ЛитМир - Электронная Библиотека

========== ==========

У Рона была Мечта… Конечно, до того, как он понял, что на самом деле хочет, желаний и разных мыслей было много. Рон был шестым ребенком в небогатой семье Уизли, и после него, седьмой, ещё родилась сестрёнка Джинни. Все они ютились в крошечных комнатках шаткого, сколоченного из досок дома под названием «Нора». Мир волшебства, в котором родился Рон, был притягательным и манящим, предлагал множество диковинных и интересных штук, но на всё нужны деньги, а денег у его семьи практически не было.

Родители всегда уделяли львиную долю внимания более умным и ярким старшим братьям Рона: Билл стал разрушителем проклятий в Египетском отделении банка «Гринготтс», Чарли — драконоборцем во Всемирном драконоведческом заповеднике, близнецы Фред и Джордж много чем увлеклись, хорошо учились и играли в квиддич, а их любовь к розыгрышам переросла в желание нести людям праздник. Даже Перси, несмотря на то, что был дотошным занудой, стал старостой, а потом и префектом школы, а после выпуска из Хогвартса целеустремленно строил карьеру в Министерстве Магии. Ну, а к Джинни, как к самой младшей, да ещё и девочке, всегда было особое отношение.

Рон всё донашивал за братьями: одежду, обувь, учебники, волшебную палочку, даже питомца — проклятую крысу. Всегда на вторых, а то и третьих ролях. Там манерами не угодил, тут рожей не вышел. Ах да! И умом-то не блещет, и неусидчив, и ленив без меры. Куда уж ему до старших братьев.

Рону хотелось, чтобы его заметили и оценили. Стать особенным и нужным…

Когда Рону исполнилось одиннадцать, его отправили учиться в Хогвартс. Тогда он думал, что Мечта — это дружба с Избранным, Гарри Поттером, который должен был поступать в школу магии и волшебства в тот же год.

Впрочем, всё обернулось не так радужно, как фантазировал Рон. Гарри предпочёл ему других ребят, а место лучшего друга Поттера было навсегда закреплено за вредным блондином-аристократом Драко Малфоем, которого Распределительная Шляпа непонятно с чего отправила на факультет Гриффиндор. Да и роли не самых лучших друзей Гарри были заняты пухлым Лонгботтомом, воображалой Забини и даже заучкой Грейнджер. Рон был просто одним из многих однокурсников, с которыми Гарри общался, не более, а то и менее того.

Тогда Рон злился, считал, что всё дело в деньгах, которых он не имел. Желал себе другой судьбы. Хотел стать другим человеком… Это было даже забавно вспоминать, потому что его страстное желание в какой-то мере сбылось. Впрочем, совсем не так, как он рассчитывал, и поначалу у Рона было много обид и раздражения на Гарри, на судьбу, на их дурацкий спор. Это теперь, когда он оглядывался назад, пришло понимание и благодарность, что всё вышло так, как вышло. И в волшебном мире ничего не добьёшься без труда, без приложения усилий, без решения сложных задач и преодоления непростых ситуаций.

Рону было очень трудно. Очень. Буквально каждый день приходилось бороться с собой. И тогда он понял, что если с рожей ничего поделать не может, то со своей ленью, со своей неусидчивостью, даже со своими манерами вполне может справиться. А потом оказалось, что если заниматься уроками, выполнять домашние работы, читать книги, анализировать, думать и рассуждать, то и ум появляется и прибавляется. Оценки пошли в гору, его начали хвалить профессора. Его стал замечать Гарри, и его друзьям пришлось немного потесниться, чтобы и Рон мог стоять рядом с Избранным.

В какой-то момент Рон подумал, что его Мечта сбылась, и встретил Её…

*

Её звали Флёр… Сотканное из воздуха неземное создание. Флёр Делакур. Самая прекрасная девушка в мире. Сладчайший сон, который Рон когда-либо видел. Семнадцатилетняя студентка Шармбатона прибыла в Хогвартс вместе с лучшими старшекурсниками трёх магических учебных заведений Америки и Европы на Турнир Четырёх Школ.

Сердце замерло, чтобы через мгновение болезненно забиться в грудной клетке: Рон понимал, что на такого сопляка, как он, белокурая красавица-француженка даже не взглянет, но ничего не мог с собой поделать. Ему было всего четырнадцать, и если с разделяющим их языковым барьером можно было что-то сделать, то с разницей в возрасте в три года — совсем ничего.

