ЛитМир - Электронная Библиотека

Она начала дрожать. Ноги хуже слушались. Зубы начали стучать.

- «Я умру! Я умру как брат!»

Она боялась, но послушно шла, будто заключенный на плаху. Словно цепи на ее шее, страхи сковали ее.

Они шли и шли, и вскоре добрались туда, куда придти девочка не ожидала.

Они попали в Академию Духовных сил. Тут Йоко училась азам искусства Богов смерти, она ушла отсюда месяц назад.

Целый месяц, за который так много произошло. За всю ее жизнь не было столько потрясений, а тут за месяц она пережила разочарование, страх, радость, грусть, тепло семьи и заботу о себе. И вот она вновь здесь…

Однако, вместо того, чтобы идти к зданию, Учитель завернул к небольшому озеру.

Они прошли мимо беседки. Тут Йоко часто сидела и читала интересные книги. Тут ее никто не беспокоил, и она могла остаться наедине с собой.

Они подошли к деревьям и углубились в парк.

Они шли мимо деревьев посаженых тут много сотен лет назад. Солнечные лучи пробивались через кроны листвы, создавая мистическое сияние вокруг. Красиво…

- «Здесь! Он убьет меня здесь! – поняла она все. – Тут нас никто не видит!»

Она смотрела на его спину.

Он за все время пути не сказал и слова, даже не обернулся, но она точно знала, что стоит ей дернуться, как он поймает ее. Быстрейший человек в Готее не может не поймать.

Йоко коснулась рукояти занпакто…

- «Я должна атаковать первой, – сказала она себе. Постаралась сосредоточиться. – Я все равно труп, потому лучше умру в бою, а не буду зарезана в парке».

Действовать нужно быстро.

Внутри нее все сжалось как пружина. Она была готова рвануть в бой в любой момент.

- «Из-за него погиб мой брат! Я отомщу или умру!»

Он резко остановился, и она поняла, что ждать больше нельзя.

Сюнпо!

Клинок вышел из ножен и устремился к его шее.

Сюнпо!

Оказывается слева от него, не завершая удара.

Сюнпо!

Перед ним и прыгает на него. Все предыдущие действия были для нее чисто привычкой, чтобы отвлечь противника от настоящего места атаки.

Но Карас даже не сопротивлялся.

Она повалила его на спину. Села сверху и приставила острие клинка к его горлу!

Она хотела надавить на рукоять и воткнуть занпакто в его шею, но что-то не давало ей этого сделать.

Он не держал ее, даже не шевелился, но она все равно не могла закончить начатое.

Дышать тяжело. В легких будто огонь.

Пот лил ручьем с ее лба, глаза бегали в стороны и слезились, но она дрожащими руками все еще держала меч у его шеи.

Йоко посмотрела ему в глаза, и там было спокойствие и хладнокровность. Один этот взгляд парализовал ее ужасом. Вся ее мимолетная решимость заменилась ужасом перед лицом чудовища. Как кролик перед удавом, она замерла на месте.

- Аккуратнее, – сказал он спокойным голосом. – Ты тревожишь их покой.

- А?

Он повернул голову влево.

Проследив за его взглядом, она увидела какой-то камень, покрытый мхом, листьями и усыпанный увядшими цветами.

Присмотревшись, девочка заметила вырезанную на этом камне надпись.

«Сакамото Кано, Коикэ Анзу.

Покойтесь в мире и вернитесь, когда придет время».

- Надгробие? – поняла она.

- Да… – вздохнул Учитель. – Твой отец винит меня в смерти Кано… Потому мне запрещено приближаться к кладбищу знати. Я, как и другие простолюдины, не могу прийти к нему на могилу. А ставить надгробие Анзу никто не стал… Потому мы сами сделали это для них. Чтобы мы могли чтить память наших друзей…

Девочка выронила занпакто. Она и подумать не могла, что отец запретил Карасу и его друзьям навещать могилу брата. Она думала, он просто не хочет или стыдится.

Она слезла с него и подошла к камню. Убрала листья.

Она ничего не могла сказать. Ком застрял в ее горле, который не давал ей вымолвить и слова.

