ЛитМир - Электронная Библиотека

   Остаток времени мы просидели молча, обняв друг друга.

   В течении недели Таня приходила в одно и то же время, наш участковый Павел Васильевич пропускал ее в камеру и мы большую часть молча сидели. Уже стало известно, что провели десяток экспериментов и выяснили все обстоятельства трагедии. Когда не было рядом Тани Павел Васильевич поделился соображениями, что две жизни на моем счету и на любые предложения от прокурора он советует соглашаться, если таковые будут.

   Хорошо все осмыслив, я пришел к решению, что все же придется жене предоставить свободу. Но к моему удивлению все разговоры она затыкала истериками, била меня крохотными кулачками, рыдала, но ни разу не дала произнести, что она свободна.

   +++

   +++

   Меня привели в небольшое помещение с зеркалом во всю стену и столом с двумя стульями в центре комнаты.

   Не стал устраивать клоунаду для зрителей и присел сразу на один из стульев, как только закрылась дверь. Через пару минут вошел мужчина в строгом костюме. Положил на стол коричневый портфель и достал оттуда несколько папок. Глянул на меня презрительно и открыл одну из папок.

– Егор Владимирович Колкин? – спросил мужчина.

– Да, – ответил я.

– Я следователь по вашему делу, – сказал он равнодушно и начал выкладывать передо мной листы. – Это заключение экспертов, что машина была исправна, когда вы ей управляли. Это заключение медэкспертизы, пока вы были без сознания у вас взяли кровь. А это ваше признание, будете подписывать?

   Он посмотрел на меня исподлобья, я не понял, что он этим хотел сказать, но на всякий случай схватил листок. Он криво улыбнулся, явно не понравилась моя реакция.

– Что ж вот ручка, – сказал он и протянул мне шариковую ручку, – не советую ее прятать, а также на меня нападать.

   Хотел было сказать, что у меня и в мыслях такого не было, но решил не терять времени, бегло пробежался по тексту. Я такой-то признаю свою вину, что управлял транспортным средством года сбил и скрылся, прощу о снисхождении. На секунду задумался, но ухмылка следователя заставила поторопиться с подписью. Он так и ждал, чтобы я отказался. Я вернул листок с подписью.

– Что ж, – разочарованно произнес следователь. – С этим все понятно.

   Он забрал мое признание и положил в папку, затем ее убрал в портфель.

– Егор Владимирович, по моему опыту за две отнятые жизни срока до конца ваших дней вам вполне хватит, – произнес следователь и открыл вторую папку. – Наше гуманное государство больше не желает годами кормить и охранять преступников с пожизненными сроками. К сожалению, смертная казнь запрещена, поэтому была разработана альтернатива. Интересует?

   Я не понимающе на него посмотрел, но на всякий случай кивнул.

– Вы играли в компьютерные игры с полным погружением? – спросил следователь и положил передо мной фотографию капсулы для игр.

– Да, конечно, – быстро ответил я. – Правда давно, еще до свадьбы. На игры сейчас не хватает времени.

   Следователь зло зыркнул на меня, злая усмешка расползлась на его лице.

– Теперь на все времени будет хватать, – пообещал следователь и положил передо мной несколько листов со скриншотами обычной фэнтезийной игры.

   Я внимательно посмотрел, но так и не понял зачем он мне это показывает, вернул их, но он не стал брать, а к ним положил еще несколько скриншотов.

– Как я уже сказал наше гуманное правительство больше не желает содержать заключенных с пожизненными сроками, а у вас поверьте именно такой случай, это и без суда ясно.

   Мне хотелось возразить, но что-то остановило, раз уж начал, то пусть закончит мысль.

– Содержать не можем, убить нельзя, что же нам с вами делать?

   Я растеряно пожал плечами. Следователь чему-то обрадовался.

– Ладно, за новостями следили?

   Я кивнул.

– Слышали про ускорение сознания в играх?

   Я помотал головой. Следователь тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула.

– А говорите, что следили. Ладно, придется рассказывать.

