ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Предисловие: о горячих углях ==========

От автора: эта песня перевернула мой мир. Я слушаю ее на протяжении двух месяцев - почти каждый день. Поэтому, думаю, она как раз сюда впишется (перевод литературный, но не детально-оригинальный).

…Нам слова не дают сказать,

Ведь правда колет им глаза.

Конечно, проще нас связать

И подчиниться приказать!

Но я из тех, кто не молчит.

Моя душа за всех кричит.

Я эхо тех, чьи голоса

Ушли уже давно в лета…

Свергнем эту власть,

Мы свергнем эту власть!

Мы не дадим украсть,

что нам принадлежит

Свергнем эту власть,

И ей придется пасть!

Мы встали, пробил час

Борьбы не насмерть, но за жизнь.

(с) Le Roi Soleil – Contre ceux d’en haut

- Слышишь, Саске?

Он молчит и смотрит в сторону, только чтобы не встречаться со мной взглядом. Только чтобы не показывать своей слабости.

Город. Сложно понять, что я чувствую, видя неприступные колонны небоскребов, гордые зубцы новеньких высотных зданий и морально устаревшие многоэтажки. Конечно, они не столь величественны, как офисные собратья, но зато многое пережили. Теперь в них живут не только люди, но и что-то еще.

Что-то совершенно особенное.

В то же время город – разделенная на ячейки бетонная коробка, безликое убежище, грязный и пыльный мир равнодушия. Большой муравейник для больших муравьев, которые привыкли считать себя венцом эволюции.

Странно.

Я не испытываю страха, хотя в первую очередь ожидал почувствовать знакомый ледяной захват где-то в области горла. Здесь я едва не погиб. Здесь умерли мои родители, и кажется, что в каждом углу поджидают опасности и ловушки.

Но тут же я встретил Саске. Был по-настоящему счастлив. Здесь же я оставил свои незавершенные дела и… прошлое.

- Саске…

Наконец, он поворачивает голову. Готов – я вижу. Когда мы подъезжали к главной дороге, его руки дрожали и пальцы соскальзывали с руля, как змеи с раскаленной кочерги. Я чувствовал и видел страх Саске, но не мог объяснить его происхождение. А пробовал спросить – слова застревали в горле распорками и зазубренными стрелами.

- Хочу, чтобы ты мне кое-что пообещал, - тихо просит он, и на лице тают остатки растерянности. Учиха съезжает к обочине в подходящем для разговора месте – мы только что выехали за пределы торговой зоны, и за поворотом начинается дорога к частным домам.

- Так, начало мне уже не нравится. Хочешь, чтобы я пообещал не высовывать нос за прутья своей золотой клетки?

- Почти, - заглушив двигатель, Учиха поворачивается ко мне. А я опускаю взгляд в притягательную галочку, образованную воротом легкой синей рубашки.

- Слушаю.

- За этой чертой может произойти все, что угодно. Я просто хочу, чтобы ты не рисковал и не делал глупостей. Заварушка, в которую ты угодил, была создана мной и мной же будет устранена. Но я не смогу этого сделать, если буду все время беспокоиться.

- Ты уже пробовал засунуть меня куда подальше, и что из этого вышло? Мы оба чуть не сдохли. Не проще ли сделать меня союзником, а? Ты же знаешь, что я не смогу сдержать обещания, если случится что-то плохое.

- Дело не в этом. Дело в том, что ты - моя единственная слабость. Данзо знает об этом. Да, черт, все об этом знают. Но уничтожать тебя бессмысленно, иначе я стану неуязвим. Но если пойти другим путем – тогда я встану на колени.

- Саске…

- Нет, подожди. Я долго думал, как объяснить все это, чтобы дошло. Пожалуйста, не перебивай. Наруто… - Учиха трет лицо ладонью и снова переводит на меня серьезный взгляд. – Я прекрасно понимаю, что держаться вместе – это наилучший вариант. Даже такой придурок, как я, способен делать выводы. Дело не в клетке. Я хочу, чтобы ты лишний раз не дергал за уши кошку, понимаешь? Так уж получилось, что мой возлюбленный - мастер наживать неприятности на свою задницу. С того момента, как мы решили вернуться, начался новый цикл. Это не игра. Одна ошибка может стоить чьей-то жизни… твоей, моей, Кибы, Гаары, Конан или Кабуто – пострадать может кто угодно. Прежде, чем совершить шаг, ты должен, нет, просто обязан все обсуждать со мной. Я обещаю тебе то же самое – никаких спонтанных действий, пока нет гарантий победы.

