ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну с этим всё понятно, как я уже говорил, именно этого и ждал. Да и адвокат предсказывал, что меня ждут Адские рудники. Ничего более серьёзного в Содружестве пока не придумано. Конечно, бывает, что приговорённых с таким высоким интеллектом отправляют навсегда, пожизненно, в какие-нибудь научные центры или ещё где требуются сотрудники с таким высоким показателем. Но я уже говорил, данный процесс был показательным, так что на это наплевали. Ещё могли отправить в исследовательские центры в качестве подопытного. Приговорённые моего уровня не имели никаких социальных гарантий и прав, поэтому в Содружестве законно ставили над ними опыты. Тут тоже можно протянуть подольше, если повезёт. Да и суммарность вины была слишком завышенной, из-за этого и Адские рудники. В данном случае меня заинтересовало другое. А именно непонятная мне Н-процедура. Что-то я о подобном никогда не слышал. Судя по озадаченному лицу адвоката, тот тоже понятия не имел что это такое. Да и в зале раздавались озадаченные восклицания, поэтому главный секретарь суда поспешил развеять недоумение.

Говорил тот долго, но вполне понятно, разжевал суть этой самой Н-процедуры. Как оказалось, она ещё находилась в стадии исследований и испытаний. Так как после приговора я уже мог проходить в качестве подопытного, то была удовлетворена заявка на опыты надо мной. Кстати, я буду одним из первых, кому её будут проводить. Сырая ещё разработка. Ну а если двумя словами что это такое, то это локальное стирание памяти. Вернее не так, память оставят всю, чтобы я помнил, за что получил наказание. Стирали мои базы знаний, только их. То есть после этой процедуры, я потеряю все, что нарабатывал в знаниях последние годы, став чистым новичком. В Адских рудниках мне это всё равно не нужно, знай махай кайлом и бегай с тачкой. А так как процедура действительно находилась в стадии испытаний, то до конца она ещё не исследована, поэтому невольно подтиралось и часть памяти. Вот и нужны подопытные чтобы в будущем усовершенствовать Н-процедуру и довести её до идеала. Надеюсь, память мою не тронут, она мне дорога как память.

Сломленным я не казался, немного угрюмым, это есть, но не сломленным. Надежда как говорят, умирает последней, вот и я её не терял. Характер такой. Даже в Адских рудниках плюясь желчью, упав и захлёбываясь своей кровью, я ещё буду на что-то надеется. Хрен меня сломаешь. Если кто из зрителей и прессы надеялся увидеть на моём лице испуг или ужас, то не дождались. Встав, я ударил правой рукой по сгибу локтя левой руки, длина цепочки кандалов это позволяла. Тут этот жест был известен, так что когда я послал, таким образом, и судью и зрителей, послышались смешки и возгласы одобрения. Вот тут мне дали слово. Не всегда дают, но мне дали. Это уже была работа адвоката, попросил его, когда секретарь заканчивал объяснять особенности Н-процедуры.

— К-хм, — продолжая стоять, я прочистил горло, судья никак не отреагировал на мой жест, направленный к нему и его помощникам. — Как вы знаете, свою вину я не признал, и признавать не собираюсь. Осудили, ладно, Творец вам судья, это вы свою совесть запятнали. Я бы хотел сообщить о другом. Нигде не были перечислены трофей взятые при моём захвате. Но только одна фабрика по производству нейросетей третьего поколения стоит один миллиард кредитов, а её взяли при абордаже моего судна целой…

Судья тут же подался вперёд, внимательно вслушиваясь в тот перечень, что я сообщал. Даже шахтёрскую станцию включил в этот список и пиратские корабли. Ещё бы, конфискация имущества шла на поддержание штатов судебной системы, так что то, что их кинули, а это действительно было так, стало ясно как день. Вот и пусть судейские разбираются с крысами из военных, что так хорошо погрелись на моём имуществе. Месть мелкая, но и она грела душу. Официально «под протокол», подтвердив, что сообщил правду, я в сопровождении конвоя направился к выходу из зала.

Где шёл суд, и где меня содержали, мне было известно. На торговой планете империи Ахбар. Остальные были закрыты для посещения не имперцев. Тут же в этой системе я покупал свой транспорт «Россию». Судили меня в здании главного суда империи, но судили представители судейской системы не империи Ахбар, а для этого прибыли специальные сотрудники, включая эту женщину-судью из Центральных миров. Не меня отвезли, сами прилетели. А так зал не пустовал, меня вывели, зрители начали покидать его, и почти сразу заходили другие и менялся судья. Через час начинался процесс над очередным бедолагой. Как я слышал в камере ожидания тут же, будут судить группу террористов из местных. В зале кроме меня были Ган, Один и остальные мои приближённые, находились на лавках свидетелей. Во время процесса, а он шёл две недели с частыми перерывами, все успели капнуть яда в мой приговор. Ладно, я их особо не осуждал, более того, через адвоката сам велел им чтобы на меня всё валили, чтобы их не зацепило. Помогло, приговорили только меня. Остальные лёгким испугом отделались, десятью годами, будут новые планеты колонизировать.

