ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Время ещё было, но особо гомона в пассажирском салоне не было. Большей частью тут были профессионалы, хотя и преступники, и могли сдерживать себя. Они так же сидя в креслах, поглядывали по сторонам, изучая других беглецов. Похоже, не все друг друга знали. А всего их оказалось даже больше чем я думал, двадцать шесть, с учётом того что мест было тридцать. Ну двадцать седьмой, пилот бота, он там один должен быть, вроде больше кресел в рубке не было. Стартовали мы не сразу, наверное, бронестворка поднималась, так что я успел прикинуть план побега. Где примерно будет сброшен бот, навигаторы крейсера вычислят быстро. Опять-таки точно не скажу, это мои прикидки. Искать нас вряд ли будут, это сколько систем осматривать, за каждый астероид заглядывать. Пустая трата времени. Проще отправить по одному кораблю к обеим независимым станциям и дождаться пока мы не прибудем. Деваться нам некуда. Если те вообще не махнут на нас рукой. Вот это вряд ли, мы вроде как присягу принесли, а у революционеров это серьёзно.

Медик, который и подбил меня на побег, сидел не так и далеко, в заднем ряду, через два пассажиров от меня. Ему я вслух и сообщил свои умозаключения. Тот кивнул, оказалось это всё было просчитано, даже то что нас могут ждать на станции. Вряд ли революционеры задержатся на ней больше чем на месяц, именно поэтому и такие большие запасы пайков взяли, ну и остального. Вон, даже погрузили на одну из платформ недорогой пищевой синтезатор и запас картриджей, что тоже позволит нам продержаться подольше. Месяц, плюс ещё одна неделя, чтобы наверняка, будем прятаться в удобном месте, и только потом полетим к ближайшей станции. Вот такой план.

Ничего ответить я не успел, бот дёрнулся, видимо вылетел с лётной палубы. Успел почувствовать, как мы покинули зону гравитации крейсера, и потом сработала гравитация на боте, этот миг профи чувствуют, а я имел опыт полётов. Потом нас так закрутило, как в центрифуге. Я ещё слышал крики других беглецов, и свой крик, а потом меня вырубило.

Очнулся я от похлопывания по щекам, и когда смог с трудом открыть глаза, услышал чей-то грубый хриплый голос сверху.

— Док, тут ещё один очнулся.

Сфокусировав глаза, я обнаружил рядом громилу в десантному комбезе с интегрированным бронежилетом, а за ним уже знакомую обстановку нашего бота. Уф-ф, живы, уже хорошо. Тут же я обнаружил, что всё ещё сижу пристёгнутым в кресле. Немного болела грудь помятая ремнями, а так в принципе состояние неплохое. Голова разве что болела и немного зрение двоилось, но это нормально после того что мы сделали. Десантник приводил в чувство соседа, а я, устроившись поудобнее, пытался отстегнуть заклинившие ремни. Подошедший док со стаканом какого-то пойла, подал его мне.

— Это поможет быстрее прийти в себя. Тонизирующий напиток.

— Мы летим? — взяв стакан и прислушавшись к ровному гулу двигателя, поинтересовался я.

— Да, к счастью все живы, мы одни из первых очнулись, пилот тоже почти в порядке, у него только носовое кровотечение открылось. Давай пей, и я следующими займусь, не один ты очнулся.

Попробовав препарат на вкус, действительно тоник, выпил его и вернул стакан доку. Тот стал обходить других, хватало вопросов и стенаний, а я вернулся к ремням.

— Тут блокиратор, — указал сосед и помог отстегнуться.

— Спасибо. Я о нём забыл.

— Стёртый что ли?

— Да.

— Понятно. Ты среди нашей группы один такой. Как удалось влиться в коллектив?

— На вещевом складе работал, наркоту не глотал.

— Понятно. Тут все такие… О, а вот и наш пилот.

Увидев его, я удивленно замер. Дело в том, что это оказалась девушка. Отойдя в сторону, она присела на свободное кресло, и док захлопотал над ней, убирая кровавые потёки под носом. На борту нашего тюремного транспорта не было женщин, их обычно отправляли с колонистами, там женщины всегда в меньшинстве. А вот среди революционеров их хватало, и я готов поспорить, что она была из команды крейсера.

Моё недоумение разъяснил сосед, тот вполне словоохотлив был, видимо после последней встряски выговориться хотел, вот и пояснил, как так получилось. Всё оказалось достаточно просто. Та раньше служила на пиратском крейсере, вот среди освобождённых и встретила двух своих знакомых парней, с которыми раньше пиратствовала. Один из них ранее занимал должность старшего помощника, и у них была любовь. Те быстро её уговорили, став ядром подготовки побега, ну а дальше набрали нужных спецов и вот подготовились. Так что мне повезло, что я вот так на шару смог попасть в эту группу. Мне что-то в последнее время начало вот так везти. Сначала чёрная полоса, где я попал на скамью подсудимых, а потом судьба подкидывает шансы выбраться из той задницы, где я сидел. Нападение революционеров на тюремный транспорт, и бегство с их корабля с этими парнями можно считать белой полосой. Надеюсь, она больше не сменится на чёрную. Уже как-то не хотелось.

