ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, они не воры. Но паранойя в них такая, что они даже столовые ножи порой отнимают, если считают, что ученик ими слишком активно размахивает.

Никаких возражений они не принимают. Стоит ученику попытаться сопротивляется, как он сразу же избивается. Причем дать сдачи никто не может. Противник или заведомо сильнее или их несколько.

Один такому дал по голове со спины, так на него все остальные накинулись.

Учителя и деканы, похоже, устали требовать от Дамблдора прекратить беспредел, так как тот только пожимал плечами и игнорировал любые жалобы.

Да уж. Если раньше Дамби хотя бы вид делал, что ему есть дело до учеников, то сейчас он откровенно плюет.

Причем от этих Солнышек страдают все, не только слизеринцы, но даже и гриффиндорцы.

Близнецы так недавно были подвергнуты суровому обыску, а потом их избили. Притащили кучу своих наработок для издевательств над Амбридж, но по пути неудачно нарвались. Ну и сдавать своих поставщиков не стали. Вот сейчас и лечатся. А оправдывались Солнышки как обычно, мол, запрещенные вещи и опасные артефакты.

Геббет как-то пытается успокоить своих коллег, но он везде не может быть, да и боится надолго оставлять Анну одну. Есть у него параноидальная мысль, что директор в любой момент ее куда-то заберет, вот он и боится подругу покидать. Даже ночует там же и охранные чары вокруг ее кровати возвел.

Точка кипения скоро будет преодолена и начнется нечто плохое. Если Дамби в своем гневе этого не замечает, то сам виноват.

Мы уже готовим тут ответ этим мудакам.

Второй проблемой стала Амбридж.

И если Солнышки доставали нас физически, то эта тварь изводила морально.

Ее отвратительный вкус в одежде заставлял нас плакать кровью. Этот ядовитый розовый цвет стал самым ненавистным во всей Школе, и этот отвлекающий отталкивающий цвет ненавидят 100% населения Школы. Ее голос, словно нож, проходящий по стеклу, настолько противный, насколько только возможно.

Но это только цветочки. Хотя за одно это убивать ее надо. Обязательно ее убью! Но выпивать душу не стану. Противно как-то.

Большей проблема стала ее политика ведения уроков. И как назло ее поставили именно нам вести пары, а не Сириуса, который все также остается в Хогвартсе, пусть и у более старших курсов. А мы уж понадеялись на лучшее.

Короче эта тупая, необразованная и бесполезная человеческая биомасса совершенно не умеет вести уроки, преподавать и обучать. На ее фоне Снейп кажется эталоном учителя, потому как он хотя бы знал свой предмет. А она о ЗОТИ вообще ничего не знает. Кроме пары приемов вообще ничего не может. И вот эта хрень наш учитель? Ну, нафиг.

Все что мы делаем на ее уроках – это пишем конспекты и заучиваем как «правильно» себя должен вести волшебник и что все можно решить миром. Видать гопников она никогда не видела, да и, имея статус в Министерстве, конечно, никто ее трогать не станет.

Короче эта омерзительная расистка бесит всех. Даже Змеи согласны, что пытать ученика проклятыми перьями – это уже перебор. Но директор с завидным упрямством этого не видит, а потому надеяться нам не на что.

Точка кипения учеников все ближе к критической массе.

Но пока терпим.

Многие понимают, что Амбридж только и ждет, чтобы кто-то сорвался и напал на нее, и тогда у нее будут все основания ужесточить режим.

А я уже планировал, как выкрасть у нее эти омерзительные перья. Терпеть подобное издевательство над учениками я не стану.

Но это в ближайшее время.

Да. Тут нет Малфоя и других чистокровных идиотов, которые бы поддержали порядки этой Жабы. Оставшиеся слизеринцы предпочли сидеть тихо и не отсвечивая, не принимая ничью сторону и не связываясь ни с кем. На их факультете нет ярких сторонников Темного Лорда, как и противников. В целом на пятый курс приехали представители нейтральных семей, которые уже как-то себя обезопасили и спрятались. Так что Инспекционного отряда тут нет, никто этой твари не помогает.

Лучиком света в этом темном царстве стал профессор Гораций Слизнорт. Лишь только благодаря его оптимизму народ еще не пошел в разнос.

