Слушай, может помочь? Вдвоем нести гораздо легче.

– Нет, так я хоть как-то зажимаю рану. Иначе – кровь так и хлещет!

– Хорошо. Давай тогда за мной. – Поднимая перед собой пистолет и устремляясь к стене Колизея, крикнул он.

Из темноты показалась фигура техника. Он бежал навстречу, пригибаясь и постоянно озираясь по сторонам, втянув голову в плечи, с нелепо зажатой в руке катаной.

– Это кто? – задыхаясь от прилагаемых усилий, спросил Стив.

– Техник. Он знает, как отсюда выбраться. – Объяснил Брут.

– Да? Тогда это самая клёвая новость за последние десять часов… – Выдохнул облегчённо Стив.

Брут пару раз выстрелил в нескольких разукрашенных красными, белыми и синими цветами аборигенов с копьями наизготовку, что с боку приближались в их сторону. Вскрикнув, ближайший из них повалился в лужу крови валяющегося в том месте трупа модификации какого-то хищного животного. Недолго соображая, остальные дикари разбежались в разные стороны.

– Феликс, ты в порядке? – спросил его Брут.

– Как видишь, я всё ещё жив! – торопливо бросил он.

– Это радует. Куда курс держать?

– Эм… Да! Нужно двигаться туда. – Сориентировавшись, он рукой указал направление. – Добраться до южной стороны Колизея, там находится ангар… Там же и склад оружия, боеприпасов… Вот только доступа на склад у меня нет. – Мысли техника подпрыгивали в его голове так же, как и трясущиеся мелкой дрожью руки. – А Хродгейр нам бы пригодился. Скорее всего, ему известен пароль, так как он непосредственно занимается всем, что связано с подготовкой ботов к боям.

– Что же ты об этом раньше не сказал? Может быть, мы смогли бы его уговорить… – Укоризненно сказал ему Брут.

– Если он в чём-то не согласен, то переубедить его просто невозможно. Уж поверь на слово. Стоит на своём, как гранитная глыба. А честно признаться, я его побаиваюсь малёхо, столько историй о нём всяких ходит. Одна красочнее и страшнее другой…

Через некоторое расстояние, их глазам предстала зрелищная картина сражений ботов из различных эпох человеческой истории. Перед ступенями центрального входа в Колизей во всю ширину улицы развернулась настоящая битва: небольшие разрозненные отряды римлян, вооруженных гладиусами, атаковали других ботов, вероятно видя в них угрозу для давно исчезнувшей с лица Земли Римской империи. Хорошо подготовленные отряды, двигаясь ровным строем, нападали на менее везучего в программном обеспечении противника и с легкостью его уничтожали.

 Вандалы, свевы и галлы, теряя одного за другим, тонули в реках крови под ногами врага. Определить с ходу кто из них кто, не будучи экспертом в истории, было очень трудно, поэтому уместнее было бы сказать, что римляне сражаются с неримлянами. Тяжелее всего приходилось по пояс обнаженным гладиаторам, встречавшимся в разных местах по всей улице, по одиночке пытавшимся защититься от ударов, летящих со всех сторон, не только римских легионеров, но и других ботов – представителей народов и племен разных времён. Лишь бородатые взлохмаченные дикари – готы, закутанные в звериные шкуры, сминали чёткий строй легионеров, ставившие своего противника в тупик. Наступая вопреки всем существовавшим правилам ведения войны, а затем бесследно растворяясь среди ботов, собираясь чуть дальше в небольшие группы и набрасываясь на другие, живые и, в то же время, не настоящие отряды римлян.

Чуть в отдалении бились конные отряды кровожадных гуннов и аланов. Аланы, закованные в броню, с длинными копьями, прикреплёнными к туловищам коней, пытались настигнуть противника. Но гунны, имея лёгкое вооружение, держались в отдалении, не вступая в схватку, но и не покидая поле боя, они стреляли из луков и сбрасывали всадников противника арканами. И только измотав врага, лишив его сил, жестоко расправлялись с ним.

– Нам не пройти здесь! – со страхом проговорил Феликс.

Они остановились недалеко от поля битвы, в тени скульптуры воина с мечами за спиной и бластером в руке. Стив опустил постанывающую Регину на брусчатку.

– Ей совсем плохо… – Тихо сказал он.

– Двинемся направо, в тот проулок. – Брут указал на узенькую, почти пустую улочку. – Через квартал доберёмся до следующего перекрёстка. Так мы обойдем эту бойню.

– Ты уверен? – спросил его Стив с недоверием.

– Я заприметил расположение улиц, когда нас привезла сюда охрана.

– Брут… что…с Лили? – слабо прохрипела Регина, пришедшая на короткий миг в сознание.

– Мне жаль это говорить, но она погибла на арене. В самом начале. – Не сразу ответил он, стараясь не смотреть в её глаза.

Она не ответила, лишь тяжело дышала, выпуская тонкую струйку крови из уголка рта.

– Ну, все, пора! – скомандовал Брут, переключаясь на главную проблему.

Пригибаясь, они двинулись к улочке, ограниченной по обеим сторонам многоэтажными зданиями. Где-то на высоте пятого этажа послышался звук бьющихся стеклопакетов и звонкий женский визг. Вздёрнув голову вверх, Брут увидел, как беспорядочно размахивая руками и ногами, камнем к поверхности несётся женское тело. Ярко-красное платье развивалось как военный стяг, оголяя нежно-бледную кожу женщины, губы, светлее платья на тон, замерли в форме овала, кудри белых волос извивались под натиском воздушного потока, словно змеи горгоны Медузы. Лицо, даже в минуту дикого страха и отчаяния, оставалось прекрасным в силу необыкновенной природной красоты. Всё в ней говорило о схожести с секс-символом двадцатого века, женщины, ставшей культовым образцом всей мировой культуры, что сохранился и по сей день, как эталон. Тело с глухим смачным шлепком достигло брусчатки, из разбитой головы на десяток метров брызнуло кровавое содержимое. Руки и ноги вывернулись в неестественном положении, платье съехало в сторону, обнажая выбритую промежность и часть груди. Лицо, секунду назад живое и эмоциональное, разбилось, словно фарфоровое, о брусчатку.

– О, черт! – пробормотал Брут ошарашенно. – Скорее, скорее! – поторопил он спутников, разглядывающих мёртвую женщину-символ, что после бурного эмоционального всплеска, мирно и спокойно лежала в увеличивающейся ярко-красной луже, но только до тех пор, пока до тела не доберутся голодные хищники или падальщики, что потревожат тело. Разорвут и растащат внутренности, кости, конечности по своим убежищам и набьют ими свои желудки.

4
{"b":"586984","o":1}