ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот он рассказал, как Волди плохо жилось в приюте. Может она бы и пожалела его, если бы он столько раз не пытался ее убить.

И вот под конец этой невероятной речи, она задала логичный вопрос.

- А в чем смысл всего этого? – спросила она. – Мне что Тома пожалеть надо и по головке погладить?

- Нет, ты просто должна понять, что не все начинают с плохого.

- Это было понятно еще на втором курсе. Он вроде там что-то такое нес про отца магла, тяжелое детство и прочее. Сейчас-то в этом, какой смысл? – она серьезно посмотрела на директора. – Ну, вот я узнала, что в приюте ему было плохо. И что вы унизили его перед всем приютом.

- Я этого не делал! – возмутился старик.

- Но если над ним там все издевались, обижали и били, а он нашел хоть какой-то способ отомстить, то, что вы заставили его извиниться, унижает его перед ними. То есть вы виноваты, что он вырос озлобленным и черствым.

Такой трактовки прошлого директор явно не ожидал. Она не знала, что он там себе думал, но все увиденное намекало именно на это.

- То есть ребенок, без семьи, над которым издеваются даже воспитатели приюта, необученный и обиженный, нашел единственный способ хоть как-то обезопасить себя, а вы запрещаете ему им пользоваться. При этом заставляя просить прощение у всех, кто над ним измывался, тем самым давая им карт-бланш на дальнейшие издевательства, а ему запрет на самооборону.

- Эмм… – директор явно слабо представлял, что тут возразить.

- Но это еще ладно, – махнула она рукой. – А на кой хрен вы его постоянно туда возвращали?

- Хогвартс место не безопасное…

- Да, а Лондон 1940-х годов ну совсем безопасное место, – покачала она головой. – А немцы с самолетов конфетти сбрасывали да мармеладки.

Судя по лицу, она явно сказала то, чего директор крайне степени не хотел. Да и сама она поняла, что ляпнула лишнего.

- То, что про меня пишут в газете наглая ложь…

- Я что-то устала и, пожалуй, пойду, – улыбнулась она вставая.

- Доброй ночи, девочка моя.

- Вам тоже приятных снов.

Покинув его кабинет, она пошла в сторону своей гостиной. Да уж. Не знала она, чего это директор добивался, но ненавидеть этих двоих она стала еще сильнее.

А лучше поскорее прийти к себе и помыться. После директора она чувствовала себя грязной.

Альбус присел в свое кресло, и некоторое время смотрел в потолок.

Такой реакции он точно не ожидал. Он надеялся, что сумеет убедить девочку, что Том заслуживает сострадания. Это может помочь ей в бою, так она сможет лучше понимать противника и реагировать.

Он показал ей прошлое Темного Лорда, еще до того как он стал таким.

Но добился совершенно противоположных результатов. Теперь она не то что ненавидит его сильнее, но и Альбусу досталось.

Раньше он бы стер ей память и попытался заново, но после всех статей в газетах, такое резкое забытие ученика будет выглядеть странно. Пусть в замке сейчас его люди, но Амбридж может воспользоваться подобным, чего Альбусу не хотелось бы. Он ее терпел рядом, только чтобы никто в Министерстве не волновался. Да и читая ее мысли можно многое узнать о планах министра. Эта дура не владеет окклюменцией, так что можно спокойно копошиться в ее мозгах сколько угодно.

Возвращаясь к Гере он пока не знал как исправить то, что сотворил. У девчонки еще ментальные щиты в последнее время стали сильнее. Так что простые стирания памяти могут и не сработать, а для более глубокой работы нужно довольно много времени. Профессора теперь такое время ему не дадут, после того как услышали откровения Анны…

Нужно некоторое время обождать, когда она успокоится и вернется к урокам. А там можно и к сути подойти.

Горгулья отодвинулась, и в кабинет директора вошел Луксиния Гримхольд. Юноша выглядел серьезным и собраным. Таким и должен быть паладин. Как жаль, что его верность не принадлежит Альбусу и украсть ее невозможно. С таким верным последователем он мог бы многого добиться среди учеников.

- Директор, – кивнул он.

- Добрый вечер, мальчик мой, – улыбнулся старик. – Чем я могу тебе помочь?

