ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну это я так, что-то размечтался. Сижу в камере, а уже думаю, как вернуть знания, так всколыхнула меня дикая надежда на освобождение, с заметными толчками по корпусу. Судно явно было под обстрелом. То, что учиться нужно заново я уже воспринимал спокойно, не бесился как впервые дни после стирания знаний. Жив, уже хорошо. Главное не сдаваться. Я по характеру такой, отстрелят руки, побегу к врагу, ноги, буду извиваться к нему, позвоночник отстрелят, буду цепляться зубами за землю и всё равно ползти к противнику, чтобы вцепиться в него. Никогда не сдаюсь.

Последующий скрежет, что раздался через пару секунд после скачка давления, а так же звука сирен тревоги, только прибавил мне настроения. Даже если будет декомпрессия, это хорошо, уйду без Адских рудников. Покончить жизнь самоубийством я не пытался. Во-первых, не хотел, я не сдавался. Во-вторых, браслет на ноге не даст. Следит за состоянием и при попытке суицида или накажет болью, или вырубит. Это не ошейники как у рабовладельцев местной империи, Содружество проповедует равенство, но вещь по сути та же. На шею не повесишь, к рабовладельцам могут причислить, а на ногу пожалуйста. Специальные браслеты для ног. Однако где не вешай, сути этого не меняет, на мне, как и на всех заключенных, что перевозит этот транспорт, имелся такой ножной ошейник.

Тот по телу как бы рябь пошла, такое неприятное чувство, но я лишь шире улыбнулся и, согнув ногу в колене, подтянув её поближе, стал изучать браслет, чтобы снять его. Теперь тот на такие попытки не реагировал, так как был мёртв. А причина проста, судя по ощущениям, нас только что обработали ЭМ-ракетой. Было дело, уже попадал под это излучение, вся техника на судне сдохла. Вот охране сейчас кисло. Хотя это конструкторами, создавшими этот транспорт, должно было быть учтено. То-то замки не столь электрические, сколь механические. Но я думаю, что цель нападающих, а наш транспорт явно собирались взять на абордаж, иначе не вывели бы его принудительно из гипера, это только предположение, освободить кого-то из заключения. И не думаю что это меня, нет у меня таких друзей. Так что подождём, вдруг имеется шанс им воспользоваться и свалить с этого чёртового транспорта.

Судя по выстрелам, у охраны действительно есть какое-то кинетическое оружие, даже крупнокалиберные пулемёты, их заполошные «голоса» слышались отчётливо. Похоже, всё это тоже было предусмотрено и охраной не раз отработано. Вон, уже до гранат дело дошло. Так что я сидел и спокойно ждал. Ну почти.

Когда открылось окошечко для подачи пищи, и в него просунулся ствол дробовика, я не стал хватать за него и дёргать на себя, лишь продолжал упираться руками и ногами над дверью, единственная мёртвая зона в камере. Охранник, который должен был меня ликвидировать, как я понимаю, действовали те по инструкции, обнаружил пустую камеру. Воспользоваться встроенной камерой наблюдения тот не мог, вырубило всю сеть излучением ЭМ-ракеты. Но тот был профессионалом и быстро меня нашел, совсем мёртвых зон в камере не было, и догадаться где я нахожусь, было нетрудно. Ствол начал подниматься, тот выцеливал щиколотку левой ноги, её он достанет оттуда, пришлось убрать и удерживаться на одной правой ноге. Есть, сработало. Глухо ругнувшись, охранник с шумом запер окошко для подачи пищи. Однако дверь не открыл, а видимо двинул дальше. В той какофонии стрельбы что царила снаружи, такие редкие хлопки дробовиков вычленить было сложно, другие звуки накрывали, но похоже отстрел начался после того как охрана вступила в бой на других палубах. Я не знаю точно, какие инструкции на этот счёт у охраны, только предположил, вот на всякий случай и обезопасился. Охранник, к моему сожалению, не стал открывать дверь, ну или облегчению, тут как посмотреть, я бы обрушился на него сверху. Возможно, у меня и не было шансов в бою с ним, но просто так сдаваться не хотел, а сейчас появился хоть какой-то шанс. Спрыгивать на пол я не стал, мало ли тот вернётся. Поэтому продолжал цепляться за стены ещё минут пять пока бой не пошёл на убыль. Даже мускулы начало сводить от неудобной скрученной позы, да и руки с обувью скользили по стенам.