   Он наклонился вперед и продолжил:

– Надеюсь, что про обилие игровых миров не надо объяснять? Отлично. Так вот, миров так много стало, что игроки не успевают выполнять все квесты, что придумали для них разработчики. А с полным погружением стало интересно не только прокачиваться в играх, что обозначало раньше только убивать монстров, но и жить обычной жизнью. Игрокам понравилась виртуальность, а игроделы пошли на встречу и предложили новые ощущения, развлечения. И когда всего стало с избытком игроки стали теряться куда пойти и как быть, слишком все хорошее и увлекательное. До сих пор понятно?

– Да, – ответил я.

– Хорошо, – продолжил следователь, – мир не стоит на месте. На помощь игроделам пришла фармакология, а именно разработали препараты ускоряющие сознание. Технари игровых компаний быстро перенастроили течение времени в играх и тем самым вдохнули в них новую жизнь. Теперь обычный игрок, погруженный в капсулу проживал в игре не один день, как в реальности, а в зависимости от степени ускорения сознания, два, а то и три дня за один обычный. Но так было полгода назад. Сейчас уже открыто несколько миров с ускорением сознания в сотню раз. Представляете?

   Я помотал головой.

– За один день в реальности, – продолжил следователь, – игрок проживает в виртуальном мире сто дней, полных три месяца и это за один день здесь.

   Я нервно сглотнул, представил, что такое провести три месяца в игре, не выходя. Раньше о таком мечтал, но сейчас уже не знаю, повзрослел что ль.

– Однако, – задумчиво произнес следователь, – не все оказалось так хорошо. В новостях этого не было, но была череда смертей. Умерло достаточно много народу. Оказалось, что частая смерть игрового персонажа накладывалась на сознание реального тела и человек впадал в кому, а затем умирал. Мозг считал, что тело умерло и переставал управлять органами, что приводило к реальной смерти.

   Следователь внимательно изучил мое лицо, не трясусь ли от страха и продолжил:

– Но было найдено изящное решение проблемы. Оказалось достаточно в момент смерти персонажа игрока переместить из невесомости, где по привычке обитали игроки в красивую, но закрытую локацию. Игрок в игровом посмертии гуляет по полям, ходит, веселится, бегает, в общем живет. Это остановило реальную смерть от смерти персонажей в игре. Теперь человек продолжал себя осознавать живым, но только на время в закрытой локации, куда также были добавлены квесты и развлечения, чтобы скучно не было. Все понятно?

   Я по привычке кивнул.

– Не знаю в курсе вы или нет, но миры с ускорением в сотню раз очень дорогие, далеко не каждый может себе позволить такое развлечение. Но как оказалось от желающих нет отбоя. И в основном это взрослые состоятельные люди, ведь за одни сутки им удается прожить около трех месяцев в выбранном виртуальном мире. За это время удавалось отдохнуть, повеселиться и даже соскучиться по работе. Единственно, что погружение и выход из ускоренного состояния требует времени. Таким образом сформировалось правило для богатых игроков: длинные выходные. Часть дня ускоряются, сутки играют, вторую часть дня выходят и выходные закончились, за это время даже организм толком не успевал проголодаться, ведь его подкармливали через капельницу в капсуле. Все понятно?

– Да, – ответил я. – богатые развлекаются как могут, чего здесь не понять?

– Это да, правильно заметили, – согласился следователь, убрал ручку в портфель. – В общем, у нас с вами совершенно другая ситуация. Если хорошо слушали то запомнили, что в ускоренном состоянии можно умереть, когда череда смертей виртуального персонажа накладывается на сознание реального тела. Мозг вдруг считает, что тело погибло и все тут.

– Но вы сказали, что эту проблему обошли, – возразил я.

– Да-а, – согласился следователь, – для игроков, для нормальных людей. Думаю для вас не секрет, что заключенных никто за людей не считает, поэтому и ценности они не представляют. Понимаю еще совсем не давно были нормальным человеком, но придется смириться, теперь для вас все не так. Напоминаю содержать никто не хочет, убивать нельзя, но …

3
{"b":"587219","o":1}