ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что будем делать, Вик? Ты видел турнирную таблицу? У нас с пару десятков смертников нарисовалось. Но, что самое интересное, никто из них не завалил своих же. О чём это говорит?

– О том, что люди подрывали себя в отчаянном сопротивлении, преодолевая страх. Ради общего дела.

– А я вижу другое. Им не хватает мощи, поэтому эти подрывы в окружении врага. Нужно устранить этот недостаток.

– Поэтому ты решил посадить всех в тактические модули?

– Да. Даже не имея оружия в захватах, можно попросту передавить окруживших голыми клешнями. К тому же можно настроить системы стабилизации и усилителей, чтобы не совершать акробатических трюков в самый ответственный момент.

– Мы тоже пойдём на зачистку в модулях?

– Нам это необходимо в первую очередь. На нас лежит вся ответственность за сохранение команды. Устрани мы проблему с тёмным до начала операции, можно рассчитывать на её успешное завершение, не потеряв при этом ни одного человека. В модулях нам лысый неровня даже без ускорения.

– А что, попробовать стоит! – Поддержал мою идею Тим. – Шестьсот жмуриков за раз говорит о нашей бестолковости, как командиров. К тому же неизвестно сколько ещё таких городищ нам придётся вычищать за всё время.

– Значит, решено!

Появился Серёга. Всклокоченная шевелюра и полубезумный взгляд говорили о том, что он не сидел на месте, а занимался только ему понятной интеллектуальной деятельностью.

– Что за вопросы, капитан? – начал он без предисловий.

– Ты выяснил причину наших обмороков после перехода?

– Это действие остаточного эха после срабатывания пробойника. Тебя интересует возможности его устранения?

– На данный момент нет. – Он посмотрел на меня неопределённо.

– А что тогда?

– Принимая во внимание, что твари ходят, дышат и питаются, как мы, можно предположить, что биологические процессы их организмов схожи с нашими.

– Предположим. – Сказал он более заинтересованно.

– На них, как и на нас, оказывают влияние внешние факторы. Какие-то в большей степени, какие-то в меньшей.

– Ты можешь перейти ближе к делу? – поторопил он меня.

– Не спеши. Как ты думаешь, что происходит с гадами после перехода?

– Тут и думать нечего. Достаточно просмотреть данные с наших спутников-шпионов. К чему ты клонишь?

– Узнаешь. Можешь раздобыть такие данные хотя бы по одному переходу?

– Смогу. Тебе это срочно?

– Срочнее всего.

– Поесть-то можно? Зря пришёл что ли?

– Поешь, поешь.

Серёга ушёл к синтезатору за своей порцией.

– К чему нам сейчас эти ответы? Ты собрался рвануть дальше? – спросил Тим.

– Нет, друг мой. Я пытаюсь привести нам на помощь новые технологии в борьбе с ордой. Я бы сказал новейшие, не опробованные ранее.

Вернулся наш непризнанный гений.

– Я просмотрел данные, пока прогуливался. Есть один очень любопытный эпизод. После появления корабля в системе, он остаётся неподвижным дольше нашего. Это означает, что твари валяются в отрубоне так же, как и мы.

– Отлично! Теперь вопрос номер два. – Обратился я к нему. – Что у тебя с защитой от последствий прыжка по времени?

– Перед нашим прыжком я попытался сварганить какую-нибудь защиту от воздействия, использовав технологии Ар-хона по строительству необходимых узлов и деталей на молекулярном уровне. Вспомнив, что в основе нашего пробойника лежит принцип взаимодействия различных электромагнитных полей. Создал решётку с ячеистой структурой в несколько молекул, с возможностью экранирования электрического сигнала, обернул ею свою капсулу. И, вуаля! Мне удалось частично закрыться от эха пробойника.

– Чего же ты и нам не поставил такую защиту? Знал ведь, как мне хреново после таких прыжков!

– Во-первых, – Серёга поднял вверх палец, – это был только опыт, результат которого мне был не известен. А если бы я себя поджарил, или усилил эффект? А во-вторых, тебе полезно поваляться в отключке. В это время ты смирно лежишь, а не носишься бешенным локомотивом по всему кораблю, зарабатывая себе лишнюю седину. О тебе же забочусь!

– К чертям рогатым такую заботу! – Тим грохнул кулачищем по столу. – Макс, ты слышал? Он надомной издевается! Да я в этот раз, чуть последние копыта не отбросил!

