ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка была так поражена и удивлена, что сначала попыталась вырваться, но через секунду с ужасом для себя поняла, что не может!

- «Он стал таким сильным», – пронеслось у нее в голове.

Раньше она могла пальцем его уделать, а сейчас он крепко держит ее, и она не может вырваться.

- «Он так вырос», – улыбнулась она.

Странное чувство гордости наполнило ее. Стало так тепло и приятно. Дождь больше не приносил ей холод.

Внезапно Сой Фон осознала странную вещь.

Впервые за долгие годы ее одиночества, она чувствует невероятное спокойствие.

- «Так вот о чем ты говорила», – промелькнуло у нее в голове.

У них с Хебико когда-то был серьезный разговор. Капитан хотела узнать, какие у них отношения, чтобы не переживать за ученика.

И эта змеемордая девчонка тогда сказала:

«Я чувствую себя защищенной с ним».

Сейчас капитан ощущала тоже самое.

Ничего больше не страшно, никакие мысли больше не волнуют ее. Пока он рядом, она ничего не боится.

Сой Фон подняла руки и тоже обняла его.

- Все хорошо, – прошептала она. – Все будет хорошо…

Они стояли так некоторое время. Молчали. Слушали капли дождя. Чувствовали тепло друг друга.

Она применила кидо и ученик потерял сознание, и начал падать. Она подхватила его и положила на землю.

Ему нужно поспать, отдохнуть.

Убрала прядь волос с его лица.

Сердце от чего-то сильно билось в груди.

- Все будет хорошо, мой милый Карасумару… – ласково прошептала она.

Стало очень тихо. И только тяжелые капли дождя создают свою печальную мелодию погребения…

Готей стоял верх дном.

Применение банкая от Куроцучи перепугало всех. Многие уже было подумали, что капитан рехнулся и решил всех уничтожить. Некоторые были готовы сражаться или бежать, вот только ему почему-то помогала капитан Унохана, которая сбежать никому не давала. В такое предательство поверить уже было сложнее.

Из-за действий двух капитанов весь состав Готея временно был выведен из строя. Жуткие боли, у многих диарея и тошнота. Даже капитаны не избежали негативных последствий, пусть и не в таком виде. Да и многие держались, чтобы в грязь лицом не ударить из-за всего этого.

Единственным кто вообще не пострадал, был капитан Укитаке. Просто он пьет так много лекарств, и использовал только специальную воду из источников, что просто не был отравлен. Ну и еще капитан Киораку был в более-менее нормальном состоянии. Тот просто саке пил больше чем воды за эти годы, потому не успел сильно пострадать.

Еще вроде капитан Ямомото был в порядке, но тот в этот момент был у себя и его никто не видел.

После всем объяснили, в чем дело.

Официально для всех рядовых сказали, была просто особая тренировка. Если их отравят, то нужно быть готовым. Проверяли неожиданно, чтобы никто не успел подготовиться. Секретная тренировка была такой тайной, что даже не все лейтенанты знали о ней.

Капитаны же были полностью проинформированы по поводу случившегося. Еще 4-й и 12-й отряд были в курсе, потому что они потом всех лечили и ремонтировали фильтры в канализации, а потом и воду чистили.

Но всю правду от всех скрыли, чтобы не плодить панику и ненужные слухи, да и Совет никто не хотел особо посвящать. Хотя там все кое-что узнали, так как некоторые члены Совета тоже были отравлены.

Весь удар Совета на себя взял капитан Ямомото, который и уладил все дела.

На следующий день всем объявили, что серийный убийца Онигумо был убит офицером 2-го отряда Куроки Карасумару, в широких кругах известный как Демон Скорости, в узких как Кровавый дождь. Какую награду получит офицер пока не сказано, синигами ранен и в тяжелом состоянии.

Посещение запрещено.

Так и закончился один из самых страшных моментов в истории Готея. Тот самый момент, когда все были очень близки к пропасти. Но не по вине ужасного злодея или гения, а из-за одного мстительного ребенка.

Капитанам придется сделать много выводов и обдумать, как такое не допускать впредь…

Некоторое время до этого.

