ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

========== Глава 1 ==========

Кевин засунул замерзшие руки в карманы модной коричневой куртки. Она была тонкая и короткая — в стиле славных пятидесятых. И сегодня было слишком холодно для того, чтобы торчать целый день на демонстрации. Кевин попрыгал, согреваясь, и покосился на возбужденно снующих вокруг омег. Омеги громко разговаривали, смеялись и время от времени забирались на трибуну, что-то вещая. Кевин не прислушивался к их болтовне — политика, социология, история и корпоративная этика — все это вызывало у него совершенно одинаковое желание немедленно заснуть. Где-то там, в толпе около трибун, ошивался его собственный омега, Марио. Они познакомились всего три дня назад, и Кевин был совершенно очарован ярким и красивым омегой.

Марио увлекался каким-то национальным движением, что-то вроде “возрождение истоков” или подобное. Причем был не только активистом омежьего крыла этого движения, но даже лидером звена. Или боевой группы? Кевин хмыкнул, представив себе боевую группу из омег. Наподобие тех психованных альф-радикалов, которых по новостям показывали. Только омег, вот смехота.

Он зевнул, поежился и решил потолкаться немного в толпе, чтобы найти Марио. Но тот как исчез, а телефон не отвечал.

Кевин вздохнул и начал выбираться с площади. В конце концов, если Марио понадобится, тот сам ему позвонит.

Немного в стороне от центра событий кучковалось множество свистящих и хлопающих альф. Кевин подумал, что альфы, наверное, самые благодарные зрители и участники таких вот публичных выступлений всех омежьих группировок. Наверное, именно для привлечения альф различные партии и формируют эти самые омежьи группировки…

Удивительно даже, с чего бы Марио заинтересовался Кевином. Обычным бетой, а не одним из этих играющих мускулами самцов.

— Эй, красавчик! — время от времени окликали его альфы, но приглядевшись, тут же теряли интерес.

Кевин был симпатичный и стройный, как омега, и потому носил на лацкане черный значок с надписью “я бета”. Как раз для таких вот альф, чтоб не путали и не расстраивались потом.

Он задумался о работе — к ним в лабораторию привезли новую спектральную установку, и к ней надо было расписать управляющий цикл… От мыслей его отвлек порыв холодного ветра и крупные капли дождя, за считанные секунды превратившиеся в плотные потоки ливня.

Кевин забежал под ближайший козырек и съежился там вместе с парочкой таких же бедолаг. Вдали завыли полицейские сирены, и Кевин, обеспокоившись, попробовал еще раз дозвониться до Марио. И снова тщетно.

Соседи по козырьку — совсем юные альфа с омегой — принялись обжиматься и целоваться, громко и неприлично чмокая. Кевин отвернулся, сморщившись. Дождь и не собирался прекращаться, а ветер задувал под их жалкое убежище и проникал сквозь его намокшую куртку. Он застучал зубами, поглядывая на безнадежно черное небо. Ливень зарядил на пару часов, не меньше.

До такси тоже было не дозвониться.

На тротуаре пузырились мутные ручьи. Кевин опустил глаза, разглядывая свои практические новые ботинки. Они были модельными, из тончайшей дарсанийской замши. А теперь их можно было сразу выбрасывать, после эдаких говнищ.

Рядом затормозил черный лимузин, окатив их высокой волной.

— Вот уроды, — выругался альфа рядом и прижал своего омегу покрепче.

— Ты только не задирайся, смотри какой мордоворот, — забеспокоился омега.

Из лимузина действительно вышел мордоворот в черном двубортном костюме.

— Думаешь, я испугался? Вот сейчас… — сказал альфа с некоторой неуверенностью.

Омега принялся его целовать, и альфа с явным облегчением сделал вид, что забыл о наглом лимузине.

Между тем мордоворот раскрыл зонт и направился прямо к ним. Точнее, к Кевину.

— Пройдемте со мной, — сказал он.