– Ну, ну, Тим, не горячись! Я пошутил. Ты же не думаешь, что только из-за тебя я не стал ставить всем экраны? Слишком много пострадавших ради одного человека. Это явный перебор!

– Значит, можно надеяться на решение этой проблемы? – спросил я его, отвлекая от выпадов в адрес Тима.

– Надеяться можно. Может мне удастся избавиться от воздействия целиком. Нужно только прыгнуть ещё разок, чтобы опробовать новую разработку.

Настроение у меня улучшилось, хоть в одном направлении у нас есть успехи.

– Что за хрень – это эхо?

– Остаточное колебание контуров, с токами высокой переменной частоты. Проходя сквозь организм, они нарушают работу микроскопических электроимпульсов в коре головного мозга. Из-за чего нарушается его работа в заданном режиме, проявляясь потерей сознания и плохим самочувствием. Ты же ощутил на себе сбой в работе организма после такого облучения?

– Не я один! Больше всего досталось Тиму. Он до сих пор трясётся от одного воспоминания о переходе.

– Да что вы ко мне пристали? Будто мне одному было хреново?

– Это мы снова шутим, Тим. А теперь шутки в сторону. – Сказал я серьёзнее. – Ты сможешь сгенерировать подобное эхо, минуя работу пробойника?

– Зачем тебе это? – удивился Серый. – Или почувствовал особый кайф от того ощущения?

– Не, Серый. Я же не мазохист какой! Если бы нам удалось получить подобное эхо и облучить наших лучших друзей, получилось бы совсем здорово!

– Ха! А это мысль! Ты хочешь их для начала обработать излучателем, а после этого перебить, как слепых котят? И как только я до этого не додумался сам? Всё ведь просто!

– Тебе некогда думать о таких вещах. Не всё же время тебе быть гением? Нужно уметь делиться! – я приосанился.

– Ты от скромности не умрёшь, Макс! –усмехнулся он в ответ.

– Ну как? Сможешь собрать такую установку, чтобы лупила гадам по мозгам?

– Отчего не собрать? Делов-то на двенадцать часов.

– Может тебе помочь?

– Это вряд ли. У меня в лаборатории и так места нет от всяких приборов. Не хватало, чтобы вы мне что-нибудь сломали.

– Ты называешь лабораторией свою каюту, где валяется в беспорядке всякий хлам? – уточнил я.

– Это не просто беспорядок, а упорядоченный творческий хаос! – сказал он назидательным тоном. – И хлама там нет вообще, все вещи очень нужные!

– Ага, как же! Смотри себя не потеряй! Где мы тебя тогда искать будем? – попытался Тим отомстить Серёге за его подколки.

Но тому уже не было дела до дальнейших разговоров и обсуждений. Серёгин разум уплыл в неведомые края, решать поставленную задачу, которая могла бы поставить жирную точку на нашем бессилии против высших представителей правящей верхушки кровожадной орды. Пообедав на скорую руку, он молча исчез.

– Даже не знаю, стоит ли нам продолжать тренировки со старымивводными? Если наш шизанутый изобретатель сварганит излучатель, то и всей кошмарной сказочке конец! – обрадовался Тим.

– Ты прав. Излучатель решит множество наших острых проблем, а главное, поможет избежать ненужных потерь. Но сейчас его нет, дистанция активного излучения неизвестна. Поэтому проработаем зачистку в модулях, на всякий пожарный случай. Кто у нас из техников замещает Серёгу? – вопрос был адресован всем.

– Никитос. Ты должен его помнить по первому набору. – Ответил Вик.

– Конечно помню, он же был с нами в группе подстраховки, когда мы брали всю верхушку торговцев рабынями на Земле. Эх, золотые были деньки! – сказал я со вздохом. – Знай одно, лови ублюдков, допрашивай и в расход. Никаких пришельцев с кошмарными рожами и хитрозадых командоров. – Посидели молча, вспоминая каждый своё.

– Так зачем тебе техник? – Вик посмотрел на меня задумчивым взглядом.

– Техник нам нужен на полигоне. Без него, как без рук. Серёга сейчас слишком занят, чтобы разжёвывать каждый вопрос, мы его только будем отвлекать. Вряд ли он освободится в ближайшее время, чтобы настраивать виртуалку и подгонять реакцию модулей. Мы с этими делами будем долго возится, а техник справится гораздо быстрее.

9
{"b":"586985","o":1}