Одинокий юноша сидел на коленях среди грязи и травы. В руках он сжимал клинок мертвой хваткой, его взгляд был потухшим и пустым. На теле виднелись мелкие царапины и раны, которые быстро затягивались.

От его противника ничего не осталось. Даже одежда и та была расщеплена и поглощена.

Они подошли ближе.

- Он подобрался очень близко, – улыбнулся капитан Айзен.

- Это вы создали Онигумо? – спросил Гин.

- Почему ты все время во всем подозреваешь меня? – усмехнулся капитан в очках. – Нет, я даже не знал об этом юноше. Яд я быстро заметил в воде, но решил подождать и посмотреть, куда это приведет.

- Вы решили погубить Готей? – усмехнулся Ичимару.

- Нет. В последний момент, «нашлось» бы чудо-лекарство, которое я давно вывел. Мне был интересен этот мальчик и его способности, а также как проявит себя Карасумару.

- И что же только что сделал Карасумару-кун?

- Страховка на случай полного истощения, – уклончиво ответил капитан 5-го отряда. – Теперь нужно замести следы. Будет сложно объяснить, куда делось тело.

С этими словами он достал колбу, собрал остатки реацу Онигумо и перекинул их внутрь, а затем создал духовную оболочку, очень похожую на ту, что была только что. Следом наложил на нее иллюзию своего клинка, чтобы все поверили в реальность этого тела. Оно через пару часов растворится, но это спишут на особенности тела.

После чего, он посадил тело напротив, и положил его руки на плечи Куроки, а клинок юного синигами он воткнул в грудную клетку оболочки. Осталось добавить крови и все готово.

- Теперь все будут думать, что Карасумару из последних сил проткнул Онигумо, – пояснил он на вопрос во взгляде Гина. – Сам же Карасумару будет думать, что его друг в конце очнулся от безумия и отдал ему всю силу, которую отнял, чтобы спасти. Все-таки, у него есть склонность думать о людях лучше, чем они того заслуживают, так что не будем разрушать его идеалы.

- Как драматично, – растянулись в улыбке губы седовласого капитана. – Прямо книги писать можно.

- Так напиши, – махнул второй рукой. – Уходим, сюда скоро прибудут.

Они покинули место, стерев следы своего прибытия…

====== Глава 30. Уныние. ======

Прошла неделя с того дня…

За все это время я так и не вышел из комнаты. Депрессия была такой сильной, что я просто ничего не хотел.

Никого видеть, ни с кем говорить, никого слушать. Просто хотелось остаться одному в тишине.

Я убил своего друга.

Своими же собственными руками.

Проткнул его грудь клинком на границе сознания.

Когда я пришел в себя, то увидел перед собой лицо Хотару.

Я сначала испугался, ничего не понял. Его глаза были закрыты, он улыбался и держал меня за плечи. Только через несколько секунд я понял, что сжимаю рукоять клинка, торчащего из его грудной клетки.

Я убил его.

Я сделал все как тогда. Когда убийца из клана Пей напал на Квана. Я также, не соображая, нанес удар.

А затем…

Он спас меня?

Отдал свою силу, чтобы спасти меня?

Я хочу в это верить. Я хочу верить, что Хотару получив удар, проснулся от своего безумия. Я хочу верить в то, что он вспомнил, что я его друг и потратил остатки сил, чтобы спасти меня. Я хочу в это верить,… но я не могу.

Что-то не дает мне принять это, поверить и сказать прямо.

Что-то тут не так, но я ничего не понимаю.

Куроцубаса тоже молчит. Она потеряла сознание от истощения и ничего не знает, как так вышло, как получилось. Только какие-то слова крутятся в голове. Странные, не логичные, про ночь и солнце. Не понимаю.

Тайна за семью печатями.

Так или иначе, он мертв.

Да, я поступил правильно.

Он не хотел и не мог остановиться. Поражение его плана подточило рассудок, а приступ болезни, из-за которого он убил своих же друзей, окончательно разрушили его разум. Он совсем обезумел и теперь желал смерти обычным людям. Он уже сам не мог перестать убивать и мог еще много ужасного совершить.

41
{"b":"586997","o":1}