Кто бы не победил, ждать тут не стоило, так что, спрыгнув на пол, палуба больно ударила по тонкой практически картонной чуть ли не одноразовой подошве тюремной обуви и, поправив свой ярко оранжевый комбинезон, сел на место, и снова согнув ногу в колене наклонившись вперёд, стал изучать браслет. Нет, просто так не снять. Никаких отверстий в этом сером, похожем на серебро материале кольца я не находил. Тут ещё одна проблема встала, искины видимо вырубило и начала падать гравитация, пока не пропала совсем. Ладно хоть воздуха хватало дышать, комбез у меня обычный без встроенного скафандра, поэтому я приняв любимую позу для медитации стал дрейфовать по камере изредка стукаясь о стены, потолок или даже пол. Мне это не особо мешало.

Ждать пришлось недолго. Шумов на судне хватало, так что когда распахнулось окошко, я даже вздрогнул. Хоть и прислушивался к звукам, а всё равно было неожиданно. Да и не услышал бы шагов, гравитации то нет.

— О, здесь живой! — воскликнула харя, что заглядывала ко мне и, обернувшись, крикнула куда-то в сторону, повторив сказанное ранее.

Судя по шлему забрала, тот был в бронескафе, что за модель не понял, но вроде старьё. Не выше четвёртого поколения, у пятых уже не было видеоискателей на затылке, там незаметные датчики располагались. Ха, эти знания у меня сохранились. А когда этот десантник обернулся, я камеру на броне воротнике отчётливо рассмотрел. Точно старьё. Хотя для Фронтира как раз третье и четвёртое поколение, это очень круто.

Что ответили этому неизвестному, я не слышал, только какие-то малопонятные восклицания, но тот достал вибронож и срезал замок. Хм, хороший нож. Распахнув дверь камеры, тут вошёл, вроде третьего поколения бронескаф, а вот винтовка что у него на спине закреплена в зажимах была, уже четвёртого. И присев тот эти же ножом срезал мне браслет, виртуозно не задев ногу. Говорю же хороший нож, не всякий сможет резать металл, а этот мог. Такие у штурмовых подразделений бывают.

— Давай вали на нижнюю палубу. Там шлюзовая на борт нашего крейсера. Поторопись, а то оставим тебя тут, — хохотнул тот, и направился осматривать остальные камеры.

Как я понял, большая часть заключённых этого блока была мертва, то-то тот так удивился, обнаружив меня. Хотя нет, всё же выжившие были, отталкиваясь от стен впереди ещё двое заключённых, привлёкшие внимание своими оранжевыми робами, летели к лифтовому холлу судна. Ну лифтом воспользоваться вряд ли получиться, но там ещё лестница должна быть. Значит не я один такой хитрый, есть люди не тупее меня. Ха, сзади спешил ещё один освобождённый заключённый. Были выжившие в этом блоке, были. Так следом за той парой я и выбрался к шлюзовой ведущей на борт крейсера. Уже в шлюзовой действовала гравитация, так что упав, и перекатившись, я вскочил на ноги и рванул за парой. Всё бегом, несколько местных техников торопили нас криками. Правильно торопили, откуда-то с нижних палуб с рёвом полезла толпа в оранжевых комбезах, так что нас не смяли, успели проскочить. Загоняли нас, как оказалось в недавно расконсервированные казармы. Я могу ошибиться, но кажется, это был тяжёлый крейсер, вполне возможно авианесущий, без москитного флота вот так просто взять на абордаж тюремный транспорт было очень сложно. Да и корабль возможно не один.

Кто нас освободил, я уже понял. Это было не трудно, эмблемы на бронескафах десанта и комбезах корабельных техников крейсера подсказали. Революционеры. Самые крупные и отмороженные фанатики. Даже я о них слышал. Видимо какого-то из своих освобождали, ну и нас по случаю решили забрать с собой, пополнить свои ряды, скажем так, асоциальным элементом. Вполне возможно и так, но мне как-то было с ними не по пути. Если раньше я особо не задумывался о том, что буду делать дальше, а будущее было предопределено, Адские рудники, то сейчас можно было и подумать. Добрёл до свободного места, улёгся на койке и ушёл в размышления.

3
{"b":"587002","o":1}