ЛитМир - Электронная Библиотека

Я должен был его остановить, я поступил правильно.

Но мне все равно больно.

Когда мои друзья погибли от рук предателей синигами, я сильно переживал и грустил. Я потерял тех, кого знал и кем дорожил.

Прошло много лет, и я начал отпускать прошлое, но оно дало о себе знать. Хотару вернулся.

Я надеялся, что смогу наверстать упущенное. Может уговорить его стать синигами как мы когда-то думали. И вместе сражаться и прикрывать друг друга.

Но мир решил иначе и поставил нас по разные стороны баррикад...

Дверь открылась и в палату вошла капитан Сой Фон. Сюда и раньше много кто входил, но я не хотел говорить ни с кем.

Ее взору предстало довольно жалкое зрелище.

Печальный, поникший и разбитый синигами. Волосы давно не мыты, свисают сальными прядями на лицо, больничная одежда прилипла к телу от пота, круги под глазами от того, что сплю не так уж и много.

Она вздохнула.

- Ешь, мойся, одевайся, – велела она. – Затем ко мне в кабинет. Это приказ!

Приказ есть приказ, надо исполнять.

Она ушла, а я нехотя приступил к исполнению.

Встал и пошел в ванну, где некоторое время отмокал под душем, смывая пот, мысли и чувства. Может давно стоило выйти и начать работать? Это позволит мне не думать о случившемся.

Когда вышел, еду, уже принесли в палату. Поел без аппетита. Оделся в чистое.

Когда потянулся к мечу, увидел, что рука у меня дрожит.

- «Боишься ко мне прикоснуться?» – прозвучал в голове голос Куроцубасы.

- «Прости. Вспоминается неприятное».

- «Понимаю. Твой дух сломлен. Тебе нужно вернуть уверенность в себе».

- «Я не знаю… мне так плохо…. И… я просто… не знаю…»

- «Тогда не торопись. Нужно время».

- «У меня есть вечность»…

Занпакто все же взял в руку и убрал за пояс. После чего заплел свою косу и двинулся в сторону 2-го отряда.

На улице стояла хорошая погода, не смотря на то, что внутри меня шел дождь.

На голове появилась моя адская бабочка. Как обычно рядом и тихо сопровождает меня.

Сюнпо!

Рывок вперед.

Приземление.

Поскальзываюсь и падаю…

Что-то я совсем расклеился. Даже сюнпо нормально применить не могу. Позор моему имени.

Встал, отряхнулся и двинулся дальше.

Кое-как все же добрался до кабинета. Постепенно неловкость и ошибки исчезли, я, как раньше, прекрасно двигался в своей технике. Но все равно нужно быть внимательным. Такое в бою происходить не должно.

Открыл дверь и вошел в кабинет.

Учитель была как обычно строга и холодна. Молча просматривала бумаги и что-то писала.

Я молча ждал ее. Прерывать нет смысла. Она только рассердится.

- Так, – она отвлеклась от работы. – Для тебя работа.

- Работа? – не понял я. Я думал, после такого мне отпуск полагается.

- Из-за яда многих наших патрульных пришлось вернуть для очистки организма. Сейчас самый настоящий бедлам твориться. Так что ты отправляешься на месяц в мир живых.

- Мир Живых, – повторил я. Давно я там не был. – Какой город?

- Утамару, пригород Токио. Ничего особенного, просто месяц дежурства. Как только местный синигами поправится, тебя заменят.

- Хорошо.

- Собирайся и вперед.

- Да, капитан, – без какого либо энтузиазма ответил я.

Дежурство в мире живых. Будет та еще нудятина. Зато будет время подумать.

Покинул кабинет и пошел собираться…

Сой Фон проводила взглядом своего ученика, когда тот уходил.

Совсем расклеился. Она никогда его таким разбитым не видела.

Она недавно поговорила с опекуном своего ученика Момото-сан. Оказывается, этот Хотару был одним из Меченых и близким другом Караса. Они дружили и Хотару тогда умирал. Вроде как удалось привлечь к этому делу внимание, даже капитан Унохана заинтересовалась, но не вышло. Опоздали всего на пару часов.

Предатели, работающие на религиозных жуликов, убили всех. Сам Карас чуть не погиб от их рук, но вовремя подоспевший Ичимару Гин спас его и убил всех предателей.

