ЛитМир - Электронная Библиотека

Но это уже зависит от нее.

А так надо бы поправить иммунитет и истощение, что займет пару минут.

Мама же молча выполняла все указания дочери и даже смотреть на нее не решалась.

Хебико хотелось спросить, но решиться на такое оказалось сложнее, чем ей казалось.

Эта суровая, строгая и мрачная женщина, какой она привыкла видеть маму с детства, сейчас казалась ей слабой и несчастной. Ее лицо, которое казалось девушке, будто выточено из холодного мрамора, сейчас было совершенно обычным и человеческим, а та аура отчуждения давно пропала.

Странно это.

Им обеим неловко, и эта ситуация не то, чего они хотели бы, но как-то выпутываться из этого нужно.

- Почему ты ненавидишь меня, мама? – все же спросила девушка.

Мать сжала кулаки и закусила нижнюю губу. Рано или поздно, это бы у нее спросили, но, как ответить, она явно не знала. А Хебико ждала, она молча ждала ответа, который она хотела получить с самого детства.

Вот мама вздохнула и разжала кулаки, затем подняла руку и указала на шкаф.

- Там, сундучок… – сказала она. – В нем причина…

Хмыкнув, девушка поднялась и подошла к шкафу. Открыла его и нашла искомый сундучок, а рядом ключ. Открыв его, она нашла там всего одну вещь. Казалось, в таком месте должны храниться семейные драгоценности, а не… старая фотография.

И когда она заглянула внутрь, удивлению ее не было предела.

На этом старом, черно-белом фото была изображена незнакомая семья. Усатый мужчина в дорогом кимоно, красивая девушка не менее дорой юкате, и ребенок рядом с ней, удивительно похожий на…

- Я? – ошарашено спросила она.

- Нет, – подала голос мама. – Это я в детстве…

Хебико тут же посмотрела на маму.

Та только грустно смотрела на свои руки.

- Ты думаешь, в кого ты такая пошла? – хмыкнула она.

Хебико переводила взгляд с фотографии на маму и просто не могла поверить, что ее прекрасная мать выглядела точно так же, как и она сама. Это… в такое тяжело поверить. Те же суженные глаза, такая же широкая улыбка и слегка заостренное лицо. Лицо, которое действительно может напугать.

- Я родилась уродиной… – сказала мама. – Черт его знает, почему… Мне сказали, что мой отец чем-то оскорбил какого-то змеиного духа или просто что-то употреблял. Я так и не узнала правду… Моя семья ненавидела меня… Уродливая дочь, похожая на змею… Такую сложно удачно выдать замуж. Будь их воля, они бы вообще от меня избавились после рождения, но, как на зло, моя мать никак не могла зачать себе второго ребенка… Они ненавидели меня… каждый раз они смотрели на меня как на позор своей семьи. Отец часто пил и изливал свои неудачи на меня… А мать просто видеть меня не желала…

Она на некоторое время прервалась. Видно, как тяжело и больно ей это рассказывать, а Хебико не решалась ее прервать.

- Но мне не повезло, – продолжила она. – Когда мне исполнилось семнадцать, нового ребенка они все же завели, и моя сестра оказалась прекрасной, как они всегда и хотели. Меня же они отдали старику-извращенцу Окада… Я стала его младшей женой и познала все степени унижения… – на глаза матери казалось сейчас навернутся слезы, но та сдержалась. – Я убила его… – усмехнулась она. – Его и остальных жен… они любили принимать наркотики, потому инсценировать передозировку было легко…

От такого откровения Хебико стало не по себе. Знать, что твоя мать убила несколько человек, не очень приятно. Хотя сама Хебико по долгу службы тоже бывало, убивала, но тогда был бой, а не такое.