Дальше понятно, приговор зачитан, с адвокатом разъединили, всё больше нам встречаться ни к чему, и отправили в одиночку, в местную тюрьму. Просидел я в ней почти два месяца после окончания процесса и приговора суда, когда, наконец, прибыло оборудование Н-процедуры и специалисты из Центральных миров. После этого смутно помню, что со мной делали. Однако это длилось недолго, пару дней и уже через три недели тюремный транспорт, что залетел как раз на планету, забрал меня с толпой таких же заключённых и полетел к ближайшим Адским рудникам, по пути пополняя контингент на борту.

Открыв глаза, я прислушался к своим чувствам. С момента как мы покинули торговую систему империи Ахбар, прошло две недели. Именно такой срок с промежуточными выходами из гипера, чтобы забрать заключённых с других планет, мы летели навстречу своей смерти, Адским рудникам. Сидел я в одиночке. Особенности приговорённого по классу «А». Даже на этапе заключённые этого класса должны чувствовать на себе всю тяжесть своего грехопадения. Если проще то спать я мог только сидя, койки нет, можно встать и воспользоваться туалетом что тут был, но на пол не ляжешь, размеры камеры не позволяли. Полтора на полтора метра. Как я мог понять, треть камер на этом тюремном транспорте имело такие боксы, на этой палубе так все, как я успел рассмотреть пока меня вели к моей. Кормили солдатскими пайками. Не просроченными, но самыми худшими по качеству. Пластилин по вкусу вкуснее, но сытно, хватало. Вода в туалете, хоть упейся. Однако я на это всё особо не реагировал, если охрана ещё на что-то надеялась, то зря. Я был углублён в себя, изучал свою память. Можно сказать внутренне закапсультировался особо не реагируя не внешние раздражители, такая психологическая блокировка.

Ну что я скажу, Н-процедура работала, это факт, никаких теоретических знаний у меня не было, удалили, твари. Однако то, что она плохо отработана, это тоже не подлежит сомнению. Часть личных воспоминаний отсутствовало. При этом не все знания были удалены, отрывочные, не большие, но что-то осталось. Причём пропали воспоминания в тоже время, когда я занимался усиленным изучением баз. В другие времена, где не учился, воспоминания были полными и не тронутыми. Ревизия этой памяти, то есть моментов, когда что-то отсутствовало, показало, что вроде ничего серьёзного я не потерял. Хотя может и потерял, я уже и не помню.

Сейчас же сидя с открытыми глазами, я неожиданно улыбнулся. Кто-то удивиться, ситуация не совсем та чтобы предаваться радости или веселью, но причина была. И была она в том, что давление на судне, как я успел почувствовать, упало процентов на пять-восемь. Упало бы больше, но явно сработали аварийные переборки. Для специалиста это чувствительно, а я в прошлом был специалистом. Ошибкой создателей Н-процедуры было в том, как я успел разобраться за время этого двухнедельного полёта, что они удаляли только базы знаний, вернее знания по ним, однако опыт никуда не денешь. Ведь после разучивания баз, я старательно вырабатывал личный опыт применения новых знаний и если эти распакованные знания удалили, то опыт остался при мне. Да, я возможно не смогу что-то отремонтировать серьёзное или пилотировать, но я знал как это делать, как лечить в капсулах и всё остальное. Воспользоваться не могу, не без этого, даже хакерством, но опыт-то при мне. Сам понимаю, странная ситуация, однако если выберусь, мне придётся учить базы знаний заново и это факт, от которого никуда не денешься. Да и с этим всё не так просто. Разница между базами знаний Окраинных миров и Содружества существенная. Вы думаете, я летал в Центральные миры только чтобы гражданство получить? Ну не без этого, главное для меня именно базы знания. Если попроще, то дело в том, что местные базы знаний, Окраинных миров, так же имеют планку по поколениям. Если тут в государстве Ахбар используются корабли седьмого поколения, это у военных, а гражданские четвёртого и пятого, то базы знаний по технике выше пятого поколения не купить. А если мне достанется корабль шестого поколения, седьмого или восьмого? С местными базами знаний я просто не смогу с ними работать, не ремонтировать, если он повреждённым достался, ни пилотировать. Нужны базы из Центральных миров.

2
{"b":"587002","o":1}