— Позвольте, а в чем дело, — растерялся Кевин, но мордоворот взял его под локоток и сжал железной лапой, затаскивая в машину.

— Кевин! — улыбнулся ему хозяин лимузина уже в салоне. — Не ожидал вас здесь увидеть.

— А, это вы, господин Хемниц! — обрадовался ему Кевин.

— Вы меня опять обижаете, мы же договорились обращаться по имени, — укоризненно покачал головой господин Хемниц.

— Простите, Людвиг, — повинился Кевин, — все никак не могу привыкнуть.

Людвиг Хемниц был какой-то шишкой то ли в КДБ, то ли в контрразведке, то ли в федеральной полиции безопасности. Кевин так и не смог узнать место его службы, несмотря на давнее и приятное знакомство — они были соседями, и часто завтракали вместе в маленькой кафешке рядом с их домом. Людвиг был таким милым и вежливым альфой. И интересным собеседником.

— Знаете что, — сказал Людвиг, открывая бар. — Давайте вы сейчас выпьете и согреетесь.

— Давайте, — закивал Кевин.

Людвиг сунул ему рюмку с ликером, и Кевин отхлебнул большой глоток.

— Вы такой заботливый, Людвиг. Настоящий альфа.

— А из вас получился бы замечательный омега, — отвесил ему комплимент Людвиг, еле заметно усмехаясь.

— Вы льстец.

Людвиг был на самом деле настоящим альфой — высоким, широкоплечим и красивым. И глядя на его легкую улыбку, на светлую прядь, небрежно выбившуюся из прически, на смеющиеся серые глаза — Кевин иногда жалел, что не мог встречаться с альфами.

— Вы никогда не встречались с альфами? — вдруг спросил Людвиг, словно прочитав его мысли.

— Нет, моя задница мне все еще дорога, — засмеялся Кевин, краснея. — Я пробовал, это было ужасно.

А еще он помнил, как несколько лет назад от Людвига посреди ночи уносили бету. В их доме было запрещено прорубать шахту лифта — как же, древнее готическое здание в историческом центре города. И поэтому несчастного бету спускали по лестнице и уронили по дороге. Кевин сам не видел, но позже соседи тихо и очень злорадно шептались: мол, санитары так ржали над альфой и бетой, трахающимися со сцепкой, что от смеха носилки опрокинули. И в дополнение к разодранной заднице сломали бете еще и парочку ребер.

Хотя все это наверняка ложь, Людвиг не такой.

— Очень жаль, — сказал Людвиг.

— Да-да, только омеги, — энергично закивал Кевин. — Или беты.

— Омеги? — поднял брови Людвиг. — Вы встречаетесь с омегами?

— Да, вы не верите? Я недавно познакомился с одним, он очень милый.

— И красивый? — спросил Людвиг со странным выражением — словно злился, что милый и красивый омега тратит время с каким-то бетой.

— Нет, — сказал Кевин, с интересом в него вглядываясь. — Старый, толстый и страшненький. Ну, зато милый. Омега же.

— Да, омеги милые, — отозвался Людвиг с явственным удовлетворением. Наверное, успокоился насчет конкуренции.

И Кевин грустно улыбнулся: все беты тянулись к теплу омег и страсти альф. Он даже психологическое исследование об этом читал — мол, беты обладают инфантильным складом психики и потому нуждаются в полноценно развитых личностях альф и омег. В поисках одобрения и чувства защиты. Тогда, он, помнится, в гневе закрыл это исследование, решив, что автор — знатный мудак.

— Знаете, Людвиг, в некоторых восточных странах семьи состоят из альфы, беты и омеги. Иногда я думаю, что это хорошая традиция. Альфа с омегой занимались бы своим развратом, а беты бы помогали…

— С чем, простите? — засмеялся Людвиг.

И Кевин вспыхнул:

— Не с этим! На что вы намекаете. С хозяйством… с детьми и с работой.

1
{"b":"587749","o":1}