Добродушный, улыбчивый и просто приятный дедуля оказался лучшим преподавателем Зелий, что у нас был.

Пусть Снейп в последние годы поостыл, на народ стал реже кидаться, да и с Сириусом перестал ссориться, но осадок все еще остается.

А вот профессор Слизнорт был именно тем преподавателем, который просто вдохновил многих учеников полюбить Зельеварение.

Нет, этот человек не был святым. У него вполне себе были корыстные и эгоистичные цели. Он мечтает собрать идеальную коллекцию учеников из самых талантливых и перспективных. Нет, ему не нужны деньги или слава, ему главное самому осознавать к чему он приложил руку и чтобы его помнили.

Думаю, тут большую роль сыграло то, что он приложил руку к созданию Темного Лорда, вот и пытается как-то реабилитироваться перед миром.

Его цель взять в коллекцию Геру. Да, она весьма знаменита и имеет неплохие таланты, потому ее явно набивает себе в Клуб Слизней.

До меня он пока не дошел, но думаю, это дело времени. Да я, честно говоря, и не стремлюсь, мне и на своем месте хорошо. А об этом преподавателе я не так уж и много знаю, потому остерегаюсь связываться.

Вот так и шло наше обучение в Школе в этом году. Начало то еще. И надо с этим что-то решать.

Почему мне?

Ну, просто потому что я староста Хаффлпаффа, и я не позволю, чтобы моих собратьев обижали. Хаффы все за одного. Не считая пары предателей, но такие есть у всех.

Вот и сейчас надо вмешаться.

- Что в сумке? – спросил один из этих Солнышек.

Перед ним стояла девушка с нашего факультета на два курса младше.

- Ну…там… – замялась она.

- Отдай сумку! Немедленно!

- Нет!

- Ах ты! – он попытался ее ударить, но вмешался я.

- Достаточно! – поймал его руку. – Я староста ее факультета. Какие у вас претензии к студенту Хаффлпаффа?

Он вырвал руку из моей хватки.

- В сумке находятся запрещенные вещи.

- Вы это определили по форме сумки?

- У нас есть специальный артефакт.

- Такого артефакта у вас нет, иначе бы вы знали про Кровавые перья Амбридж.

- Не дерзи мне!

- А ты не ври мне, – я посмотрел на него сверху вниз.

Он явно мирного решения вопроса не ищет. Ну, значит получит.

Но тут к нам подошел другой солнечный.

- Что тут происходит?! – встал он между нами.

- Он покрывает контрабандиста! У нее при себе подозрительная сумка и она сопротивляется законному обыску.

- Трепло.

- Молчать! – он попытался на меня напасть, но его старший его остановил.

- Тихо! – зарычал старший. – Девочка. Покажи сумку.

- Мими, покажи сумку, – сказал я.

Девочка сумку показала. Там были пирожные.

- Эх, попроси домовиков. Не надо таскать все из Хогсмита.

- Они проболтаются, – погрустнела она. – А я на диете…

- Как видите, пирожные не могут быть темным артефактом. Единственное исключение – это кексы профессора Хагрида, они неразрушимый монолит на котором стоит Школа.

- Все ясно, – кивнул старший.

- Вы его отпускаете?! – взбесился этот.

- Тихо! Уходим!

Он потянул своего подчиненного по коридору.

- И так всегда будет? – спросила она.

- Будем надеяться, что нет, – покачал головой. – Идем в гостиную.

- Ага…

====== Глава 8. Ультиматум и решение. ======

Никто не крикнул: «Тормози!» —

Такой приказ неизвестен судьбе.

«Ария – Герой асфальта»

Гере дико скучно.

Директор что-то там вещал о силе любви и высшем благе, а потом показывал воспоминания о жизни Тома. Гера с трудом сдерживала зевоту и не показывала своего отношения ко всему. Но попытки заставить ее сочувствовать ему были тщетны. Не важно, каким он был в прошлом, важно, что уже в шестнадцать он совершил первое убийство, а потом и замочил еще кучу народа.

Лучше бы Дамби вместо всего этого своих «собачек» приструнил. А то точка кипения все ближе и ближе.

11
{"b":"586998","o":1}