Как выяснилось, не смотря на встряску и кратковременную потерю сознания после нашего отчаянного прорыва с борта корабля революционеров, вышли мы в чистом космосе. Пилот вновь взяла управление на себя, стабилизировала судно, остановив кувыркания, и добравшись до ближайших крупных астероидов, укрыла бот в большой каверне. Так что осталось только ждать.

Как таковой, согласно нашей с медиком договорённости, я являлся только пассажиром, и права ни на какое имущество, кроме того что на мне, не имел. За те ништяки что удалось добыть благодаря моей помощи, меня доставят до станции и всё, разойдутся наши дороги как море корабли. Я никого не интересовал, да и кому нужен стёртый без знаний и нейросети? Хуже дикого, честно слово. Причём я не безосновательно опасался за свою жизнь. Ведь обещание для местных парней, большинство которых были в прошлом пиратами или не менее значимыми преступниками, ничего не значит. А избавиться от меня это вполне в их духе рационализма. Я ведь и кислород потребляю и другие ресурсы судна, как и запасы продовольствия. Снять с меня всё ценное, и выкинуть за борт, это вполне в их духе. Можно сказать отработанный материал.

В принципе такое решение чуть было не приняли, хорошо медик вступился, сказав, что он привык держать своё слово, и если они решили высадить меня на станции, значит, высадят, и точка. Молодец, уважаю. И среди пиратов встречаются достойные люди, а медик как раз и оказался тем самым старпомом и бывшим любовником нашего пилота. Кстати, он и стал командовать на борту бота.

* * *

Дальше так и тянулись дни ожидания. Они складывали в недели, те в месяц и вот, как мы и планировали, прошло ровно месяц и две недели. Восемь дней назад бот покинул каверну и полетел в сторону не ближайшей, а дальней станции. За это время, шесть пилотов что были среди пассажиров, успели, используя свои знания, по звёздам точно определить наши координаты, так что уже сегодня мы должны быть на месте. Ну а пока мы играли в покер. А что, мне уже через два дня стало скучно, как и остальным. Особо заняться было нечем. Некоторые играли на своих планшетах в залитые игрушки, но это не панацея от скуки. Трое учили базы, которые успели найти на борту крейсера работорговцев, так как всё, что было в памяти нейросетей, им стёрли ещё перед судом, во время следствия. Но долго это продолжаться не могло, задиристых мужиков хватало, до беды недалеко. Вот я и решил ввести в наше скучное ожидание толику разнообразия. Несколько колод карт изготовил один из техников, используя для этого судового дроида-ремонтника, и кусок тонкого пластика. Несколько, потому что я был уверен, что первую колоду быстро замусолят. Оказалось, нет, пластик хороший был, держался. Картинки тоже вышли на загляденье, всё по моим эскизам. Сначала в «Подкидного» научил играть, а когда полностью его изучили и даже стали лихо погоны ставить, стал учить играть в покер. Почти сразу нашлись ценители этой игры. В бытность мою советского военного инженера, в нашей среде эта игра считалось признаком хорошего тона, так что я был крепким любителем в ней. Хотя и не профессионалом. Часть пассажиров не изменила «Подкидному» и продолжала в него резаться, колод хватало, другие перешли на более высокоинтеллектуальную игру — покер. Даже сейчас за одним из самодельных столов в пассажирском салоне, слышалось шлёпанье карт о столешницу, и азартные выкрики. Это за столом, где в дурака играли, у нас за столом всё было тихо и мирно. Так как я считался в этой игре профессионалом, то после уроков раз и навсегда занял место крупье. Мол, я слишком хороший игрок, имею больше опыта и играть с ними нечестно. Это сейчас те уже давно превзошли меня в игре, далеко вперёд ушли, так что я стал вечным крупье, но мне нравилось, было интересно. Ещё бы они не лучше играли с активными нейросетями, расчёты мгновенно проводили. Недели три назад, когда те вышли на верхнюю планку в покере, я предложил на время игры принудительно отключать сети, что вызвало если не стоны то некоторые возмущения. Однако попробовали, и оценили, что играть стало сложнее, но куда интереснее. Вот с тех пор так и играли, отключёнными сетями. Поэтому теперь мы на одном уровне.

8
{"b":"587002","o":1}