ЛитМир - Электронная Библиотека

Серебрянников Павел Иванович

Самое страшное оружие

-- Самое страшное оружие

- Вижу транспондер!

- Вижу. Экипаж, по местам к бою. Реактор на малый, охлаждение в бутылки.

- Есть на малый, охлаждение в бутылки.

- Что на радаре?

- Расстояние тридцать мегаметров, относительная двадцать два и три, код транспондера 2000, вестальский гражданский свой-чужой, бортовой танго лима фокстрот двадцать восемь пятнадцать, "Морская лилия", порт приписки Лакримоза. По реестру, четырехмачтовый толкач, дедвейт пятьдесят три, парусность два миллиона, только синие, номинал плазма тридцать, пара нет. По транспондеру, ведет баржу с грузом углеродистой фракции квазибрахисто на Москву, брутто тридцать сотен, синие паруса, номинал проградно.

- Тип двигателей?

- Факелы релпроградно, закрыты парусами, плюс засветка от радара. Не определяется.

- Красавчик не соврал насчет коробки. Посмотрим, не соврал ли про начинку. Штурман, расчет импульса на перехват двухступенчатыми.

- Перехват на какой тяге?

- На плазме. Бутылки на нештат.

- Расчет готов. Восемьсот секунд на форсаже, максимальное сближение мегаметр на относительной восемнадцать через полторы килосекунды. Если они начнут уклонение, мы их достанем.

- Расчет вижу. Принято. Бортмеханик, реактор на номинал, охлаждение в бутылки. План А: ускорение на плазме без парусов в радиомолчании, выпуск LPS и радары в боевой режим по моей команде, залп шрапнелью без предупреждения по парусам. Оставим их без парусов, выпустим свои, на номинале догоним и на номинале доедим. План Б: по обстановке. Батареи, приготовить LPS, потом готовим двухступенчатые шрапнельные на два залпа, дальше по обстановке. Экипаж, доложить готовность.

- Штурман к бою готов.

- Бортмеханик к бою готов, реактор на малом и раскочегаривается, кондеры сто.

- Сисадмина к боя готова.

- Второй пилот к бою готов.

- Дальномерная к бою готова.

- Жизнеобеспечение к бою готово.

- Батареи левого борта к бою готовы, LPS загружен, двухступенчатые шрапнельные собираются.

- Батареи правого борта к бою готовы, LPS, двухступенчатые шрапнельные собраны.

- Хвостовая турель к бою готова.

- Абордажная, дрожи мои шпангоуты, вы там заснули?

- Никак нет, командир. Абордажная команда к бою готова.

- Экипаж, пристегнуться по местам к нештатной тяге, закрыть гермошлемы. Стан, взять управление. Ленка, реактор после номинала сразу на форсаж.

- Управление взял.

- Поднять якоря!

- Бвана, какая транспондера включай? Веселая Роджер?

- Мпуди, я тебе покажу такого Роджера, ты под этим роджером будешь черный парус перекрашивать. Кисточкой. По всей площади. Мы капер Её Величества, открыто участвующий в объявленной Парламентом войне. Что якоря?

- Якоря подняты.

- Бвана, транспондера военный?

- Мпуди, военный. Стан, отходи на RCS. Маршевый на автомате по таймеру. Бортмеханик, доклады по давлению в бутылках. Штурман, обратный отсчет по таймеру.

Капер Её Величества "Алиса", трехмачтовый толкач, переоборудованный в ракетно-гарпунный фрегат, плавно отделился от безымянного астероида, в тени которого прятался от радаров своей потенциальной жертвы. Первые несколько секунд можно было ожидать, что вахтенный "Лилии" их не заметит: маленькие астероиды имеют неправильную форму и при вращении часто неожиданно меняют радарную сигнатуру. Но, когда включился маршевый двигатель, навигационный компьютер толкача сам должен был подать сигнал о маневрирующем объекте в поле зрения радаров.