- Это случилось в наш первый выход в мир живых, – подал голос Карас. Он все также лежал на земле и смотрел на лучи солнца, пробивающиеся через листья. – Нас разделили на группы, чтобы мы учились отправлять души в Общество. Тогда-то на нас и напали пустые, под предводительством адьюкаса по имени Зоммари Реру. Он подчинил своей силой нашу подругу Энджи, сожрал многих студентов Академии и натравил на город огромных пустых… – он сделал паузу. – Я, Кано и Анзу были в одной группе… мы не смогли спасти Энджи, а затем нам пришлось бежать от пустых.… Мы спасались,… а затем мощное серо взорвало землю и нас разметало.… – Закрыл глаза. – Я был немного ранен и очнувшись, пошел искать остальных. Кано погиб защищая Анзу… девушку, которая была в него влюблена, из-за чего ее часто обижали аристократки, которым Кано отказал. Он защитил ее своим телом и погиб… Анзу же упала на корень дерева, пронзивший ее грудную клетку, и она медленно умирала, держа тело Кано на руках… Она пела ему колыбельную, уже слабо соображая, что делает… Она просила меня спасаться… Своей силой она отвлекла пустых на себя, сжигая свое и тело Кано в огне, чтобы они не достались пустым на съедение. Сила моего занпакто раскрылась слишком поздно… Я сумел спасти Хебико, но… Если бы моя сила проснулась чуть раньше… я мог бы их спасти…

Йоко ничего не могла ответить. Она не могла остановить слезы, текущие из ее глаз. Она с трудом сдерживалась, чтобы не зареветь.

Ей никогда не рассказывали всю историю. Она не знала всей правды.

Сжала кулаки до боли, закусила губу, так что пошла кровь. Она сдерживалась и не хотела поддаваться боли внутри.

- Я не сразу узнал тебя… Когда мне привели тебя, я просто подумал, что ты сторонняя девочка… Но с каждой секундой я понимал… Кано рассказывал о тебе… О своей талантливой сестренке, которую он очень любил… В память о нем я учил тебя… Он бы не простил меня, если бы я бросил тебя или оставил.

Йоко пришлось приложить все силы, что у нее были, чтобы сдержаться.

- Почему… ты… молчал? – с трудом выдавила она из себя слова.

- Это… больно говорить… – он тяжело вздохнул. – Я думал. Пройдет месяц и мы разойдемся… И больше не увидимся. Мне было страшно. Но… я сам не понял. Как ты стала для меня дорогим человеком… – Карас улыбнулся. Как раньше. Как обычно он улыбается всегда. Теплая, добрая улыбка. – Моя маленькая Ученица…

- Учитель! – заплакала она уже не в силах держаться.

Бросилась к нему на шею и громко заревела.

Она плакала не переставая. Вся боль, копившаяся внутри нее долгие годы, наконец, изливалась с крупными каплями слез. Она не могла остановиться и ревела, словно маленький ребенок.

Он тоже обнял ее.

- Прости, что напугал тебя тогда.

- Учитель… Уааааа! Прости… я не хотела… я не ненавижу тебя… Ахааааа! – говорила она не в силах остановиться.

- Я знаю, – погладил ее по голове. – Я все знаю…

Девочка так и плакала, стараясь излить все, что в ней накопилось в ее душе за столько лет…

Она все плакала и плакала.

Я не мешал ей. Девочке давно надо было выплакаться. Она слишком долго все держала в себе.

Рад, что, наконец, рассказал ей все. Давно я хотел этого, но боялся. Тяжело это, рассказывать об одном из самых ужасных дней в моей жизни. Особенно тому, кто имеет ко всему этому отношение. Я боялся ее слов, реакции, действий.

Не только она сейчас сбросила тяжкий груз со своих плеч. Но и я.

Погладив ее по голове, я и сам облегченно вздохнул.

Чуть отстранил девочку и от себя. Посмотрел на ее заплаканное личико, носик, из которого текут сопли, покрасневшие глаза.

- Котенок, – вздохнул я. – Ну и видок у тебя.

Она только улыбнулась.

- А сейчас, – посмотрел ей в глаза. – Мой последний урок.

Йоко вздрогнула.

- Все те, кого мы любили и, были нам дороги, рано или поздно возвращаются. Может под другими именами, лицами и личностями, но они возвращаются. Мы синигами и мы можем долго ждать. Ждать, когда они вернутся к нам. Поняла?

- Угу, – кивнула девочка.

- Молодец. А теперь давай подниматься. Нам стоит еще почтить их память, – повернулся к кривому надгробию. – А затем пойдем обратно. Хебико уже ждет нас и волнуется.

24
{"b":"586997","o":1}