- Вот так я и осталась единственной наследницей немалого состояния и его семьи. У урода не было родных, и мне, как жене, отошло все… – грустная улыбка на губах. – Первое что я сделала, это отдала немало денег, чтобы исправить свою внешность… Я стала той, кем всегда мечтала… Красавицей…

Мама коснулась своей щеки и улыбнулась. Она погладила себе по бархатистой коже и закрыла глаза…

- Затем я удачно вышла замуж за твоего отца, а после отомстила своим родителям за такое предательство, – улыбка стала зловещей и мрачной. – И все в моей жизни стало хорошо. Пережив страдания и муки, я стала счастливой, красивой и богатой… Любящий муж, свой дом, и тогда я поклялась, что никогда не стану такой же как мои родители… Потом родились Кейко и Казуко… Именно такие дочери, как я хотела… Я хотела большую семью… И решила завести еще одного ребенка…

Улыбка погасла, как и свет в глазах…

- Но судьба решила отыграться на мне… Сначала не стало Акайо… – ее руки задрожали. – Твоего отца… Погиб от несчастного случая,… возвращаясь домой… оползень…

Хебико не знала, как именно не стало ее папы. Она его даже никогда не видела, только на фотографии старой, но ее мама вскоре унесла к себе.

- А затем родилась ты… – прошептала она. – Точно такая же, какой была я… Один твой вид вернул и усилил всю ту боль, что я пережила в молодости… Твое лицо стало напоминанием о всем ужасном, что случилось со мной… Что на мне лишь красивая маска, скрывающая уродство… Нельзя убежать от себя, и каждый раз, когда я видела тебя, я будто вновь возвращалась в то время… Я хотела тоже сделать тебе операцию, но врачи сказали, что на ребенке это очень плохо отразится… Поэтому я старалась избегать тебя… поэтому я закрывала глаза на все, что с тобой творилось… Сама того не желая, я стала точно такой же как мои родители…. Я поняла это, когда ты окончательно ушла из дома… Я будто увидела себя в тебе… Те же слезы, та же боль… И именно это сейчас гложет меня больше всего… Я знаю, что ты никогда не простишь меня…

Она замолчала, а Хебико просто не могла поверить в этот рассказ.

Сложно осознать, что ты напоминание самых страшных кошмаров прошлого. Сложно поверить, что своим существованием ты кому-то причиняешь не меньшую боль, чем испытывала сама…

Но вот так просто взять и простить все, что было нелегко…

- Мне нужно все это обдумать, – все же сказала Хебико.

Да. Сразу же ответ дать невозможно.

Нужно прокрутить у себя в голове все это и дать чувствам успокоиться.

- Я приду завтра, надо будет проверить, как идет лечение, – с этими словами она пошла к двери…

Наконец, рассказав все, она выдохнула.

Сложно было решиться на этот шаг, но когда-нибудь это сделать нужно было. Та боль, что давно глодала ее душу… Нужно быть рано или поздно ответить. А Ясу не хотелось бы уносить эту тайну в могилу. Давно надо было ответить.

Но тогда потеря мужа и рождение ребенка сломали ее.

Она сама того не замечая очерствела и замкнулась в себе. Она забыла о своих мечтах и постаралась убежать от всего. Вместо того, чтобы принять, она наоборот отрицала…

И вот во что это вылилось…

- Мама! Мама! – улыбалась маленькая девочка. – Смотри, какую куклу мне дедушка Зу подарил!

Ясу же с трудом сдержала боль. Эти глаза, эта улыбка… Все вновь возвращается и терзает душу.

Она лишь молча ушла, но, когда дверь за ее спиной закрылась, она услышала, как плачет ее дочь. Ей хотелось пойти и утешить своего ребенка, но просто не могла найти в себе сил, сделать это.

Она сама тихо заплакала от своей беспомощности…

Котонэ не стала тут же отвечать или высказывать ей всю свою ненависть. Она не стала сразу же отворачиваться от нее и сказала, что подумает.

Быть может это хороший знак, что все же удастся со временем наладить отношения. Удастся наладить мосты, надо хотя бы попытаться.

Чтобы вновь не переживать это…

- Мне надоело! Я ухожу! – сказала Котонэ, стоя перед матерью.

- Ты не можешь! У нас брачный контракт, и ты остаешься! – давила она на дочь. – Я приказываю тебе!

- Нет! – мощная волна духовной чуть не раздавила Ясу.

Сила Бога Смерти, которой овладела ее дочь, сейчас в разы превосходила все, что когда-либо видела Ясу. Она даже и не догадывалась, насколько они сильны, но даже просто стоять рядом с дочерью оказалось тяжело.

- Я… хотела быть с ним, – прошептала Котонэ. Из ее глаза текли слезы. – Но из-за тебя я упустила эту возможность…

39
{"b":"586994","o":1}