"Лилия" не передала никаких запросов, ни код "свой-чужой", ни по голосовому каналу. Она просто перевела радар в режим сканирования с высоким разрешением и включила форсаж, пытаясь уйти от перехвата. Фрегат, даже отягощенный внешними баками с рабочим телом, превосходил добычу по номинальной тяговооруженности. Второй пилот визуально откорректировал вектор тяги по факелу цели, а потом подоспели и точные данные от дальномерной и штурмана.

Расчетные восемьсот секунд импульса уже прошли, но пилот фрегата не выключал маршевые: цель продолжала уклонение. Компьютер показывал, что скоро караван окажется в зоне досягаемости двухступенчатых ракет.

- Батареи, открыть люки по обоим бортам! - скомандовал капитан. - Действуем по плану А. LPS на двадцать секунд, потом шрапнель, потом включаем всю иллюминацию. LPS по моей команде, шрапнель по готовности, и сразу заряжаем вторую порцию шрапнели, но её только по команде. На всякий случай, на четвертый залп подготовьте декои. Торговцы нынче, бывает, тоже с зубами оказываются.

- Двадцать секунд до зоны поражения двухступенчатыми. - доложил дальномер.

- Давай отсчет.

- ... Десять... восемь... шесть... пять, четыре, три, два, один, ноль, минус один, минус два, минус четыре...

- Оба борта, огонь!

Корабль вздрогнул. Паровые катапульты, выбрасывавшие ракеты из пусковых установок, сами по себе работали почти бесшумно, но на корпус передавались толчки демпферов, останавливавших крюки катапульт в конце разгона.

- LPS выпущен! - синхронно доложили канониры обоих бортов.

Перезарядка катапульт была уже не такой бесшумной. С жужжанием заработали лебедки, возвращавшие крюки в стартовое положение. Потом заскрипели и защелкали сервомоторы манипуляторов, прицеплявших к крюкам следующую партию ракет. Капитан услышал, как манипуляторы с металлическим скрежетом встали на фиксаторы, и приготовился отдать команду, но канониры, как и было приказано, выпустили ракеты сами, по готовности.

- Включить радары и LPS!

Вспыхнули индикаторы на приборных досках, на тактическом и навигационном экранах зажглись дополнительные надписи и маркеры.

Выпущенные первым залпом ракеты взорвали свои боеголовки, разбрасывая облака металлических шариков. Но эти шарики не были простой шрапнелью. Каждый шарик нес лазерные приемопередатчики, мгновенно включившиеся и связавшие облако шрапнели, фрегат и выпущенные им ракеты в единую сеть объектов с точно известными относительными координатами, локальную систему позиционирования. Лучи лазеров быстро нащупали караван с толкачом, и на обзорном экране появилось его детальное изображение.

- Командир, они опускают паруса!

- Пусть, нам же потом... Скрипи мои шпангоуты, это не "Тикондерога"! Перезаряжай на декои, запуск по готовности! Стан, разворот проградно и паровая тяга на форсаж! Попробуем разбежаться на встречных.

Пока командир отдавал эти распоряжения, на обзорном экране было видно, как несостоявшаяся добыча выпустила свои ракеты. На одном только левом борту у нее было втрое больше ракетных установок, чем на всем фрегате.

- Тетраоксидными шарашат... - задохнулся от возмущения дальномерщик.

- Макс, классовое сознание прочувствуешь потом...

- Командир, они вызывают голосом по аналоговому!

- Включай!

- Игорь Селезнев, известный как капитан Дрейк? С вами говорит республиканский крейсер "Корморан". В соответствии с Парижской Морской Декларацией 1856 года, ваши действия по атаке гражданского судна в нейтральном пространстве считаются пиратским актом. Предлагаю вам лечь в дрейф и сдаться по-хорошему. Прием.

- А если по-плохому?

- А если по-плохому, я имею указание командования живыми вас не брать. Для обеспечения чего у меня на борту имеются трехступенчатые ракеты с термоядерными боеголовками. Прием.

- Нам нужно сто секунд на размышление.

- Принято. Размышление без тяги. Время пошло.

Капитан рывком бросил назад РУДы и нажал на гермошлеме переключатель, выключив внешнюю связь.

- Мпуди, что скажешь?

- Прошивка LPS'а сорок два точка одиннадцать би.

1
{"b":"588080","o":1}