- Да ничем. Я пришел вам ультиматум ставить, – спокойно ответил он.

- Что?

- Если в ближайшее время ваши Солнечные маги не успокоятся и не перестанут нападать на студентов не важно, какого факультета. Ими займусь я. И не думайте, что они легко отделаются. Я их переломаю полностью. Так что если не хотите, чтобы Хогвартс остался без охраны, заставите эту охрану успокоится, или вас ждет бунт.

Такого поворота Альбус точно не ждал.

Что такого сделали его подчиненные, чтобы разозлить всю школу он слабо себе представлял. Они должны были просто охранять коридоры и не допускать хулиганств.

- И я говорю от лица всех старост и факультетов, – продолжил он. – Мы этого более не потерпим. Так что имейте в виду.

- Хм… не ожидал я такого.

- А стоило. Ведь любое действие, так или иначе, получит противодействие. Ваши подчиненные устраивают беспорядки, оправдываясь вашим разрешением и «делом света». Так что ничего удивительного, что народ закипает. Ученикам не нравится, когда ими помыкают и безнаказанно издеваются. Им и так плохо из-за Амбридж, а тут еще вы предаете их.

- Я не предаю….

- Предаете! Вы всегда для всех были оплотом справедливости! – повысил он голос. – Все знали, что если кто и встанет на их сторону и поймет, то это вы. А теперь мало того, что вы позволяете Амбридж пытать детей Кровавыми перьями, так еще и сами позволяете своим людям устраивать беспредел! Нарядились тут как солдат, и корчите из себя крутого! Хватит вести себя как тряпка! Нам нужно с Темным Лордом бороться, а не сопли разводить!

Альбус аж вздрогнул от неожиданности. Он как-то и забыл, что перед ним не просто глупый ребенок, а опытный паладин, который имеет не меньший боевой опыт, чем сам директор. Он как-то и не воспринимал всерьез его, но сейчас перед ним не пятикурсник, а некий генерал армии. И он пришел просить за своих солдат. Истинный лидер.

- Кажется, я заигрался, – нахмурился директор. – Пожалуй, ты прав. Недавнее происшествие действительно на меня сильно повлияло и я забылся. Мне стоит обдумать свои действия. Спасибо, что указал на мои ошибки. Я поговорю со своими людьми и приструню их пыл.

- Этого более чем достаточно, – кивнул Гримхольд. – Я пойду.

- Доброй ночи.

Мальчик ушел, а Альбус стал рассуждать над его словами. Пусть он был груб, но в целом прав. Это на Альбуса не похоже. Из-за недавних действий он потерял самообладание, а из-за этого может начать совершать ошибки.

Да, не зря Альбус не стал превращать этого парня в безвольного раба. Таким он куда более полезен. Знай, он все это раньше, то план бы с камнями никогда и не затеял, и Анна…

Что сделано, то сделано.

Тут в кабинет к нему заглянул командир Солнечных магов. В своем красном одеянии с золотыми нашивками и золотой маске. Старший поклонился.

- Сэр, просим у вас разрешение на обыск комнат учащихся, – сказал он. – У нас есть информация, что они могут прятать темные артефакты и запрещенные вещи в своих личных вещах. Просим разрешение на обыск.

- Это так надо?

- Ради безопасности всех – необходимо! – ровным и серьезным голосом ответил он. – Некоторые ученики ведут себя подозрительно, потому их нужно обыскать, а затем допросить под сывороткой правды.

Альбус несколько секунд смотрел на подчиненного.

Приди он минут пять раньше, Альбус даже бы не обратил внимание на слова и дал разрешение. Сейчас не уверен.

Он понимал, что обыск было бы неплохо провести, но ученики этого точно не примут. Даже если найдут темные артефакты, может начаться все что угодно. Гримхольд уже принес весть, что студенты на пределе, это точно станет последней каплей. Да, и уважение участников плана потерять может. К тому же Гримхольд может такое натворить, что Школа просто останется без охраны.

- Нет, – решил Альбус. – Пока это слишком. Ученики и так жалуются на чрезмерное рвение твоих подчиненных. Вы может и элита, но толпа обезумевших детей – это опасно, а атаковать их нельзя, ведь тогда мне такого не простят. Ты хочешь опозорить меня?!

12
{"b":"586998","o":1}