Он ловил её улыбки, предназначенные не ему, каждое движение, слово, если удавалось оказаться достаточно близко. Прекрасная девушка стала его наваждением. Рон плохо спал и стал рассеян. А потом магический Кубок выбрал Флёр Чемпионом Шармбатона и роковая красавица окончательно стала несбыточной, недосягаемой Мечтой.

Рон отдавал себе отчет, что такой умной и необычной девушке он не пара. Возраст, положение, статус — всё было против него и убивало всякую надежду на взаимность, но он всё равно продолжал наблюдать за ней издали. Подмечать детали. Он понял, что Флёр была одинока. Другие студентки и студенты Шармбатона её не любили и явно ей завидовали. Впрочем, и в Хогвартсе тоже не очень-то приятно отзывались о слишком красивой волшебнице. Даже после фееричной победы Флёр над драконом, когда у Рона чуть не выскочило сердце от волнения за неё, нашлись те, кто говорил гадости и принижал эту победу. Сами-то смогли бы хотя бы так справиться?

Рону хотелось как-то поддержать и утешить свою Мечту, но, как это сделать, он совершенно не представлял. Вот так вот запросто подойти?..

Когда объявили о будущем Святочном бале для старшекурсников, сердце Рона болезненно и ревниво сжалось. Он не сомневался, что его Мечта, его Флёр, уже завтра получит десятки приглашений от самых симпатичных и богатых взрослых парней всех школ и выберет из них самого крутого. Тогда исчезнет и тень шанса…

— Эй, Уизли, — неожиданно в факультетской гостиной окликнул Рона Драко Малфой.

— Чего тебе? — не слишком любезно отозвался Рон, но всё же подошёл к «звезде курса», вглядываясь в чистое, без единой веснушки или прыщика, идеальное лицо.

С Малфоем у него как-то не сложилось с самого начала. Холёный белобрысый аристократ с льдистыми глазами жутко бесил, и в то же время Рон всеми силами хотел на него походить. Чтобы так же быть спокойным и уверенным, когда говоришь с кем-то или отвечаешь преподавателю, непринуждённо есть, исполняя все мыслимые и немыслимые правила этикета, остроумно шутить, чтобы смеялся Гарри и остальные друзья-приятели. Даже в физическом плане Малфой, пусть и был чуть ли не на полголовы ниже Рона, превосходил. А ещё был ловцом команды по квиддичу и феерично летал на метле. К тому же Малфой был богат, умён и начитан, возможно, умнее и начитанней их отличницы — Гермионы Грейнджер, которая даже когда в конце лета гостила в их «Норе», успела прочесть и чуть ли не выучить все учебники.

Мать Рона, Молли Уизли, непрозрачно намекала, что Гермиона — это тот максимум, на который он может рассчитывать в выборе невесты. В волшебном мире их семья была крайне бедной, но чистокровной, Грейнджер же была магглорождённой, но беда в том, что другие чистокровные не желали родниться с Уизли. И Рон даже в какой-то степени понимал почему.

— Всё ещё сохнешь по этой француженке? Флёр?.. — со странной улыбочкой тихо спросил Малфой.

Рон почувствовал, что лицо словно обдали кипятком. Он сжал кулаки, ругая свою слишком тонкую кожу, доставшуюся от родителей вместе с рыжими волосами и кучей веснушек по всему телу. Мысли заметались. Неужели это так заметно? Зачем Малфой спросил? Чтобы посмеяться над его чувствами? Или просто проверил свою наблюдательность? Что ему нужно?

— Хочешь пойти с ней на Святочный бал? — делано усмехнулся Малфой, словно издеваясь, но вдруг серьёзно добавил: — Я мог бы помочь тебе с этим. Есть план.

— Ч-что?.. — обалдел Рон. — Ты серьёзно?

— Вполне, — закатил глаза Малфой. — Иначе не стал бы предлагать.

— И… что ты хочешь? Зачем тебе это? — насторожился Рон. Неразлучными друзьями они с Малфоем никогда не были, хотя и вращались в одной, так сказать, компании. Но по большей части Драко Малфой просто терпел Рона из-за того, что с ним общался Гарри.

— Что хочу? Во-первых, конечно же, следования всем моим инструкциям без самодеятельности, — хмыкнул Малфой. — Во-вторых, чтобы ты подобрал слюни и взялся за учёбу, нас скоро Слизерин с Рейвенкло догонят.

1
{"b":"588911","o":1}