Хотару с двумя детьми пытался бежать, но был ранен, упал в реку и считался погибшим.

Недавно Карас встретил своего друга после стольких лет, но тот уже сильно изменился.

Пропитался ненавистью к синигами.

Если бы не его болезнь и не страх заговорщиков перед Онигумо, то Готею никогда бы не удалось раскрыть это дело. И сейчас большинство синигами погибло бы.

Как близко…

Все обошлось, но капитаны сейчас совместно разрабатывают множество вариантов и защит, чтобы предотвратить подобное в будущем. Пока идей не то чтобы много, но нужно время и старание. Она верила, что все обойдется, что все придет в норму.

Во всей этой суматохе никто не подумал о самом герое.

Сильная душевная травма серьезно пошатнула его веру в себя и свои силы.

Сейчас Карас не может получать наград. Не примет, откажется, не поймет.

Дверь открылась и в кабинет нагло зашла эта змеемордая девка.

- «Как же она меня бесит», – промелькнуло у нее в голове.

Змея не улыбалась.

- Зачем это задание ему? – прямо спросила она.

У них были довольно странные отношения. Сой Фон сама даже не совсем понимала какие. Она была капитаном, старше по званию, сильнее и опаснее этой девки, но почему-то позволяла ей с собой так фамильярничать. Карас любит ее, возможно, поэтому она дает ей такие поблажки, а может потому, что хочет одолеть ее морально, не прибегая к помощи силы и звания.

Короче, она сама еще не совсем понимала.

- Ему нужно подумать, – ответила она. – Сидеть в четырех стенах и погружаться в уныние не выход. Работа выбьет из его черепа все лишнее, да и успокоится тут все.

- Успокоится?

- Карас друг детства Онигумо. Лучше, чтобы Совет об этой дружбе не прознал, а то может попытаться сделать из него «козла отпущения». Они в бешенстве от того, что многие в Совете тоже были отравлены и сильно пострадали. Так что горят жаждой испортить жизнь окружающим.

- Ясно, – кивнула она. – Ты как-то изменилась, – прищурилась Хебико. – Что-то случилось там?

- Не понимаю о чем ты, – посмотрела на нее капитан. Почему-то в голове вспыхнуло воспоминание того как она обнималась со своим учеником. – Иди лучше работай, змеюка подколодная.

- Иду, коротышка, – фыркнула она и вышла, хлопнув дверью.

- Вот же тварь, – покачала головой Шаолинь. – И почему я ее терплю?

Тут она услышала под дверь шепотки каких-то девушек. Кто-то из ее отряда не нашел лучшего места для сплетен, чем дверь в кабинет капитана.

- Ой, а кто это? – спросил один голос.

- Это Хебико. Она близкая подруга нашего капитана, – ответила ей вторая.

У Сой Фон перо лопнуло от такого заявления.

- У нее есть подруга?

- Ага, они лучшие друзья, потому Хебико может так нагло себя вести с ней.

- Ого, а я думала, у нее нет друзей. Как мило. Может, они парня не поделили?

- Скорее всего.

Сплетницы ушли, а капитан почувствовала, что оторвала еще один кусок от стола. Похоже, этот тоже придется заменять.

Повернув голову к окну, она некоторое время смотрела в спину этой девки. Одно ее существование бесило капитана.

Та почувствовала взгляд, повернулась, а затем показал ей язык.

- Паршивка, – поморщилась она, и сама показала ей язык в ответ. – Стоп! Чего я творю?! – офигела она сама от себя. Такое ребяческое поведение не достойно капитана, но стоит этой Змее появиться на горизонте, как капитана просто подмывает ее удушить. – Может недостаток детства сказывается? Мне тоже нужен отпуск…

- Все закончилось хорошо, – с некоторой неуверенностью заявила первая.

- Нам повезло, не больше, – вытер второй пот. – Если бы не спохватились, все могло кончиться ужасно.

- Ха-ха-ха, вы жуткие паникеры, – рассмеялся третий.

- Как бы нам не нравились синигами, мы хотим управлять ими, а не истреблять, – покачал головой четвертый. – Если бы они погибли, мы бы лишились всей защиты от пустых. А новое пополнение ближайшие лет триста не смогли бы восполнить потерянные силы. Мы все были на краю. Нужно извлечь выводы.

42
{"b":"586997","o":1}