Повисает неуютная пауза. Дожидаясь ответа, Саске нежно дотрагивается до моей щеки и оглаживает контур лица. Контраст нежности с почти грубыми словами знакомо опаляет нервы. Мне кажется, или в стенах города это чувствуется намного острее?

- Как же ты любишь все усложнять.

- Просто скажи «да». Да, я не буду глупить. Я буду думать прежде, чем делать.

- Саске, боюсь, это не зависит от чьего-то желания. Когда дело касается тебя, я просто теряю разум.

- Наруто, пожалуйста.

- Хорошо. Ладно. Я не буду делать глупостей, а ты не будешь вести себя как ублюдок с воспалением заботы. Идет?

- Если ты лжешь, то мы оба в дерьме. Понял?

Мягкое урчание мотора сводит на нет мое раздражение. С одной стороны, он прав. С другой… я просто не способен согласиться с подобным положением вещей. Контроль над эмоциями – это не мое, уж Учиха-то должен знать.

- Я связался с Конан. Она оставила ключи в почтовом ящике.

- Ключи?..

Наконец, губ Саске касается легкая ухмылка.

- Ты правда поверил, что я продал наш дом?

Когда-нибудь я точно убью его.

***

Распахнув дверь, Саске без лишних слов пропускает меня вперед и прячется от взгляда под челкой. Мы вернулись в привычное, знакомое место, но ощущения такие, будто ступаем по раскаленным углям. Я думал, будет легче. А Саске знал – не будет.

Страсть.

Любовь.

Желание.

Привычка.

Боль.

Ненависть.

Горечь.

Ностальгия. Ностальгия на краю губ, на кончиках пальцев, в ускорившемся пульсе. Танцует неизвестный беззвучный танец на каждом углу этого дома.

Одноэтажная студия. Две спальни – хозяйская и гостевая, одна из которых оборудована под магический кабинет с реквизитом. Две ванных комнаты. Царская Кухня, где каждый сантиметр пропитан сухой сдержанностью Учихи. И оранжевая, до рези в глазах яркая стена в гостиной. Я кладу на нее ладонь и едва сдерживаю жгучее желание повторить вопрос:

«Слышишь, Саске?…

Мне кажется, там что-то бьется».

Не хватает шумного Кьюби, но мы оставили и его, и Шарин на попечение знакомых из другого мира. Учиха боится, что у нас не будет времени, чтобы ухаживать за ними. Я боюсь, что им будет смертельно скучно без моря, солнца и семьи.

Мы оба боимся, что придется убегать, бросая все, что нам дорого. Поэтому лучше оставить их в безопасности.

Неуверенное прикосновение к плечам – мне горячо даже сквозь плотную ткань серого растянутого свитера. Касание отдается дрожью, но я не поворачиваюсь.

Он прижимает меня к треклятой стене всем телом. Давит так, что легкий страх и растерянность почти перерастают в панику. Но касания как всегда очень нежные, никакого принуждения.

- Только попробуй меня обмануть.

Угрожающий тон ничего не колышет в моей душе. Я уже успел подавить в себе ярость по поводу этого глупого обещания. Саске нужна железная уверенность, клятвы, заверения. Обязательность.

Он хочет мне верить.

- Саске, ты опять играешь не по правилам. Не провоцируй странных ситуаций, чтобы мне не пришлось рисковать.

- Это, по-твоему, честно?

- Вполне.

- Господи, Наруто! – его нервозность не удивляет. Тоскливая мина – тоже. Учиха заставляет меня повернуться лицом и в бессильном порыве утыкается куда-то в шею. А затем снова выпрямляется, и я вижу в нем прежнего Саске. Болвана, который слишком сильно боится потерять. Настолько, что готов сделать это раньше и специально.

По-моему, глупо выбрасывать кошелек с кредитками в окно, только из-за страха когда-нибудь не найти данный предмет на привычном месте. Еще глупее, спотыкаясь, бежать по лестнице, осознав, что сделал глупость. А потом прыгать за куском кожи и пластика под колеса.

1
{"b":"587977","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца